ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО РАССМОТРЕНИЮ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

Другие надзорные постановления

Другие надзорные постановления, которые Коллегия выносила в части гражданского иска, в связи с отменой или изменением закона, применением акта амнистии, исключением признания осужденных особо опасными рецидивистами и изменением вида режима исправительной колонии, исключением из обвинения какого-либо эпизода преступления, по постановлениям об административных правонарушениях и т. д., были вынесены в отношении 332 лиц.

В ряде случаев суды в нарушение требований ст. 257 УПК РСФСР не учитывали, что вопрос о приостановлении всего производства по групповому делу решается в зависимости от того, есть ли основания считать, что раздельное разбирательство в связи с тем, что подсудимый скрылся, затруднит установление истины. Дело в отношении скрывшегося подсудимого выделяется в отдельное производство до его розыска и разбирательство продолжается в отношении остальных подсудимых, если это не помешает установлению истины по делу.

Суды же, приостанавливая дела в отношении всех подсудимых, либо принимают решение о невозможности раздельного рассмотрения дела без указания мотивов принятого решения, либо вообще не рассматривают этот вопрос.

Так, постановлением судьи Орджоникидзевского районного суда Челябинской области от 23 сентября 1996 г. уголовное дело по обвинению Пашкова, Решетова, Соколовой в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 145 УК РСФСР, приостановлено, а дело возвращено прокурору для розыска скрывшейся Соколовой.

Постановлением президиума Челябинского областного суда протест прокурора Челябинской области, в котором ставился вопрос об отмене постановления судьи, оставлен без удовлетворения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 15 мая 1997 г. по протесту заместителя Генерального прокурора РФ постановление судьи отменила, указав, что судья не выполнил требований ст. 257 УПК РСФСР, решение о приостановлении дела в отношении всех подсудимых не мотивировал, хотя от суда скрылась только Соколова.

По-прежнему все еще много ошибок встречается при рассмотрении судами материалов об административных правонарушениях.

Суды при привлечении лиц к административной ответственности не всегда соблюдают процессуальный порядок, установленный КоАП РСФСР, не составляют протокол об административном правонарушении, несмотря на то, что случаи, когда протокол не составляется, законом строго ограничены и перечислены в ст. 237 КоАП РСФСР.

Например, 19 февраля 1997 г. судья Центрального районного суда г. Тюмени на основании ст. 16-1 КоАП РСФСР привлек Шабалина к административной ответственности - административному аресту на 15 суток.

Судья Центрального районного суда г. Тюмени постановлением от 20 февраля 1997 г. срок ареста снизил до одних суток и Шабалина освободил.

Председатель Тюменского областного суда 13 мая 1997 г. это постановление оставил без изменения.

Как видно из постановления судьи, Шабалин 19 февраля 1997 г. ворвался в зал судебного заседания, где рассматривалось гражданское дело, не подчинялся требованиям председательствующего, не реагировал на его замечания и предупреждения, чем выразил явное неуважение к суду и установленным в суде правилам.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ 7 октября 1997 г. отменил все вынесенные постановления, указав следующее.

Судья не выполнил требования ст.ст. 234, 235 КоАП РСФСР: протокол об административном правонарушении не составил и не получил объяснения Шабалина по обстоятельствам проступка.

Вопреки положениям ст. 247 КоАП РСФСР Шабалину не разъяснялись его права и обязанности и с материалами дела он ознакомлен не был.

В нарушение норм ст.ст. 261-263 КоАП РСФСР судьей не вынесено постановление о привлечении Шабалина к ответственности. Принятое решение о наложении административного взыскания в виде ареста оформлено записью в протоколе судебного заседания, копия документа Шабалину не вручена, что лишило его возможности обжаловать взыскание.

Постановления отменены в связи с их незаконностью и необоснованностью, а дело в отношении Шабалина прекращено.

В практике отмечаются факты неправильного применения материального закона, непринятия мер к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела.

Постановлением судьи Апанасенковского районного суда Ставропольского края от 26 сентября 1996 г. Диброва на основании ст. 158 КоАП РСФСР подвергнута штрафу в сумме 30 тыс. рублей за то, что 24 сентября 1996 г. позвонила по телефону в администрацию Апанасенковского района и оскорбила нецензурно секретаря М.

