1. Приговор и кассационное определение отменены и дело направлено на новое судебное рассмотрение в связи с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона

(Извлечение)

Куйбышевским районным судом г. Новокузнецка Кемеровской области 22 октября 1997 г. Братищев осужден по ч. 1 ст. 228, пп. "а", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Он признан виновным в мошенничестве, совершенном по предварительному сговору группой лиц и причинившем значительный ущерб потерпевшему, а также в незаконном приобретении и хранении наркотических средств в крупном размере.

3 декабря 1997 г. Братищев и Анохин (осужденный по этому же делу) на машине своего знакомого прибыли в район 8-й городской больницы г. Новокузнецка для приобретения наркотиков. По дороге увидели ранее незнакомого несовершеннолетнего Курлова. В целях завладения имуществом Курлова Братищев, представившись работником милиции и предъявив удостоверение, не раскрывая его, потребовал, чтобы потерпевший сел в машину для досмотра. Курлов подчинился, в машине снял с себя одежду (стоимостью 793 тыс. рублей). Забрав его вещи, они дали ему куртку и валенки и предложили прийти за одеждой на следующий день к магазину и принести 150 тыс. рублей, так как вещи якобы краденые. В указанное время Братищев и Анохин на условленное место не пришли, и Курлов обратился в органы милиции. Впоследствии вещи были ему возвращены.

12 мая 1997 г. Братищев у неустановленного лица на пл. Советской г. Новокузнецка приобрел без цели сбыта 0,58 г опия, который хранил у себя. Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда изменила приговор в части назначенного наказания.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений в связи с существенным нарушением норм УПК РСФСР и о направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Президиум Кемеровского областного суда 17 июля 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Судом первой и второй инстанции существенно нарушены требования уголовно-процессуального закона. Так, в описательной части приговора отмечено, что событие преступления (мошенничество) произошло 3 декабря 1997 г., тогда как из материалов дела видно, что данное преступление было совершено 3 декабря 1996 г.

В резолютивной части приговора указана фамилия осужденного Братищева, но отсутствуют его имя и отчество, что является нарушением требований ст. 315 УПК РСФСР. Как видно из подлинника приговора, впоследствии имя и отчество Братищева были вписаны поверх строки и другими чернилами, однако в машинописных копиях приговора эти данные отсутствуют, что подтверждает факт дописки, сделанной позднее.

Суд в приговоре исключил из предъявленного органами следствия обвинения Братищева п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ, мотивируя это тем, что перемещение наркотиков в пределах одного города нельзя признать их перевозкой, в резолютивной же части не изложил решение по этому обвинению. Согласно ст. 315 УПК РСФСР, если подсудимому предъявлено обвинение по нескольким статьям уголовного закона, то в резолютивной части приговора должно быть указано, по каким из них подсудимый оправдан и по каким осужден. Однако суд не выполнил эти требования процессуального закона.

Делая вывод об отсутствии в действиях Братищева квалифицирующего признака "незаконная перевозка наркотических средств в крупном размере", суд не учел, что по смыслу закона под незаконной перевозкой следует понимать умышленные действия по перемещению наркотических средств из одного места в другое, в том числе в пределах одного и того же населенного пункта, совершенные с использованием любого вида транспортного средства и в нарушение общего порядка перевозки указанных средств и веществ, установленного Федеральным законом от 8 января 1997 г. "О наркотических средствах и психотропных веществах".

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами", не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки наркотического средства или психотропного вещества в небольшом количестве, предназначенного для личного потребления.

Вопрос о наличии в действиях лица состава незаконной перевозки и об отграничении указанного состава преступления от незаконного хранения наркотического средства или психотропного вещества во время поездки должен решаться судом в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла, цели использования транспортного средства, количества, размера, объема, места нахождения наркотических средств и всех других обстоятельств дела.

При новом судебном рассмотрении дела необходимо устранить указанные процессуальные нарушения, а также с учетом изложенного решить вопрос о наличии или отсутствии в действиях Братищева состава преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ.