5. Вывод городского суда о противоречии решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации публичному порядку Российской Федерации признан неправильным

(Извлечение)

По решению Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС при ТПП РФ) от 21 июня 1996 г. государственный завод "Измеритель" обязан выплатить обществу с ограниченной ответственностью (ООО) "Омегатех Электроникс ГмбХ" 2 197 119,53 доллара США с начислением на эту сумму годовых процентов с 31 октября 1992 г. по день фактической уплаты, а также 44 797 долларов США в возмещение арбитражного сбора и 60 тыс. долларов США в возмещение издержек истца.

Государственный завод "Измеритель" обратился в Московский городской суд с ходатайством об отмене этого арбитражного решения, утверждая, что между заводом и ООО "Омегатех Электроникс ГмбХ" контракт не заключался; его подлинника не имеется; арбитражное соглашение между сторонами не заключалось; решение арбитражного суда вынесено на основе подложных документов.

Московский городской суд 19 августа 1998 г. ходатайство государственного завода "Измеритель" удовлетворил, отменил решение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации от 21 июня 1996 г., указав, что при рассмотрении дела в МКАС при ТПП РФ не были подтверждены основания гражданско-правовой ответственности завода перед ООО "Омегатех Электроникс ГмбХ" и что исполнение названного решения противоречит публичному порядку Российской Федерации. ООО "Омегатех Электроникс ГмбХ" в частной жалобе поставило вопрос об отмене определения суда как вынесенного с нарушением норм процессуального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 25 сентября 1998 г. частную жалобу ООО "Омегатех Электроникс ГмбХ" удовлетворила по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 34 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-I "О международном коммерческом арбитраже" ходатайство об отмене арбитражного решения является исключительным средством оспаривания арбитражного решения, в связи с чем удовлетворение этого ходатайства возможно только в случаях, предусмотренных в пп. 2 и 3 данной статьи.

Согласно п. 2 ст. 34 этого Закона арбитражное решение может быть отменено судом лишь в случае, если:

1) сторона, заявляющая ходатайство об отмене, представит доказательства того, что:

одна из сторон в арбитражном соглашении, указанном в ст. 7, была в какой-либо мере недееспособна, или это соглашение недействительно по закону, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания - по закону Российской Федерации; или

она не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве, или по другим причинам не могла представить свои объяснения; или

решение вынесено по спору, не предусмотренному арбитражным соглашением или не подпадающему под его условия, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения, с тем, однако, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением, то может быть отменена только та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, не охватываемым арбитражным соглашением; или

состав третейского суда или арбитражная процедура не соответствовали соглашению сторон, если только такое соглашение не противоречит любому положению настоящего Закона, от которого стороны не могут отступать, либо в отсутствие такого соглашения не соответствовали настоящему Закону;

2) суд определит, что:

объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по закону Российской Федерации; или

арбитражное решение противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Таким образом, для отмены арбитражного решения предусмотрены процессуальные (подп. 1 п. 2 ст. 34 Закона) и материально-правовые (подп. 2 п. 2 ст. 34 Закона) основания.

При разрешении ходатайства государственного завода "Измеритель" об отмене решения МКАС при ТПП РФ от 21 июня 1996 г. Московский городской суд ненадлежащим образом проверил соблюдение норм процессуального права в ходе арбитражного разбирательства и неверно истолковал материально-правовые основания для отмены арбитражного решения.

Как видно из представленных суду материалов, арбитражная процедура при рассмотрении дела в арбитражном суде соответствовала соглашению сторон. Ввиду того, что стороны не договаривались о применении особой, отличной от Регламента арбитражной процедуры, МКАС при ТПП РФ при рассмотрении дела руководствовался Регламентом МКАС при ТПП РФ.

Нарушение процедуры арбитражного разбирательства, по мнению городского суда, заключалось в том, что МКАС принял в качестве письменных доказательств по делу представленные обеими сторонами дела в суд ксерокопии контракта от 19 декабря 1991 г.

Данный вывод суда не является основанием для отмены арбитражного решения и не соответствует § 34 Регламента МКАС при ТПП РФ, в котором указано, что сторона может (а не обязана) представить письменные доказательства в оригинале или в виде заверенной ею копии оригинала. Из содержания этой статьи не следует, что стороны обязаны представлять суду только оригиналы документов, и не установлено, что МКАС при ТПП РФ не вправе принимать во внимание в качестве доказательств копии документов. В соответствии с ч. 5 § 34 Регламента МКАС при ТПП РФ непредставление стороной надлежащих доказательств не препятствует арбитражному суду продолжить разбирательство и вынести решение на основе имеющихся у него доказательств.

