О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ НАЗНАЧЕНИЯ СУДАМИ УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ

В послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации "Россия на рубеже реформ" отмечается, что обеспечение правопорядка, борьба с преступностью и коррупцией являются важнейшей политической задачей. От того, насколько успешно государство сможет противостоять криминальному натиску, зависит безопасность общества, судьба демократических преобразований в России.

Естественно, решать задачи по укреплению законности и правопорядка в стране суды могут лишь в пределах конституционных полномочий и только в определенных для них законом рамках.

Рассмотрение дел в установленные сроки, объективное и беспристрастное судебное разбирательство, исключающее осуждение лиц, виновность которых не доказана, и, наконец, назначение справедливого наказания лицам, виновным в совершении преступления, - все это тот реальный вклад судов в дело укрепления законности и правопорядка, который ждет от нас общество.

В новом Уголовном кодексе Российской Федерации изменилась идеологическая сущность концепции уголовного законодательства, базирующегося на качественно иных, чем ранее, ценностных ориентирах и идейных установках, что обусловлено переходом к демократическому правовому обществу, где задачи уголовного права в корне меняются. В центре оказывается человек, защита его жизни, здоровья, свободы, чести и достоинства, охрана его собственности. В новом Уголовном кодексе последовательно реализовывались две общемировые тенденции развития уголовного права: смягчение ответственности за преступления, не представляющие большой общественной опасности и совершенные впервые, с одновременным ужесточением наказания за наиболее опасные и распространенные преступления, а также в отношении рецидива преступлений.

Уголовный кодекс 1996 года содержит ряд новых положений, которыми должны руководствоваться суды при решении вопроса о назначении наказания. В отличии от ранее действовавшего уголовного закона в УК РФ несколько сужены рамки судебного усмотрения при назначении наказания. Но это не умаляет роль суда при решении вопроса о назначении наказания, а повышает ответственность судей за строгое применение норм Общей части Уголовного кодекса как дополнительной гарантии назначения законного и справедливого наказания лицам, признанным виновными в совершении преступления.

Необходимо отметить, что восстановление социальной справедливости (ст. 43 УК РФ) как цели уголовного наказания впервые определено в нашем национальном уголовном законодательстве. Профессор А.В.Наумов справедливо отметает, что "правовое отражение справедливости (а уголовно-правовое - тем более) не ограничивается ее экономическим содержанием. Право фиксирует определенный уровень прав и обязанностей человека. Нарушение их, т. е. нарушение права, всегда есть нарушение справедливости"1 . Разумеется, не все нарушенные преступлением права и свободы человека могут быть восстановлены с помощью репрессивного потенциала. Если имущественные уголовно-правовые санкции (штраф, конфискация имущества) носят восстановительный характер, то восстановление социальной справедливости в связи с совершением, например, посягательств на жизнь и здоровье человека не может привести к восстановлению фактически утраченной жизни потерпевшего, утраты здоровья и т. п. Вместе с тем восстановление социальной справедливости, заложенное в его уголовном наказании и связанное с его карательным содержанием, не означает, что наказание преследует цель кары по отношению к преступнику. Наказание, даже самое суровое, применяется не для того, чтобы причинить осужденному моральные и физические страдания. Поэтому судам надо это учитывать, решая вопрос о целесообразности избрания лишения свободы и его продолжительности с точки зрения исправления осужденного. Но, как показывает анализ статистических данных, эффективность частной превенции низкая. Об этом может свидетельствовать статистика рецидива преступлений: в 1997 г. - 33,3%, в 1998 г. - 34,3%. Не сокращается число лиц с неснятой и непогашенной судимостью и вновь совершивших преступление (21,5%-21,9% за указанный период).

Говоря о цели предупреждения совершения преступлений, нельзя считать, что главным средством борьбы с преступностью является уголовное наказание. Однако вынесенное судом наказание прерывает преступную деятельность лиц и воздействует на определенную часть людей, заставляя их под страхом уголовного наказания не совершать уголовно наказуемых деяний. В УК РФ предусмотрен более дифференцированный подход к назначению уголовного наказания, которое является самой строгой мерой государственного принуждения.

Со времени введения в действие УК РФ у судов возник ряд вопросов при его применении. Пленум Верховного Суда РФ, придавая исключительно большое значение правильному назначению наказания, обсудил судебную практику по этому вопросу. В принятом постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 40 от 11 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания" особое внимание обращено на исполнение требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению судами уголовного наказания. Подчеркнуто, что несправедливое наказание вследствие суровости или мягкости не способствует решению задач и осуществлению целей, указанных в ст.ст. 2 и 43 УК РФ. Эти рекомендации согласуются с ранее принятыми постановлениями Пленума Верховного Суда РФ (пп. 1 и 2).

