2. Круг лиц, которые могут быть защитниками на предварительном следствии, перечислен в ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР

(Извлечение)

Судогодским районным судом Владимирской области 23 декабря 1996 г. Туркин осужден к лишению свободы по ч. 2 ст. 108 и ч. 2 ст. 206 УК РСФСР.

Он признан виновным в совершении злостного хулиганства, отличающегося особой дерзостью и выразившегося в оскорблениях, грубости в отношении граждан, причинении им телесных повреждений и побоев, сопротивлении гражданам, пресекающим хулиганские действия, в умышленном причинении 13-летнему Белякову А. тяжкого телесного повреждения, повлекшего его смерть.

14 апреля 1996 г. около 20 часов Туркин в состоянии алкогольного опьянения в рейсовом автобусе прервал в грубой форме разговор Савиновой и Шашковой, беспричинно придрался к ним, кричал, оскорблял Савинову нецензурно. В присутствии граждан демонстрировал татуировки на своем теле. На замечания Савиновой не реагировал, пытался ее ударить.

В связи с хулиганскими действиями Туркина водитель Торшин был вынужден остановить автобус и войти в салон, чтобы пресечь их. В это время Туркин схватил Савинову за плащ и повалил на пол салона. На ее крик о помощи подбежали Торшин, Павлов, Безбородов и Морозов. Они вытолкнули Туркина из автобуса, однако тот стал бить их: ударил по лицу Морозова, укусил Безбородова за руку, а Павлова - за нос, причинив им легкие телесные повреждения без расстройства здоровья и побои. При этом Туркин оскорблял всех нецензурно.

С целью пресечения противоправных действий Туркина на автобусную остановку д. Лаврово подошли Савинов, Андрианов и Беляков, потребовали прекращения хулиганства, после чего Туркин отошел в сторону клуба, где сломал деревце с целью использовать его как кол. Возвратившись к остановке, куда подошел и несовершеннолетний Беляков А., он умышленно, с силой ударил колом Белякова А., причинив ему тяжкие, опасные для жизни в момент нанесения телесные повреждения, повлекшие его смерть.

Судебная коллегия по уголовным делам Владимирского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене приговора и определения коллегии и направлении дела на новое расследование в связи с нарушением права Туркина на защиту.

Президиум Владимирского областного суда 20 марта 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.

В соответствии с ч. 4 ст. 47 УПК РСФСР (в редакции Федерального закона от 17 мая 1996 г.) круг лиц, которые могут быть защитниками на стадии предварительного следствия, строго ограничен - это "адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации; представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявлении им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего его личность".

По данному делу в ходе предварительного следствия и в качестве защитника обвиняемого Туркина был допущен Анастасьев - начальник юридического отдела ТОО "Владимирский завод керамических изделий", который ни адвокатом, ни представителем профессионального союза не являлся.

Следовательно, Анастасьев не входит в число лиц, указанных в законе, которые допускаются к участию в деле в качестве защитника на предварительном следствии, поэтому не мог осуществлять защиту Туркина на этой стадии уголовного процесса и, в частности, участвовать вместе с обвиняемым в ознакомлении с материалами уголовного дела в соответствии с требованиями ст. 201 УПК РСФСР.

Конституция Российской Федерации (ч. 1 ст. 48) гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи. Участие любого лица в качестве защитника в ходе предварительного следствия по выбору подозреваемого или обвиняемого может привести к тому, что защитником окажется лицо, не обладающее необходимыми профессиональными навыками, что несовместимо с задачами уголовного судопроизводства.

В кассационной жалобе адвокат ссылался на то, что органы следствия и суд первой инстанции существенно нарушили право Туркина на защиту, однако кассационная инстанция вопреки требованиям ст. 351 УПК РСФСР не рассмотрела эти доводы.

Указанные нарушения закона являются существенными, влекущими отмену приговора и кассационного определения.