Оспариваемое решение МКАС при ТПП РФ, как это следует из его содержания, основано не на ксерокопиях контракта, а на совокупности доказательств, свидетельствующих о его заключении. Так, каждая из сторон представила в МКАС при ТПП РФ свой экземпляр контракта, а ответчик - государственный завод "Измеритель" - три экземпляра, стороны дали объяснения относительно обстоятельств его заключения и своей оценки его действительности; были приняты во внимание намерения и действия сторон, дана оценка сложившимся между сторонами правоотношениям.

В отзыве на иск N 1/765 от 25 сентября 1995 г. (на который сослался МКАС при ТПП РФ в решении), представленном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ, ответчик не отрицал факт подписания им контракта, соответственно и не оспаривал его наличия, а утверждал лишь о недействительности контракта. Ответчик также заявил, что контракт "остался недооформленным" из-за невыделения ему кредита от федеральных органов исполнительной власти России в сумме 17 млн. немецких марок, а "без такого кредита контракт не имел смысла", т. е. не отрицал факта существования и подписания им контракта.

Помимо этого, истец представил МКАС при ТПП РФ письменное подтверждение "Авиабанка" о том, что представитель государственного завода "Измеритель" представлял контракт в указанный банк с целью получения кредита. Данный факт также подтверждает наличие контракта между сторонами.

Оценив всю совокупность перечисленных доказательств, МКАС при ТПП РФ пришел к выводу о том, что контракт, являющийся правовым основанием ответственности ответчика перед истцом, сторонами действительно был заключен.

Вопросы о том, состояли ли стороны в договорных отношениях и возникло ли у ответчика гражданско-правовое обязательство перед истцом, относятся в соответствии со ст. 28 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" к компетенции арбитражного суда. В соответствии со ст. 5 данного Закона суд общей юрисдикции, рассматривая ходатайство об отмене арбитражного решения, пересматривать выводы МКАС при ТПП РФ по существу спора не вправе, за исключением случаев, указанных в подп. 2 п. 2 ст. 34 упомянутого Закона.

При рассмотрении дела городской суд признал, что решение МКАС при ТПП РФ противоречит публичному порядку Российской Федерации, поскольку не соответствует ее законодательству.

Однако этот вывод основан на неверном толковании понятия "публичный порядок Российской Федерации", а также противоречит содержанию решения, в котором отсутствуют ссылки на нормы международного или иностранного права. Решение арбитражного суда основано на нормах российского гражданского законодательства, что вообще исключает возможность ссылки на нарушение публичного порядка, поскольку применение норм национального российского права не может трактоваться как нарушение публичного порядка Российской Федерации.

Содержание понятия "публичный порядок Российской Федерации" не совпадает с содержанием национального законодательства Российской Федерации. Поскольку законодательство Российской Федерации допускает применение норм иностранного государства (ст. 28 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже"), наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке. Такое применение этой оговорки означает отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще.

Под "публичным порядком Российской Федерации" понимаются основы общественного строя Российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания.

В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже" третейский суд вправе определить свою собственную компетенцию при разрешении конкретного спора.

В решении МКАС при ТПП РФ от 21 июня 1996 г. указано на то, что МКАС при ТПП РФ обладает компетенцией для рассмотрения возникшего между сторонами спора, но не в силу арбитражной оговорки, сделанной сторонами в контракте, а в силу того, что арбитражное соглашение между истцом и ответчиком было заключено в письменной форме путем обмена исковым заявлением и отзывом на иск, в котором истец утверждал о наличии у МКАС при ТПП РФ компетенции для рассмотрения спора, а ответчик против этого не возражал. Данное указание соответствует требованиям п. 2 ст. 7 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже", но городским судом при рассмотрении ходатайства об отмене решения МКАС при ТПП РФ во внимание принято не было.

Суд не проверил доводы фирмы "Омегатех Электроникс ГмбХ" о том, что государственный завод "Измеритель" представлял в МКАС при ТПП РФ отзывы на ее иск, в котором не оспаривал компетенцию МКАС при ТПП РФ по разрешению спора и просил арбитражный суд разрешить спор по существу с учетом его доводов. При новом рассмотрении дела суду следует проверить этот довод истца в арбитражном споре, после чего разрешить вопрос о том, действительно ли сторонами было заключено соглашение о рассмотрении спора в МКАС при ТПП РФ, и в зависимости от этого разрешить вопрос об удовлетворении или отклонении ходатайства государственного завода "Измеритель" об отмене решения МКАС при ТПП РФ от 21 июня 1996 г.

При таких обстоятельствах определение Московского городского суда подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в Московский городской суд.