Постановлением председателя Ставропольского краевого суда от 15 декабря 1996 г. протест прокурора об отмене постановления с прекращением производства по делу оставлен без удовлетворения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ, рассмотрев дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ, постановлением от 25 марта 1997 г. отменил постановление судьи, мотивировав свое решение следующим образом.

Делая вывод о виновности Дибровой в совершении мелкого хулиганства, суд основывался на заявлениях М. и З., якобы узнавших ее голос по телефону.

Между тем Диброва отрицала факт телефонного разговора с М., утверждая, что разговаривала только с З., что могут подтвердить свидетели.

Суд же не допросил свидетелей, на которых ссылалась Диброва, и, не имея достаточных доказательств, необоснованно признал ее виновной в оскорблении М.

Кроме того, ст. 158 КоАП РСФСР не предусматривает ответственность за оскорбление.

Постановления судьи и председателя краевого суда отменены, а дело прекращено.

Ошибки судов кассационной инстанции

Кассационное производство - важная форма надзора за судебной деятельностью со стороны вышестоящих судов, позволяющая наиболее быстро исправить допущенные судами ошибки.

Вместе с тем данные обобщения судебной практики свидетельствуют, что суды кассационной инстанции в своей работе сами нередко допускают серьезные упущения и отступления от требований закона, в результате чего многие нарушения закона выявляются и устраняют не в кассационном, а в надзорном порядке.

Судами кассационной инстанции не всегда обращается должное внимание на правильность применения судами первой инстанции уголовного и уголовно-процессуального закона, в результате чего отдельные незаконные приговоры остаются без изменения. В то же время имеются факты отмены законных и обоснованных приговоров.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики 5 июня 1996 г. отменила приговор Нальчикского городского суда от 8 апреля 1996 г., по которому Сажнова осуждена по ст. 15, ч. 3 ст. 147 УК РСФСР, и дело прекратила за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Судебная коллегия Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики свое решение обосновала отсутствием в действиях Сажновой признаков преступления, предусмотренных ст. 7 УК РСФСР, а также тем, что все содеянное ею не выходит за рамки гражданско-правовых отношений, регулируемых ГК РФ. Кроме того, судебная коллегия указала на несоответствие приговора требованиям ст. 314 УПК РСФСР.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 27 марта 1997 г. признала эти выводы необоснованными, отменив кассационное определение в связи с нарушением кассационной инстанцией ст. 351 УПК РСФСР, так как убедительных доводов, опровергающих выводы суда первой инстанции о виновности Сажновой в совершении преступления, ею не приведено, а описательная часть приговора соответствует требованиям ст. 314 УПК РСФСР.

Неединичны случаи необоснованного снижения наказания лицам, признанным виновными в совершении опасных преступлений, а также неосновательной отмены приговоров по мотивам мягкости назначенного наказания.

В качестве таких примеров можно привести следующие.

Определением судебной коллегии по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа от 12 ноября 1996 г. (оставленным без изменения президиумом окружного суда) приговор Нижневартовского городского суда от 10 сентября 1996 г. в отношении Ларочкина, осужденного по ст. 103 УК РСФСР к лишению свободы на восемь лет, изменен: назначенное ему наказание смягчено до трех лет.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 18 марта 1997 г. отменила кассационное определение и дело направила на новое кассационное рассмотрение в связи с тем, что судебная коллегия по уголовным делам суда Ханты-Мансийского автономного округа, снижая осужденному срок лишения свободы, сослалась на те смягчающие ответственность обстоятельства, которые были приняты во внимание судом первой инстанции, и не учла при этом характер и степень общественной опасности совершенного Ларочкиным преступления, т. е. не выполнила требования ст. 37 УК РСФСР.

Не основаны на материалах дела и ссылки кассационной инстанции на неправомерное поведение самого потерпевшего, а также на исключительно положительные характеристики осужденного.

Другой пример.

