1. Отказ в выплате супруге военнослужащего единовременного пособия в связи с его смертью признан неправомерным

(Извлечение)

Гусева обратилась в суд с иском к Военно-страховой компании о взыскании единовременного пособия и компенсации морального вреда в связи со смертью ее мужа - военнослужащего. Она указала, что ее муж - военнослужащий Главной военной прокуратуры Гусев умер 5 августа 1994 г. при исполнении обязанностей военной службы, но Военно-страховая компания в нарушение требований закона отказала ей в выплате единовременного пособия, что, по ее мнению, причинило ей моральный вред.

Басманный межмуниципальный суд Центрального административного округа г. Москвы 14 мая 1996 г. в иске Гусевой отказал.

В кассационном порядке дело не рассматривалось. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене решения суда.

Президиум Московского городского суда 4 июня 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Согласно п. 2 ст. 18 Закона Российской Федерации от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих" (действовавшего на день возникновения спора и рассмотрения дела судом) в случае гибели (смерти) военнослужащих, наступившей при исполнении ими обязанностей военной службы, либо их смерти, наступившей до истечения одного года со дня увольнения с военной службы, в результате увечья (ранения, травмы, контузии), заболевания, полученных при исполнении обязанностей военной службы, членам их семей - женам (мужьям), детям, не достигшим 18 лет, отцам и матерям - выплачивается единовременное пособие в размере 120 окладов денежного содержания.

Как установил суд, полковник юстиции Гусев 4 августа 1994 г., находясь в служебном кабинете, около 15 час. 30 мин. потерял сознание, был доставлен в госпиталь, где 5 августа 1994 г. умер от инсульта.

Разрешая спор и отказывая в иске, суд исходил из того, что смерть мужа истицы, учитывая характер его заболевания, наступила не при исполнении обязанностей военной службы, поэтому Гусева не имеет права на получение указанного пособия.

Однако такой вывод суда нельзя признать правильным.

В соответствии с подп. "е", "ж" п. 1 ст. 36 Закона Российской Федерации от 11 февраля 1993 г. "О воинской обязанности и военной службе" (действовавшего на день возникновения спора и рассмотрения дела судом) под исполнением обязанностей военной службы понимается, в частности, нахождение на территории воинской части в течение установленного распорядком дня служебного времени или если это вызвано служебной необходимостью, а также нахождение на лечении. Аналогичные нормы содержатся в подп. "е", "з" п. 1 ст. 37 действующего в настоящее время Федерального закона от 6 марта 1998 г. "О воинской обязанности и военной службе".

Поскольку болезнь, вызвавшая смерть Гусева, возникла в период его нахождения на службе на территории Главной военной прокуратуры, а умер он на следующий день в госпитале, вывод суда о том, что смерть Гусева наступила не при исполнении им обязанностей военной службы, противоречит закону.

Согласно п. 5 ст. 18 Закона Российской Федерации "О статусе военнослужащих" государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц органов государственной власти и управления, органов местного самоуправления, органов военного управления, предприятий, учреждений, организаций и общественных объединений, а также других лиц, в частности в случае незаконного лишения прав и льгот.

В связи с тем, что Военно-страховая компания незаконно отказала истице в выплате пособия, решение суда в части отказа в компенсации морального вреда также подлежит отмене.

Президиум Московского городского суда отменил решение межмуниципального суда, признав за Гусевой право на получение единовременного пособия в размере 120 окладов денежного содержания ее мужа Гусева, а для определения размера подлежащего взысканию пособия и рассмотрения требования о компенсации морального вреда дело направил в тот же межмуниципальный суд.