9. Вопрос о передаче дела по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 44 УПК РСФСР, в суд другой автономной республики, края, области, города, автономной области, автономного округа разрешается Председателем Верховного Суда РФ или его заместителем (ч. 3 ст. 44 УПК РСФСР)

(Извлечение)

Органами следствия Спивак обвинялся в том, что в период с января 1990 г. по январь 1997 г. на территории Ставропольского края и Карачаево-Черкесской Республики он лично и по предварительному сговору с Захаровым совершил 17 краж чужого имущества, грабеж и угон транспортного средства (ч. 2 ст. 212-1 , чч. 2 и 3 ст. 144, ч. 2 ст. 145 УК РСФСР, пп. "б", "в", "г" ч. 2 и п. "б" ч. 3 ст. 158 УК РФ).

По определению Черкесского городского суда Карачаево-Черкесской Республики от 16 декабря 1997 г. уголовное дело в отношении Спивака направлено по подсудности в суд Предгорного района Ставропольского края.

При этом городской суд сослался на ст. 41 УПК РСФСР, в которой, в частности, говорится о том, что дело подлежит рассмотрению в том суде, в районе деятельности которого было совершено преступление.

Последнее преступление - угон транспортного средства Спивак совершил 10 января 1997 г. в станице Ессентукской Предгорного района Ставропольского края. В тот же день его задержали в г. Ессентуки.

Обосновывая направление дела в суд Предгорного района Ставропольского края, Черкесский городской суд сослался также на положения ст. 47 Конституции Российской Федерации о том, что никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Президиум Верховного суда Карачаево-Черкесской Республики 15 апреля 1998 г. по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ определение суда отменил и дело направил на новое рассмотрение, указав следующее.

Как видно из дела, оно было возбуждено 23 ноября 1996 г. Черкесским УВД Карачаево-Черкесской Республики, а затем к нему присоединены уголовные дела, возбужденные следователями органов внутренних дел как Карачаево-Черкесской Республики, так и Ставропольского края.

Предварительное следствие было окончено старшим следователем прокуратуры г. Черкесска Карачаево-Черкесской Республики и после утверждения обвинительного заключения направлено для рассмотрения по существу в Черкесский городской суд.

Постановлением судьи названного суда от 2 декабря 1997 г. дело было принято к производству и на 16 декабря назначено судебное заседание. Причем, как следует из этого процессуального документа, при принятии решения судьей выяснялся вопрос о подсудности и она определена в соответствии с требованиями ст. 35 УПК РСФСР. Последующие же действия суда, в частности направление дела 16 декабря 1997 г. из судебного заседания в одноименный суд Ставропольского края, противоречат требованиям уголовно-процессуального закона, регламентирующим порядок направления дел по подсудности.

Так, в соответствии с положениями ст. ст. 43 и 44 УПК РСФСР передать дело в другой одноименный суд, кроме случаев, когда оно подсудно вышестоящему суду или военному трибуналу, можно лишь до начала его рассмотрения в судебном заседании.

Вопрос же, связанный с передачей дел по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 44 УПК РСФСР, в суд другого края, области, разрешается лишь Председателем Верховного Суда Российской Федерации или его заместителем, но не районным (городским) судом (ч. 3 ст. 44 УПК РСФСР).