Судебной коллегией по уголовным делам Московского городского суда от 13 июня 1996 г. отменен приговор Никулинского межмуниципального суда Западного административного округа г. Москвы от 7 мая 1996 г., по которому Маркин осужден по ч. 2 ст. 206 УК РСФСР к лишению свободы на три года с отсрочкой исполнения приговора на два года, Костюк по этой же статье - к лишению свободы на один год, за мягкостью назначенного наказания с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

С таким решением согласился и президиум Московского городского суда.

Кассационная инстанция в определении сослалась на то, что суд не принял во внимание того, что Маркиным и Костюком совершено тяжкое преступление в состоянии алкогольного опьянения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 16 апреля 1997 г. отменила определение судебной коллегии и постановление президиума Московского городского суда и направила дело на новое кассационное рассмотрение, указав следующее.

Кассационная инстанция не учла первую судимость Маркина,

ходатайство трудового коллектива о смягчении ему наказания, наличие на иждивении Маркина двоих малолетних детей и то, что его жена не работает ввиду болезни детей.

Кроме того, Судебная коллегия отметила, что ст. 63 УК РФ, вступившего в силу с 1 января 1997 г., не предусматривает в качестве отягчающего обстоятельства совершение преступления в состоянии опьянения. Статья 15 УК РФ относит преступление, совершенное Маркиным и Костюком, к категории средней тяжести, а в соответствии с ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания учитываются не только характер и степень общественной опасности преступления, но и влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

Встречаются также факты нарушения гарантированных законом прав осужденного в период подготовки дел к направлению на кассационное рассмотрение. Некоторые суды первой инстанции вопреки требованиям ст. 327 УПК РСФСР не сообщают соответствующим участникам процесса о поступивших протестах или жалобах и не разъясняют им право знакомиться с ними и подать на них свои возражения.

Так, судебная коллегия по уголовным делам Астраханского областного суда 30 января 1997 г. отменила приговор Камызякского районного суда от 18 ноября 1996 г., по которому осужден Чилимский по ст. 103 УК РСФСР, направив дело для производства дополнительного расследования.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 12 августа 1997 г. отменила кассационное определение областного суда, указав, что в нарушение требований ст. 327 УПК РСФСР осужденному Чилимскому, находившемуся под стражей, не предоставлена реальная возможность ознакомления с поступившей кассационной жалобой представителя потерпевшего и не разъяснено право подать свои возражения на нее.

Допущенное судом нарушение права Чилимского на защиту в соответствии со ст. ст. 342, 345 УПК РСФСР было признано существенным, влекущим отмену кассационного определения. Дело направлено на новое кассационное рассмотрение.

Иногда в нарушение требований ст. 350 УПК РСФСР судебные коллегии не учитывали, что кассационная инстанция не вправе вносить в приговор изменения, основанные на не установленных судом первой инстанции обстоятельствах или отвергнутых им доказательствах.

К числу таких примеров можно отнести определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 10 января 1997 г., которым приговор Промышленного районного суда от 19 августа 1996 г. в отношении Герасенко, осужденного по ст. 103 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР, изменен и его действия переквалифицированы со ст. 103 УК РСФСР на ст. 106 УК РСФСР, с ч. 1 ст. 218 УК РСФСР на ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Герасенко признан виновным в убийстве Севастьяновой во время ссоры путем удушения руками, а также в приобретении и хранении у себя в квартире без соответствующего разрешения четырех боевых патронов.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 22 октября 1997 г. отменила кассационное определение Самарского областного суда и постановление президиума того же суда, указав следующее.

Изменяя приговор, кассационная инстанция считала, что смерть потерпевшей наступила при обстоятельствах, изложенных на следствии и в суде Герасенко, т. е. при падении потерпевшей от толчка Герасенко и ее ударе головой о гирю.

Однако суд первой инстанции эти обстоятельства не установил и пришел к выводу о том, что Герасенко совершил умышленное убийство Севастьяновой путем удушения. Показаниям же свидетелей Разумова и Цепкою суд дал надлежащую оценку и отверг их.

