3. Надзорная инстанция не признала в действиях лиц состава преступления - хулиганства

(Извлечение)

Серпуховским городским судом Московской области 28 февраля 1995 г. Козлов осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 224, ч. 2 ст. 206, ст. 207 УК РСФСР, а Фокин - по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР.

Они признаны виновными в совершении злостного хулиганства - грубом нарушении общественного порядка и явном неуважении к обществу, отличающемся по своему содержанию особой дерзостью, а Козлов, кроме того, - в незаконном приобретении, перевозке и хранении наркотического средства без цели сбыта и в угрозе убийством.

12 июня 1994 г. около 13 час. Козлов и Фокин проезжали на автомашине, управляемой Козловым, и используя незначительный предлог (шедший по бордюру ранее им незнакомый Михалин, оттесненный ими в лужу, постучал рукой по автомашине и сделал им замечание), вышли из машины, подошли к нему и умышленно из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, пытались избить, но Михалин загородился раскрытым зонтом. Тогда Козлов и Фокин, проявляя особую дерзость, стали наносить удары кулаками по зонту и повредили его. Прекратили они свои действия только после того, как Михалин от них побежал.

В тот же день на улице у торговых палаток около 23 час. Козлов умышленно из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок, дважды ударил Михалина кулаком по лицу, причинив ему телесное повреждение в виде перелома костей носа, относящееся к легким, повлекшее за собой кратковременное расстройство здоровья.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора и кассационного определения в отношении Козлова и об отмене приговора с прекращением производства по делу в отношении Фокина.

Президиум Московского областного суда 20 января 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Вина Козлова в умышленном причинении Михалину легкого телесного повреждения, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья, материалами дела доказана.

Вместе с тем вывод суда о виновности Козлова и Фокина в злостном хулиганстве основан на неправильной оценке фактических обстоятельств, установленных по делу, и сделан без учета умысла осужденных, который, как видно из материалов дела, не был направлен на совершение хулиганских действий. Содеянное ими было вызвано возникшей между ними и Михалиным личной неприязнью.

Согласно показаниям потерпевшего Михалина днем 12 июня 1994 г. он шел по улице по бордюрному камню, а двигавшаяся ему навстречу автомашина, управляемая Козловым, в которой находился и Фокин, наехав на бордюрный камень, оттеснила его (Михалина) в лужу. Обидевшись, он несколько раз стукнул рукой по кузову автомашины. Когда Козлов и Фокин вышли из машины, он, Михалин, стал возмущаться, а они - замахиваться на него кулаками, стараясь его ударить, но попадали по раскрытому зонту, которым он закрывался. В результате его зонт был сломан. Вечером, увидев около коммерческих палаток Козлова, он решил с ним поговорить по поводу утреннего инцидента и сломанного зонта. По его (Михалина) предложению они с Козловым зашли за одну из палаток и там Козлов дважды ударил его рукой по лицу.

Данных, свидетельствующих о том, что действиями Козлова и Фокина был грубо нарушен общественный порядок, в материалах дела нет.

При таких обстоятельствах содеянное Козловым подлежало квалификации по ч. 1 ст. 112 и, кроме того, его действия и действия Фокина - по ч. 1 ст. 149 УК РСФСР при условии, если бы они повлекли причинение значительного ущерба.

Часть 1 ст. 149 УК РСФСР предусматривает ответственность за умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества в случае причинения значительного ущерба.

Поскольку причиненный Козловым и Фокиным ущерб Михалину на сумму 20 тыс. рублей нельзя отнести к значительному, приговор в отношении Козлова (в этой части) и Фокина подлежит отмене с прекращением производства по делу за отсутствием в их действиях состава преступления.

Введенным в действие 1 января 1997 г. Уголовным кодексом Российской Федерации умышленное причинение телесного повреждения, повлекшее за собой кратковременное расстройство здоровья, предусмотрено ст. 115, санкция которой по сравнению с санкцией ч. 1 ст. 112 УК РСФСР является более мягкой. В соответствии со ст. 10 УК РФ новый закон как смягчающий наказание имеет обратную силу и подлежит применению к осужденному. Поэтому действия Козлова следует квалифицировать по ст. 115 УК РФ (заявление потерпевшего о привлечении Козлова к уголовной ответственности в деле имеется).

Осуждение Козлова по ч. 3 ст. 224 и ст. 207 УК РСФСР оставлено без изменения.