5. Преступление не может быть квалифицировано как разбой, если судом не установлено, что использованный при нападении в целях хищения чужого имущества баллончик содержал газ, опасный для жизни и здоровья человека

(Извлечение)

Зеленодольским городским судом Республики Татарстан 30 июня 1997 г. осуждены Клюев и Боронин по п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Они признаны виновными в разбойном нападении, совершенном по предварительному сговору группой лиц с применением в качестве оружия газового баллончика в целях завладения чужим имуществом в крупном размере.

20 октября 1996 г. около 20 час. Клюев и Боронин подошли к Сайфуллину и Шайхиеву. Боронин брызнул Сайфуллину в лицо из газового баллончика, сбил его с ног, нанося удары руками и ногами по различным частям тела, пытался отобрать у него сумку с 25 млн. рублей и продуктами питания, всего на сумму 25175 тыс. рублей, однако не смог ею завладеть по причинам, не зависящим от его воли. В это время Клюев ударил Шайхиева по голове и брызнул в него из газового баллончика, затем бил его руками и ногами. Боронин отобрал у Шайхиева сумку, в которой находились 20 млн. рублей, продукты питания, личные вещи, всего на сумму 21614 тыс. рублей. С похищенным они скрылись.

Судебной коллегией по уголовным делам Верховного суда Республики Татарстан 15 августа 1997 г. приговор оставлен без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора суда и кассационного определения в связи с неправильной квалификацией действий осужденных.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан 4 июня 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Фактические обстоятельства по делу установлены правильно. Однако действиям осужденных суд дал ошибочную юридическую оценку.

Согласно действующему законодательству применение газового баллончика при нападении в целях завладения чужим имуществом квалифицируется как разбой, если судом будет установлено, что газ, содержащийся в баллончике, представлял опасность для жизни и здоровья человека.

Поскольку по делу указанное обстоятельство установлено не было, в действиях виновных имеются лишь признаки состава преступления - открытое хищение чужого имущества.

Принимая во внимание, что умысел Клюева и Боронина был направлен на хищение двух сумок с деньгами, т. е. на хищение чужого имущества на сумму более 45 млн. рублей, но они не смогли довести преступление до конца по не зависящим от них обстоятельствам, их действия подлежат переквалификации на ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ (покушение на открытое хищение чужого имущества, совершенное группой лиц по предварительному сговору в крупном размере).