Таким образом, кассационная инстанция внесла в приговор изменения, основанные на не установленных судом первой инстанции обстоятельствах и отвергнутых им доказательствах, в связи с чем кассационное определение, а также надзорное постановление признаны незаконными и отменены с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

Ошибки судов надзорной инстанции

Изучение надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ свидетельствует о том, что некоторые суды надзорной инстанции не всегда своевременно исправляют ошибки и нарушения закона нижестоящих судов. Не все постановления судов надзорной инстанции составляются в соответствии с требованиями закона, иногда в них не мотивируются должным образом принятые решения. В постановлении о направлении дела на новое рассмотрение включаются формулировки, предрешающие выводы органов следствия или судов первой и второй инстанций по вопросам доказанности или недоказанности обвинения, оценки доказательств, применения уголовного закона и назначения наказания. Встречаются и другие нарушения уголовно-процессуального закона.

В некоторых случаях президиумы краевых, областных судов необоснованно отменяли обвинительные приговоры и прекращали дела.

Так, президиум Верховного суда Республики Татарстан 9 января 1997 г. отменил приговор Зеленодольского городского суда от 20 июня 1996 г. в отношении Ефимова, осужденного по ч. 1 ст. 171 и ст. 172 УК РСФСР, и дело прекратил за отсутствием в действиях Ефимова состава преступлений.

Он признан виновным в превышении служебных полномочий и халатности. Ефимов, являясь должностным лицом государственной лесной охраны, в нарушение требований закона разрешил спилить деревья во вверенном ему обходе лесничества, в связи с чем лесному хозяйству района был причинен существенный вред.

Кроме того, Ефимов без уважительных причин не выходил на работу с 21 декабря 1995 г. по 9 января 1996 г., вследствие чего во вверенном ему под охрану обходе лесничества была произведена незаконная порубка леса на 49 637 304 рубля.

Отменяя приговор, президиум пришел к выводу о том, что Ефимов, работавший лесником, не является субъектом преступления, поскольку он не наделен по закону ни организационно-распорядительными, ни административно-хозяйственными функциями.

Вместе с тем, принимая такое решение со ссылкой на ст. 170 УК РСФСР, президиум оставил без внимания имеющийся в материалах дела документ - "Должностные обязанности лесника", согласно которому ему предоставлено право проверять документы на право порубки леса, принимать меры к предотвращению незаконной порубки леса, составлять протоколы (акты) о самовольных порубках леса и других лесонарушениях, задерживать лиц, виновных в возникновении лесных пожаров, и доставлять их соответствующим органам власти, т. е. выполнять функции представителя власти.

Таким образом, Ефимов, являющийся лесником и наделенный властными полномочиями в отношении неопределенного круга лиц, правильно и в соответствии с примечанием к ст. 170 УК РСФСР был признан судом первой инстанции должностным лицом.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 30 октября 1997 г., постановление президиума Верховного суда Республики Татарстан отменила, признав его не отвечающим требованиям закона.

Другой пример. Президиум Ярославского областного суда 18 сентября 1996 г. необоснованно отменил приговор Ленинского районного суда в отношении Пимкина, осужденного 13 мая 1996 г. по ч. 1 ст. 117 УК РСФСР, и прекратил дело за недоказанностью его участия в совершении преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 4 февраля 1997 г. отменила постановление президиума, указав, что Пимкин осужден правильно, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, они основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела, надлежащей оценке доказательств, а доводы президиума областного суда не соответствуют материалам дела и не свидетельствуют о недоказанности вины осужденного.

В некоторых случаях президиумы необоснованно отменяли оправдательные приговоры.

Так, президиум Кемеровского областного суда 24 января 1997 г. отменил законный оправдательный приговор Заводского районного суда от 22 июля 1996 г. в отношении Кириченко, оправданной по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 93 УК РСФСР, и направил дело на новое судебное рассмотрение.

Кириченко обвинялась в завладении общественным имуществом путем злоупотребления доверием (в мошенничестве).

23 сентября 1992 г. Кириченко от имени арендного ателье "Сибирячка" заключила договор купли-продажи имущества ателье с комитетом по управлению имуществом г. Кемерово и 30 сентября 1992 г. с целью завладения общественным имуществом внесла на счет комитета от имени ателье "Сибирячка" его стоимость - 57 200 рублей.

Впоследствии, в ноябре 1992 г., при составлении приложения к учредительному договору ТОО "Николето" Кириченко произвольно внесла в список учредителей 17 человек, включая себя, и без согласия коллектива ателье единолично распределила вклад каждого учредителя, в результате чего доля Кириченко в уставном фонде составила 55 600 рублей, а доля остальных учредителей - 1600 рублей, и Кириченко стала фактическим владельцем имущества ателье.

Президиум Кемеровского областного суда, отменяя оправдательный приговор в отношении Кириченко, не указал основания отмены, какие обстоятельства остались невыясненными, что конкретно надлежит проверить и оценить суду при новом рассмотрении дела. Фактически а мотивировочной части постановления президиума содержалась лишь формулировка предъявленного Кириченко обвинения, указывать на ненаступление предусмотренных законом последствий по не зависящим от нее обстоятельствам и на то, что суд не дал этому надлежащей оценки.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума, поскольку суд первой инстанции дал оценку именно тем обстоятельствам, которые вменялись Кириченко в вину, при этом исследовал доказательства и обосновал свое решение.

Законный оправдательный приговор необоснованно отменил президиум Свердловского областного суда по делу Бутуновой, обвинявшейся в причинении неосторожного тяжкого телесного повреждения потерпевшей.

Отменяя приговор Асбестовского городского суда от 10 июля 1996 г. и кассационное определение от 7 августа 1996 г. в отношении Бутуновой, президиум указал на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и на то, что суд не дал в приговоре правовой оценки самому факту повреждения во время операции мочеточника потерпевшей, а сосредоточился на исследований вопроса о сложности диагностирования этого повреждения в послеоперационный период.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 13 марта 1997 г. отменила постановление президиума областного суда, отметив, что суд полно исследовал доказательства по делу и пришел к выводу об отсутствии в действиях Бутуновой проявления небрежности или иного ненадлежащего выполнения обязанностей хирурга.

Президиум областного суда при рассмотрении дела в порядке надзора не обратил должного внимания на заключение экспертиз и показания свидетелей.

Решения судов первой и кассационной инстанций об отсутствии в действиях Бутуновой состава преступления как обоснованные были оставлены в силе, а ошибочное постановление президиума - отменено.

Имелись случаи, когда президиумы необоснованно отменяли приговоры судов за мягкостью назначенного наказания, не приводя каких-либо данных, которые бы ставили под сомнение выводы суда относительно назначенного осужденным наказания, либо ссылаясь на те обстоятельства, которые учитывались судом первой инстанции.

Президиумы порой отменяли приговоры с нарушением требований ст. 373 УПК РСФСР, предусматривающей недопустимость пересмотра в порядке надзора обвинительного приговора по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, по истечении года по вступлении приговора в законную силу.

Так, президиум Ханты-Мансийского автономного округа 26 февраля 1997 г. отменил приговор Сургутского городского суда от 24 января 1996 г. в отношении Могильницкого, осужденного по ч. 3 ст. 224 УК РСФСР на два года лишения свободы условно с испытательным сроком в два года, в связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении и за мягкостью наказания.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума, поскольку приговор им отменен по истечении установленного в ст. 373 УПК РСФСР годичного срока (это существенное нарушение уголовно-процессуального закона).

Как показала практика, были факты вмешательства президиумов областных судов в судебные решения по делам без необходимости или же когда не было законных оснований для этого.

Например, президиум Самарского областного суда 29 мая 1997 г. отменил постановление народного судьи Октябрьского района от 10 апреля 1997 г., которым признаны незаконными и необоснованными постановления следственного отдела Управления федеральной службы налоговой полиции по Самарской области от 6 августа 1996 г. о производстве обысков в квартирах граждан Р., Л. и Э., действия работников следствия и дознания Управления во исполнение этих постановлений признаны неправомерными. В части изъятия во время обысков денег, ценностей и кредитных карточек президиум оставил постановление судьи без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 20 ноября 1997 г. постановление президиума областного суда отменила, указав следующее.

Принимая решение о частичной отмене постановления судьи от 10 апреля 1997 г., президиум Самарского областного суда, действуя как надзорная инстанция, оставил без внимания то обстоятельство, что в соответствии с главой 30 УПК РСФСР могут быть пересмотрены вступившие в законную силу судебные решения, вынесенные лишь по расследованным уголовным делам. Постановление судьи по результатам судебной проверки законности и обоснованности обыска как вынесенное по материалам незаконного дознания или предварительного следствия пересмотру в порядке надзора не подлежит.

Иногда президиумы отменяли правильное решение суда, что влекло за собой последующее принятие судом незаконного решения. Например, по материалу протокольной формы в отношении Леонтьевой, по которому президиумом Астраханского областного суда 27 сентября 1996 г. отменено постановление судьи Ленинского района г. Астрахани от 1 ноября 1996 г. о направлении материала для производства дознания. Материал направлен в тот же суд со стадии возбуждения дела.

1 ноября 1996 г. постановлением судьи Ленинского районного суда г. Астрахани в отношении Леонтьевой возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 208 УК РСФСР.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 22 июля 1997 г. отменила постановление президиума областного суда, возлагающее на суд обязанность возбудить уголовное дело в порядке ст. 418 УПК РСФСР, и постановление судьи от 1 ноября 1996 г. о возбуждении уголовного дела в отношении Леонтьевой в порядке ст. 418 УПК РСФСР как противоречащие требованиям ч. 3 ст. 123 Конституции Российской Федерации.

Поскольку постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. положения чч. 1 и 2 ст. 418 УПК РСФСР были признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, судья не вправе по протокольной форме досудебной подготовки материалов возбуждать уголовное дело и формулировать обвинение. Такие полномочия принадлежат исключительно органам дознания, следствия и прокуратуры.

Дела о преступлениях, перечисленных в ст. 414 УПК РСФСР, могут быть направлены в суд для рассмотрения только после возбуждения их в установленном законом порядке и проведения по ним дознания или предварительного следствия.

Установлено, что президиумами допускались нарушения требований ст. 60 УПК РСФСР - рассмотрение дела незаконным составом суда.

Такую ошибку допустил, например, президиум Верховного суда Республики Дагестан при рассмотрении дела в отношении Сефекулиева, оправданного Стальским районным судом по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР и осужденного по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР.

В рассмотрении данного дела в надзорном порядке принимал участие судья И., участвовавший в рассмотрении этого же дела в кассационном порядке.

По-прежнему одна из самых распространенных ошибок судов надзорной инстанции - нарушение президиумами требований ст. 380 УПК РСФСР, согласно которой суд, рассматривающий дело в порядке надзора, не вправе устанавливать или считать доказанными факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им, а равно не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения, о достоверности того или иного доказательства и о преимуществах одних доказательств перед другими, о применении судом первой инстанции того или иного уголовного закона и о мере наказания.

В одних случаях президиумы делали выводы, к которым можно прийти только при новом судебном разбирательстве, как это было по делу Узденова и Эбзеева, осужденных Кисловодским городским судом 2 апреля 1996 г. по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР.

Постановлением президиума Ставропольского краевого суда от 28 октября 1996 г., приговор был изменен, а действия осужденных переквалифицированы с ч. 3 ст. 146 УК РСФСР на ч. 3 ст. 148, ч. 2 ст. 206 и ч. 1 ст. 108 УК РСФСР.

Изменяя приговор, надзорная инстанция в постановлении, приведя обстоятельства совершения Узденовым и Эбзеевым преступления, признала доказанным, что тяжкие телесные повреждения осужденными причинены потерпевшему после того, как они завладели деньгами последнего, и дальнейшие их действия совершены из хулиганских побуждений.

Суд же первой инстанции установил, что осужденные избивали потерпевшего и причинили ему тяжкие телесные повреждения с целью завладения деньгами, которые они впоследствии получили.

