10. Определение кассационной инстанции, вынесенное с нарушением требований ст. 351 УПК РСФСР, подлежит отмене

(Извлечение)

Первомайским районным судом г. Пензы 12 мая 1996 г. Сурков осужден по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР.

По этому же делу осуждены Вискер, Гончаров и Медведев, а Маркин освобожден от уголовной ответственности с применением принудительных мер медицинского характера.

Сурков признан виновным в мошенничестве, совершенном по предварительному сговору группой лиц и в крупных размерах.

Летом 1994 г. Медведев изготовил для Суркова поддельную печать и штамп банка "Тарханы". 11 ноября 1994 г. Маркин, Сурков и Вискер договорились получить для реализации товар в фирме "Скона Шарм" по доверенности, оформленной Сурковым, и платежному поручению, подписанному им же от имени Крюкова.

По поддельным документам, оформленным Сурковым, Вискер и Гончаров получили в указанной фирме 2064 упаковки стирального порошка на 4 850 400 руб. и 84 упаковки шампуня на 411 600 руб., а всего на 5262 тыс. рублей. Гончаров передал документы, сертификат, накладные и товар Суркову, а последний - товар Барсукову для реализации, получив от него впоследствии более 4 млн. рублей, из которых около 4 млн. рублей Сурков отдал Маркину.

Судебной коллегией по уголовным делам Пензенского областного суда приговор в отношении Суркова оставлен без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене кассационного определения и направлении дела на новое кассационное рассмотрение в связи с нарушением требований ст. 351 УПК РСФСР, регламентирующей порядок составления кассационного определения.

Президиум Пензенского областного суда 15 мая 1998 г. протест удовлетворил, указав следующее.

В соответствии с ч. 2 ст. 351 УПК РСФСР при оставлении без удовлетворения жалобы или протеста в кассационном определении должны быть указаны основания, по которым доводы жалобы или протеста признаны неправильными или несущественными.

Это требование кассационной инстанцией не выполнено.

В кассационной жалобе адвокат просил отменить приговор в отношении Суркова и дело прекратить в связи с тем, что, по его мнению, предварительного сговора у Суркова и Вискера не было, вина Суркова состоит в подделке доверенности и платежного поручения и ему не было известно, как этими документами будут пользоваться.

Основания, по которым доводы жалобы адвоката признаны неправильными или несущественными, в кассационном определении не изложены. В определении лишь указано, что "виновность Суркова в содеянном подтверждена совокупностью согласующихся между собой доказательств, исследованных в судебном заседании и с достаточной полнотой приведенных в приговоре. Изложенные в жалобе доводы опровергаются приведенными в приговоре доказательствами".

При таких обстоятельствах следует признать, что определение кассационной инстанции вынесено с нарушением закона и подлежит отмене, а дело - направлению на новое кассационное рассмотрение.