1. Верховный Суд Российской Федерации признал недействительным п. 5.2.6 Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан, утвержденной Министерством здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации (с изменениями и дополнениями, внесенными 25 июня 1996 г.)

(Извлечение из решения Верховного Суда Российской Федерации)

 

Мальщукова обратилась в Верховный Суд РФ с жалобой, в которой просила признать п. 5.2.6 Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан, не соответствующим закону (п. 2 ч. 2 ст. 25 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС"). По ее мнению, содержащееся в нем положение нарушает право на получение пособия по временной нетрудоспособности за время пребывания с ребенком в санаторно-курортном учреждении.

Представители Министерства здравоохранения Российской Федерации поддержали доводы заявительницы.

Представители Фонда социального страхования Российской Федерации возражали против жалобы.

Верховный Суд РФ 24 июня 1998 г. жалобу удовлетворил по следующим основаниям.

Частью первой ст. 25 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (с изменениями и дополнениями) предусмотрен ряд гарантий детям и подросткам в возрасте до 18 лет, проживающим в зоне отселения и зоне проживания с правом на отселение, эвакуированным и переселенным из зон отчуждения, отселения, проживания с правом на отселение, включая тех, которые на день эвакуации находились во внутриутробном состоянии, а также детям первого и последующих поколений граждан, указанных в пп. 1, 2, 3 и 6 ч. 1 ст. 13 этого Закона, родившимся после радиоактивного облучения одного из родителей вследствие чернобыльской катастрофы.

Согласно п. 2 ч. 2 данной статьи один из родителей либо бабушка, дедушка, опекун, фактический воспитатель детей, перечисленных в части первой настоящей статьи, имеет право, в частности, на получение пособия по временной нетрудоспособности за все время болезни ребенка (включая время пребывания с ним в санаторно-курортном учреждении) в размере 100 процентов среднего заработка независимо от наличия непрерывного трудового стажа, необходимого для получения этого пособия.

Как видно из материалов дела, отец ребенка Мальщуковой имеет право на льготы, установленные для лиц, принимавших участие в работах по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986-1987 гг. Поэтому в силу п. 3 ч. 4 ст. 13, ч. 1 и п. 2 ч. 2 ст. 25 упомянутого Закона Российской Федерации ребенок относится к категории названных в ст. 25 Закона детей и подростков, которым предоставляются соответствующие гарантии, а заявительница - к числу лиц, имеющих право на получение пособия за время пребывания с ребенком в санаторно-курортном учреждении.

19 октября 1994 г. Министерством здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации утверждена Инструкция о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан.

Как предусмотрено в п. 5.2.6 этой Инструкции, листок нетрудоспособности выдается по уходу за ребенком, относящимся к категории перечисленных выше детей, на все время болезни (включая время болезни ребенка в период пребывания с ним в санаторно-курортном учреждении).

Таким образом, в приведенном положении обжалуемого нормативного правового акта установлены иные условия выдачи листка нетрудоспособности по уходу за ребенком, находящимся в санаторно-курортном учреждении, чем изложенные в законе. Листок нетрудоспособности выдается не на все время пребывания с ребенком в санаторно-курортном учреждении, а только на время его болезни в этот период, что противоречит п. 2 ч. 2 ст. 25 упомянутого Закона Российской Федерации. В этом пункте не указана болезнь ребенка, как необходимое условие для получения пособия за время пребывания с ним в санаторно-курортном учреждении. По смыслу этой статьи Закона, перечисленные в ней лица имеют право на получение пособия за все время пребывания с ребенком в таком учреждении независимо от того, болел ребенок в это время или нет.

Нельзя согласиться с доводом представителя Фонда социального страхования Российской Федерации о том, что согласно редакции данной статьи Закона пособие выдается только за тот период пребывания с ребенком в санаторно-курортном учреждении, который относится к понятию "время болезни ребенка". Подобное утверждение было бы правильным только в том случае, если бы в рассматриваемой статье Закона содержалась специальная оговорка о болезни ребенка как обязательном условии для получения пособия при нахождении с ним в указанном учреждении.

Содержание этой нормы Закона в том виде, как она сформулирована, позволяет сделать однозначный вывод о том, что все время пребывания с ребенком в санаторно-курортном учреждении включается во время его болезни, за которое выплачивается пособие указанным в законе лицам. Такой вывод подтверждается также и сопоставлением нормы с п. 1 ч. 1 ст. 25 Закона Российской Федерации, гарантирующим названным в нем детям и подросткам бесплатное санаторно-курортное лечение по медицинским показаниям.

Кроме того, необоснована ссылка и на общие нормы права, регламентирующие условия обеспечения пособиями по государственному социальному страхованию. В данном случае основания выплаты пособия по временной нетрудоспособности установлены специальным Законом Российской Федерации, являющимся законом прямого действия, непосредственно регулирующим отношения, связанные с чернобыльской катастрофой, и подлежащим применению по делу.

В соответствии со ст. 6 Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (в ред. Федерального закона от 14 декабря 1995 г.) на государственные органы, действия (решения) которых обжалуются гражданином, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений); гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но должен доказать факт нарушения своих прав и свобод.

Заинтересованные лица не представили суду доказательства, подтверждающие законность обжалуемого положения нормативного акта.

Введенные оспариваемым положением нормативного акта ограничения, касающиеся выдачи листка нетрудоспособности по уходу за ребенком во время пребывания с ним в санаторно-курортном учреждении, нарушают права Мальщуковой на получение установленного за этот период времени пособия по временной нетрудоспособности, которое в соответствии с п. 1.1 Инструкции от 19 октября 1994 г. N 206/21 назначается и выплачивается по предъявлении такого листка.

В судебном заседании установлено несоответствие оспариваемого положения Инструкции п. 2 ч. 2 ст. 25 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", регламентирующего основания Получения пособия по временной нетрудоспособности в случае, изложенном в Инструкции, что привело к нарушению прав заявительницы на получение пособия в соответствии с этим Законом.

Верховный Суд РФ жалобу Мальщуковой удовлетворил и признал недействительным (незаконным) п. 5.2.6 Инструкции о порядке выдачи документов, удостоверяющих временную нетрудоспособность граждан (утвержденной Министерством здравоохранения и медицинской промышленности Российской Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации 19 октября 1994 г. N 206/21, зарегистрированной в Министерстве юстиции Российской Федерации 28 октября 1994 г., регистрационный N 713, с изменениями и дополнениями от 25 июня 1996 г. N 267/66, зарегистрированными 9 октября 1996 г. N 1174) в части, устанавливающей в качестве условия выдачи листка нетрудоспособности по уходу за ребенком болезнь ребенка в период пребывания с ним в санаторно-курортном учреждении, исключив из этого пункта содержащиеся в скобках слова "болезни ребенка в период".