15. Нарушение судом требований ст. 20 УПК РСФСР при применении к лицу принудительных мер медицинского характера повлекло направление дела на новое судебное рассмотрение

(Извлечение)

Московским городским судом 27 августа 1997 г. Шалаев освобожден от уголовной ответственности за совершение в состоянии невменяемости общественно опасных деяний, предусмотренных ст. 191 УК РСФСР, и в соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 97, п. "б" ч. 1 ст. 99 УК РФ направлен на принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа.

На это определение принесены частные жалобы законного представителя Шалаева - Шалаевой З. и адвоката, считавших, что обстоятельства дела исследованы неполно и односторонне, и просивших отменить принудительное лечение, назначенное Шалаеву, прекратить в отношении него производство по делу за недоказанностью обвинения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 ноября 1997 г. определение в отношении Шалаева отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

Согласно определению суда Шалаев, будучи невменяемым, 13 мая 1994 г. совершил общественно опасное деяние, выразившееся в оказании сопротивления, сопряженного с насилием, представителю власти - участковому уполномоченному капитану милиции Купатенко.

Законный представитель Шалаева З. в интересах Шалаева утверждала, что последний не совершал противоправных действий, а лишь требовал принять меры к соседке, но был избит работниками милиции, она просила отменить указание о принудительном лечении Шалаева, применить к нему п. 4 ст. 5 УПК РСФСР и освободить от ответственности в связи с постановлением Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 19 апреля 1995 г. "Об объявлении амнистии в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов".

В соответствии со ст.ст. 407, 408, 409 и 410 УПК РСФСР судья, назначив дело к рассмотрению в судебном заседании, извещает об этом участников процесса, вызывает потерпевших, свидетелей, а в необходимых случаях и экспертов. Судья вправе сделать распоряжение о вызове в судебное заседание лица, о котором рассматривается дело, если этому не препятствует характер заболевания.

В судебном заседании должны быть проверены доказательства, устанавливающие или опровергающие совершение данным лицом общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, заслушано заключение экспертов о психическом состоянии обвиняемого и проверены другие обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера.

По данному делу указанные требования закона выполнены не в полной мере.

Вывод суда о совершении Шалаевым насилия и оказании сопротивления капитану милиции Купатенко, находившемуся при исполнении служебных обязанностей, основан на показаниях потерпевшего, свидетелей, с которыми он (Шалаев) находился в конфликте.

Как видно из материалов дела, оценка показаниям законного представителя, Шалаевой З., в определении судом не дана. Не выполнено и требование о том, что в судебном заседании должно быть заслушано заключение экспертов о психическом состоянии лица, в отношении которого рассматривается дело. Суд же ограничился оглашением акта стационарной судебно-психиатрической экспертизы от 24 апреля 1995 г.

Таким образом, остались неисследованными основные вопросы в отношении Шалаева: о его психическом состоянии в момент рассмотрения дела, т. е. через два с лишним года после проведения судебно-психиатрической экспертизы (в апреле 1995 г.), возможности лечения в условиях принудительного наблюдения и лечения у психиатра амбулаторно, как это предусмотрено ст. 100 УК РФ.

При таких данных суд выполнил не все требования ст. 20 УПК РСФСР, преждевременно сделал вывод о совершении Шалаевым общественно опасного деяния, предусмотренного ст. 191 УК РСФСР, и о необходимости применения принудительного лечения с помещением его в психиатрический стационар общего типа.

При новом рассмотрении дела суду надлежит всесторонне, полно и объективно исследовать все обстоятельства дела.