4. В случае приведения индивидуальных жилых домов в непригодное для проживания состояние по вине государственного или муниципального органа собственники этих домов вправе требовать от виновных восстановления жилищных прав в полном объеме

(Извлечение)

Куликовы, Барановы и другие лица, проживающие в индивидуальных жилых домах по улице Телеграфной г. Нижнего Новгорода, обратились в суд с исками к АО ЗКПД-4, администрации Сормовского района, муниципальному предприятию "Водоканал", администрации г. Нижнего Новгорода обязать предоставить им жилые помещения, пригодные для постоянного проживания. При этом они ссылались на то, что в ходе строительства 7-го микрорайона на значительную высоту был поднят грунт, с нарушением строительных норм и правил сооружены водовод и канализационный коллектор, в результате чего их дома постоянно подтапливаются водой, заливаются фекалиями и постепенно разрушаются, в связи с чем проживание в этих домах стало невозможным.

Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда иски оставила без удовлетворения по тем основаниям, что нормы жилищного законодательства не предусматривают возможность удовлетворения требований истцов о предоставлении им на всех членов семей других жилых помещений взамен приведенных в негодность индивидуальных жилых домов и на данные правоотношения не распространяются. Вред же, причиненный истцам порчей их домов, как указал суд, должен быть возмещен в соответствии с нормами ГК РФ путем возмещения затрат на ремонт поврежденных домов или производства виновными лицами этого ремонта безвозмездно, но таких требований истцы в суде не заявили.

В кассационных жалобах Куликовы, Барановы и другие лица просили отменить решение как вынесенное с нарушением норм материального и процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 31 марта 1998 г. решение отменила, указав следующее.

Решение суда постановлено без проверки доводов истцов о невозможности ремонта этих домов, поскольку они приведены в полную негодность. В обоснование своих доводов истцы ссылались на заключение экспертов, проводивших судебную строительно-техническую экспертизу и подтвердивших невозможность ремонта, но в решении суда это заключение не упоминается.

Таким образом, суд неправильно определил юридически значимые для дела обстоятельства и не исследовал основной вопрос по данному делу: возможно ли дальнейшее проживание в домах истцов или их дома приведены в негодное для постоянного проживания состояние и ремонт неосуществим.

В том случае, если судом будет установлено, что дома истцов в результате действий ответчиков приведены в непригодное для постоянного проживания состояние, он должен при рассмотрении спора применить как нормы гражданского законодательства, регулирующие порядок реализации и защиты права собственности на жилой дом, так и нормы жилищного законодательства, предусматривающие порядок предоставления жилых помещений гражданам, по тем или иным причинам лишившимся жилья. При этом суду следует иметь в виду то, что права собственников домов и членов их семей защищаются не только нормами гражданского законодательства, но и нормами жилищного законодательства.

Право собственника дома и членов его семьи пользоваться жилыми помещениями в доме предусмотрено как в главе 18 ГК РФ, так и в главе 6 ЖК РСФСР.

В соответствии с ч. 3 ст. 127 ЖК РСФСР жилые дома, находящиеся в собственности граждан, не могут быть у них изъяты, собственник не может быть лишен права пользования жилым домом, кроме случаев, установленных законодательством.

Это положение относится и к тем случаям, когда в результате строительных работ, проводимых муниципальным органом, индивидуальные дома приводятся в непригодное для проживания состояние. Поскольку такими действиями нарушаются законные права собственников жилых домов и членов их семей, последние вправе требовать от виновных лиц восстановления этих прав в полном объеме.

Суд первой инстанции правильно сослался в решении на ст.ст. 1064, 1082 ГК РФ, устанавливающие ответственность причинителя вреда возместить вред в полном объеме, но дал ограничительное толкование этих норм и сделал ошибочный вывод об отсутствии у истцов права требовать взамен поврежденных ответчиками домов предоставления других жилых помещений.

В п. 1 ст. 1064 и в ст. 1082 ГК РФ предусмотрено право потерпевшего на получение возмещения вреда в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, в данном случае - другого жилого помещения. По этому делу такие требования предъявлены к государственному органу и органу местного самоуправления, несущим ответственность по возмещению убытков в соответствии со ст.ст. 16, 1069 ГК РФ.

Таким образом, в гражданском законодательстве предусмотрена возможность возмещения вреда собственнику дома и членам его семьи, в том числе и путем предоставления другого жилого помещения.

По общему смыслу гражданского законодательства вред потерпевшему должен быть возмещен реально и в возможно более короткие сроки. В связи с этим государственный или муниципальный орган, по вине которого индивидуальный жилой дом приведен в непригодное для проживания состояние, по требованию потерпевшего в соответствии с п. 4 ст. 37 ЖК РСФСР обязан предоставить ему другое жилое помещение во внеочередном порядке.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение судебной коллегии по гражданским делам Нижегородского областного суда отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение.