3. При решении вопроса об обоснованности продления срока содержания под стражей в качестве меры пресечения суд не рассматривает вопрос о доказанности либо недоказанности предъявленного обвинения

(Извлечение)

 

17 июня 1995 г. возбуждено уголовное дело, в процессе расследования которого 21 июня 1997 г. была арестована Носкова.

Носковой предъявлено обвинение в завладении чужим имуществом и приобретении права на имущество путем обмана и злоупотребления доверием (мошенничество), совершенном повторно, в крупных размерах, организованной группой, и в сокрытии полученных доходов (прибыли) или иных объектов налогообложения в особо крупных размерах.

Срок содержания Носковой под стражей продлен Генеральным прокурором РФ до 18 месяцев.

По окончании предварительного следствия 25 августа 1998 г. обвиняемая начала ознакомление с материалами дела, общий объем которого составлял 307 томов.

Срок содержания Носковой под стражей закончился 21 декабря 1998 г.

Постановлением судьи срок содержания под стражей Носковой продлен до момента окончания ознакомления всех обвиняемых с делом, но не более чем на 6 месяцев.

В частной жалобе адвокат просил постановление судьи отменить, мотивируя тем, что вина Носковой в инкриминируемых ей деяниях материалами дела не подтверждается.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 9 марта 1999 г. постановление судьи оставила без изменения, указав следующее.

Срок содержания Носковой под стражей истекал 21 декабря 1998 г. 7 декабря 1998 г., т. е. не менее чем за пять суток до истечения этого срока, как того требует закон (ч. 4 ст. 97 УПК РСФСР), прокурор области обратился с ходатайством в областной суд о продлении срока содержания Носковой под стражей до окончания ознакомления всех обвиняемых с материалами дела.

На день рассмотрения ходатайства прокурора области о продлении срока содержания под стражей Носкова не ознакомилась еще с 60 томами уголовного дела.

Согласно ст. 97 УПК РСФСР в случае, когда ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами дела до истечения предельного срока содержания под стражей невозможно, судья может по ходатайству прокурора области продлить срок содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и направления прокурором дела в суд, но не более чем на шесть месяцев.

Поэтому решение судьи об удовлетворении ходатайства прокурора законно и обоснованно.

Доводы, изложенные в жалобе адвоката, о том, что вина Носковой в мошенничестве и в сокрытии полученных доходов от налогообложения материалами дела не подтверждается, не могут являться основанием для отмены постановления судьи, поскольку при рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания под стражей судья не решает вопрос о виновности обвиняемой.