14. В силу ст. 301 УПК РСФСР приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании

(Извлечение)

Судом Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области 16 июня 1997 г. осуждены: Кичигин по ч. 1 ст. 126, ч. 3 ст. 148 УК РСФСР и Кривенко по ст. 17 и ч. 3 ст. 148 УК РСФСР (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января 1989 г.).

Кичигин признан виновным в совершении вымогательства у Назаровой денег под угрозой насилия над ней и ее близкими, повреждения и уничтожения ее имущества, в составе организованной группы, а также в совершении повторно вымогательства денег у Молодкина под угрозой насилия над ним и его близкими, соединенного с насилием, не опасным для его жизни и здоровья, выразившимся в нанесении побоев и незаконном лишении свободы.

Кривенко признан виновным в соучастии в форме пособничества в вымогательстве организованной группой.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, рассмотрев дело 30 сентября 1997 г. по кассационным жалобам потерпевших, осужденных и их адвокатов, приговор отменила, дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В силу ст. 301 УПК РСФСР приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии со ст. 240 УПК РСФСР были непосредственно исследованы в судебном заседании. С учетом этого требования закона суд не вправе ссылаться в подтверждение своих выводов на доказательства, если они не были должным образом исследованы судом. Ссылка в приговоре на показания потерпевших, свидетелей, данные при производстве предварительного следствия или в ином судебном заседании, допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст. 286 УПК РСФСР.

При этом следует иметь в виду, что фактические сведения, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь при соблюдении требований ст.ст. 20, 240, 286 УПК РСФСР: после их проверки и всестороннего, непосредственного исследования в судебном заседании.

Как видно из материалов дела, подсудимые Кичигин и Кривенко виновными себя не признали. Суд, сославшись на возможность (в соответствии со ст. 277 УПК РСФСР) рассмотрения уголовного дела в отсутствие потерпевших и свидетелей, принял решение в случае необходимости обеспечить их явку в судебное заседание, однако этот вопрос впоследствии в ходе судебного разбирательства не обсудил и огласил их показания.

В соответствии с п. 2 ст. 286 УПК РСФСР суд вправе огласить показания, данные на предварительном следствии свидетелем, потерпевшим, при отсутствии в судебном заседании этих лиц по причинам, исключающим возможность их явки в суд.

Между тем суд не принял мер к установлению местонахождения потерпевших и свидетелей и провел судебное заседание без их участия. Как видно из кассационной жалобы Молодкина, он указывал адрес своего проживания в г. Нижневартовске. По сообщению адресного бюро г. Нижневартовска, свидетели Мурашова, Захарченко, Чернов также проживали по месту рассмотрения дела.

С учетом этих обстоятельств вывод суда о невозможности явки в суд потерпевших и свидетелей, за исключением свидетеля Ларюшкиной, нельзя признать обоснованным.

Суд не выполнил требования ст. 286 УПК РСФСР.

Кроме того, при рассмотрении дела суд нарушил предусмотренные ст. 240 УПК РСФСР принципы непосредственности и устности судебного разбирательства.

Поэтому приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.