В других случаях суды надзорной инстанции вопреки выводам судов первой инстанции считали доказанными факты, опровергнутые в приговоре суда, а также предопределяли вопрос о доказанности и квалификации действий осужденного.

Например, президиум Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики 19 декабря 1996 г. отменил приговор Нальчикского городского суда от 6 июня 1996 г. в отношении Карамизова, осужденного по ст. 106 УК РСФСР, по мотивам несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, а также мягкости назначенного наказания.

Как установил городской суд, Карамизов не имел умысла на убийство Мушаилова или причинение ему тяжких телесных повреждений. Однако президиум в нарушение требований ст. 380 УПК РСФСР в постановлении указал, что умысел осужденного был направлен именно на причинение Мушаилову тяжких телесных повреждений.

Иногда нарушения ст. 380 УПК РСФСР касаются меры наказания.

Президиум Липецкого областного суда 11 марта 1997 г. отменил за мягкостью наказания приговор Елецкого городского суда в отношении Стулги, осужденного 25 декабря 1996 г. по ч. 3 ст. 224 и ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к лишению свободы на два года шесть месяцев с отсрочкой исполнения приговора на один год.

При этом президиум вместо того, чтобы в данном конкретном случае предложить суду первой инстанции правильно установить фактические обстоятельства дела, применить соответствующий закон и обсудить вопрос об обоснованности назначенного Стулге наказания с учетом конкретных обстоятельств дела и данных о его личности, предрешил вопросы, отнесенные законом к компетенции суда первой инстанции.

Известны факты, когда суды надзорной инстанции нарушают не только требования ст. 380 УПК РСФСР, но и другие нормы уголовно-процессуального закона.

Так, например, президиум суда Ханты-Мансийского автономного округа, отменяя приговор в отношении Токарева, осужденного по ч. 1 ст. 218, ч. 2 ст. 218 УК РСФСР, оправданного по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР, и направлял дело на новое судебное рассмотрение, нарушил как требования ст. 380 УПК РСФСР (превысив полномочия надзорной инстанции, указал о доказанности вины Токарева по ч. 3 ст. 146 УК РСФСР), так и положения ст. 60 УПК РСФСР, поскольку судья, участвовавший в рассмотрении дела президиумом, ранее принимал участие при рассмотрении этого же дела в кассационной инстанции.

Ошибка президиума в данном случае повлекла за собой и отмену последующих судебных решений - приговора и кассационного определения в отношении Токарева, так как они были вынесены на основе незаконных указаний надзорной инстанции - президиума окружного суда.

По другому делу президиум Московского городского суда при отмене приговора Дорогомиловского межмуниципального (районного) суда Западного административного округа г. Москвы от 2 февраля 1995 г. в отношении Дьякова, Бражникова и Кузнецова, осужденных по ч. 3 ст. 145 УК РСФСР, а Бражникова также по ч. 3 ст. 203 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР, вопреки требованиям ст. 380 УПК РСФСР указал в постановлении, что суд первой инстанции необоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Кузнецова и Дьякова состава преступления, предусмотренного пп. "а", "б", "е" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, т. е. предрешил вопрос о законе, подлежащем применению к осужденным.

Кроме того, отменив приговор в отношении Бражникова по ч. 3 ст. 145 УК РСФСР, президиум оставил без изменения приговор в части его осуждения по ч. 3 ст. 206 и ч. 1 ст. 218 УК РСФСР, однако наказание по совокупности этих статей не определил, не выполнив требования ст.ст. 351, 381 УПК РСФСР.

Как показало изучение, при более ответственном, вдумчивом и внимательном отношении судей к рассмотрению конкретных дел можно было избежать допущенных ошибок.

Для этого судам необходимо повысить требовательность к качеству своей работы, более внимательно изучать дела, поступающие для рассмотрения; совершенствовать работу по составлению процессуальных документов; тщательно изучать действующее законодательство и судебную практику; строго соблюдать требования уголовного и уголовно-процессуального закона.

______________

* Окончание. Начало см.: Бюллетень Верховного Суда

Российской Федерации. 1998. N 1. С. 18.)

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Верховного Суда Российской Федерации