5. Существенное нарушение судьей требований уголовно-процессуального закона в стадии до начала судебного разбирательства дела повлекло за собой отмену постановления судьи

(Извлечение)

Органами следствия Кибалке было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР в хищении 1 935 500 рублей путем мошенничества, совершенном им в апреле 1991 г. из малого предприятия "Центр-Урал Сервис", и 230 тыс. рублей - из кооператива "Люблинский".

Судьей Индустриального районного суда г. Перми 10 ноября 1996 г. действия Кибалки (ранее судимого) переквалифицированы на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР и дело в отношении него прекращено на основании ст. 6, п. 5 ст. 221 УПК РСФСР.

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского областного суда постановление судьи оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое рассмотрение со стадии назначения его к судебному разбирательству.

Президиум Пермского областного суда 5 сентября 1997 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Статья 6 УПК РСФСР предусматривает два основания прекращения уголовного дела: когда вследствие изменения обстановки совершенное лицом деяние потеряло характер общественно опасного или это лицо перестало быть общественно опасным.

Судья, переквалифицируя действия Кибалки на ч. 2 ст. 147 УК РСФСР, указал, что санкция этой статьи предусматривает наказание, где альтернативой лишению свободы до четырех лет являются исправительные работы; предыдущим приговором (в 1993 году) Кибалка осужден по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР к пяти годам лишения свободы и практически отбыл наказание, в связи с чем рассмотрение данного дела нецелесообразно, так как оно потеряло свою актуальность, а вызов по новому делу свидетелей из разных городов повлек бы затруднение при его рассмотрении, тем более что наказание Кибалке должно было бы быть назначено по правилам ч. 3 ст. 40 УК РСФСР.

Между тем, как видно из материалов дела, Кибалка ранее был дважды судим за мошенничество по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР в 1985 году к семи годам лишения свободы и в 1993 году к пяти годам лишения свободы.

Повторно (в 1991 году) он совершил мошенничество, предусмотренное ч. 3 ст. 147 УК РСФСР, отнесенное законом к категории тяжких преступлений, а ч. 2 ст. 147, на которую судья переквалифицировал действия Кибалки, отнесена к категории преступлений средней тяжести.

Таким образом, не было оснований считать, что Кибалка перестал быть общественно опасным и совершенное им деяние потеряло характер общественно опасного.

Кроме того, судья не вправе был единолично выносить постановление о переквалификации действий Кибалки, так как Федеральным законом от 1 июля 1994 г. "О внесении дополнений и изменений в Уголовный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" порядок пересмотра судебных решений осуществляется в соответствии с главой 30 УПК РСФСР, т. е. судом, а не единолично судьей.

Данные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными, в связи с чем президиум областного суда принял обоснованное решение об отмене постановления судьи.