9. Кассационная инстанция переквалифицировала действия осужденной с ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 107 УК РФ, признав убийство совершенным в состоянии аффекта, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего

(Извлечение)

Ульяновским областным судом 10 июня 1998 г. Саймуллова осуждена к лишению свободы по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ сроком на шесть лет.

Она признана виновной в том, что 21 февраля 1998 г. по месту жительства в г. Ульяновске из неприязни, возникшей в связи с неправомерным поведением мужа - Саймуллова, совершила его убийство, когда он заведомо для нее находился в беспомощном состоянии.

В кассационной жалобе осужденная Саймуллова просила смягчить ей наказание до пределов, не связанных с лишением свободы, в связи с тем, что убийство она совершила в состоянии аффекта, и сослалась на то, что у нее с мужем за время совместной жизни сложились крайне неприязненные отношения: он систематически пьянствовал и тратил заработную плату на приобретение спиртного, устраивал в доме скандалы и драки, плохо относился к детям, оскорблял их и избивал, а в 1997 г. довел до самоубийства сына, 1972 года рождения. Несмотря на это она пыталась сохранить семью, поскольку у них было семеро детей. Но 21 февраля 1998 г., узнав от старшей дочери о том, что десять лет назад муж попытался ее изнасиловать, а пять лет назад изнасиловал младшую дочь, 1986 года рождения, она в состоянии потрясения, испугавшись потерять кого-либо из детей, схватила топор, находившийся в прихожей, и нанесла мужу, лежавшему на кровати лицом к стене, несколько ударов по шее, после чего попросила детей вызвать милицию.

Адвокат в защиту Саймулловой просил об изменении приговора, переквалификации ее действий с п."в" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ст. 107 УК РФ и назначении ей меры наказания, не связанной с реальным лишением свободы. Как считал адвокат, в ходе предварительного и судебного следствия не получены доказательства убийства Саймулловой мужа именно в тот момент, когда он спал и якобы заведомо для виновной находился в беспомощном состоянии. В то же время, по мнению адвоката, по делу установлено, что потерпевший Саймуллов на протяжении 27 лет своими противозаконными, аморальными действиями создал психотравмирующую ситуацию в семье, а известие об изнасиловании им дочери, 1986 года рождения, переполнило "чашу терпения" Саймулловой и привело ее в состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения, находясь в котором она совершила убийство.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 3 сентября 1998 г. приговор изменила, указав следующее.

Суд первой инстанции, квалифицируя содеянное Саймулловой по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в обоснование своего решения сослался на то, что она знала о неправомерном поведении мужа в отношении детей и, в частности, о покушении на изнасилование старшей дочери, поэтому сообщение об изнасиловании младшей дочери, совершенном мужем пять лет назад, с учетом характера их взаимоотношений не могло послужить причиной внезапного возникновения у нее сильного душевного волнения.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя.

Материалы дела свидетельствуют о том, что Саймуллов систематически пьянствовал, лечился от алкоголизма в лечебно-трудовом профилактории, состоял на учете в областном наркологическом диспансере с 1995 года с диагнозом хронический алкоголизм второй стадии; с 17 апреля 1997 г. по 12 января 1998 г. восемь раз доставлялся в отдел милиции за совершение мелкого хулиганства и появление в общественных местах в нетрезвом виде, был судим в 1995 году по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР к лишению свободы с отсрочкой исполнения приговора, с работы был уволен за появление в нетрезвом состоянии, по месту жительства характеризовался исключительно отрицательно. Кроме того, в ходе предварительного следствия было установлено, что в действиях Саймуллова содержались признаки преступлений, предусмотренные п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ, в отношении дочерей и уголовные дела были прекращены в связи с его смертью.

Как видно из показаний Саймулловой, а также ряда свидетелей, потерпевший умышленно спаивал своего сына Олега, 1972 года рождения, чтобы тот был не в состоянии противостоять ему, когда он издевался над дочерьми и женой, а впоследствии довел сына до самоубийства беспричинной ревностью.

Указанные обстоятельства дают основание для вывода, что систематические противоправные и аморальные поступки потерпевшего обусловили длительную психотравмирующую ситуацию в семье, где постепенно накапливалась психическая напряженность во взаимоотношениях в результате поведения потерпевшего, и последнее известие о совершенном им изнасиловании младшей дочери переполнило "чашу терпения" Саймулловой и внезапно вызвало у нее сильное душевное волнение.

Таким образом, ссылку суда в приговоре на то, что противоправное и аморальное поведение Саймуллова и сообщение об изнасиловании им пять лет назад младшей дочери не были для Саймулловой неожиданностью, нельзя признать обоснованной.

Содеянное Саймулловой подлежит квалификации по ч. 1 ст. 107 УК РФ.

Судебная коллегия нашла возможным при назначении наказания осужденной применить ст. 73 УК РФ, т. е. назначить условное осуждение, с учетом совокупности смягчающих наказание обстоятельств, данных, положительно характеризующих ее как по месту работы, так и жительства, а также с учетом ее состояния здоровья, наличия на иждивении четырех малолетних детей и ходатайств администрации пос. "Пригородный" и коллектива Пригородной средней школы Железнодорожного района г. Ульяновска о снисхождении.