Как показали обобщения судебной практики, проведенные Верховными судами республик, областными и краевыми судами, суды назначают осужденным в основном справедливое наказание.

Но не обходится и без ошибок. Так, Канышевским районным судом Чувашской Республики в июне 1998 г. М. был осужден по пп. "а" и "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы за кражу пяти мешков зернофуража на 167 руб. в соучастии с другим осужденным по этому делу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики приговор в отношении М. обоснованно изменила, установив лишение свободы условно. В определении кассационная коллегия наряду с другими смягчающими обстоятельствами учла и то, что осужденный имеет на иждивении грудного ребенка.

Изучение практики назначения наказания выявило негативные тенденции в структуре судимости. От числа всех осужденных лица, осужденные за совершение преступлений средней тяжести, в 1998 году составили 23,2% (в 1997 году - 21,0%), больше половины (52,9%) осуждено за совершение тяжких преступлений. Число лиц, совершивших особо тяжкие преступления, возросло с 4,4% в 1997 году до 5,9% в прошлом году. В группе совершили преступления 40,8% осужденных, число лиц, совершивших преступление в составе организованной группы, увеличилось на 22,4%. Число осужденных несовершеннолетних возросло на 15,6%, а их удельный вес ко всем осужденным - с 11,7% до 12,4%.

Принятая в новом УК РФ система назначения наказаний ориентирована на то, чтобы более суровые из них могли применяться только в случаях, когда исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений невозможно при применении более мягких видов наказания. На это указывается в ч. 1 ст. 60 УК РФ.

В целом соответствует этому принципу и судебная практика последнего времени. К лишению свободы было осуждено: в 1995 году - 34,5% лиц, в 1996 году - 33,6%, в 1997 году - 32,7% и в 1998 году - 32,3%.

За совершение отдельных категорий преступлений среди назначаемых видов наказания удельный вес лишения свободы выше: за преступления против жизни и здоровья (ст.ст. 105-125 УК РФ) - 41,8%; убийство - 96,4%; умышленное причинение тяжкого вреда здоровью - 69,6%; изнасилование - 81,9%. В 1998 году за совершение убийств при отягчающих обстоятельствах к смертной казни осуждено 116 человек, к пожизненному лишению свободы - 55 человек.

Решение о назначении наказания должно быть продуманным, взвешенным, чтобы у граждан не создавалось впечатление безнаказанности правонарушителей, не обострялось чувство социальной незащищенности от преступных посягательств.

Как свидетельствует судебная практика, суды порой лишены возможности избрать подсудимым справедливое наказание, поскольку многие из них не работают из-за безработицы, а назначение штрафа нереально из-за невыплат зарплаты.

В последнее время увеличивается число совершивших преступления лиц, которые, будучи трудоспособными, не работали и не учились: в первом полугодии 1997 г. - 466,0 тыс. (45,3%), в 1998 г. - 510,3 тыс. (47,8%). Рост их числа составил 2,5%.

Весьма незначительное число лиц осуждается к исправительным работам (1997 г. - 6,9%, 1998 г. - 5%), к штрафу (1997 г. - 7,9%, 1998 г. - 5,4%). Свыше половины осужденным назначается наказание условно (в 1997 г. - 52,2%, 1998 г. - 51,4%). Обращает на себя внимание, что суды практически не назначают подсудимым, где есть к тому основания, дополнительные наказания. В прошлом году, например, дополнительные наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью применены к 2414 осужденным (0,2% от числа всех осужденных), назначен штраф - 4404 осужденным (0,4%), применена конфискация имущества - 14 314 осужденным (2,8%).

Красноярский краевой суд сообщает, что ввиду ограничения возможностей реального исполнения материальных санкций назначение исправительных работ снизилось в 1998 году в сравнении с предшествующим годом с 8,7% до 4,2%, штрафа - с 5,5% до 3,1%.

Ярославский областной суд отмечает в обзоре, что судами области штраф назначается к 1% осужденных, исправительные работы - к 1,5%. Неполное введение в действие всех видов наказаний, предусмотренных ст. 44 УК РФ, не позволяет полностью реализовать изложенный в ст. 60 УК РФ принцип приоритета более мягких видов наказаний, чем лишение свободы.

Статистические данные о назначении этих видов наказаний за отдельные категории преступлений показывают, что резервы для их применения есть. Например, в прошлом году 31,7% лиц, осужденных за умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ) и побои (ст. 116 УК РФ), назначены исправительные работы, а штраф - 35,6%; 12,2% осужденных за кражу (ч. 1 ст. 158 УК РФ) - исправительные работы, штраф - 12,4%; 17,1% - за хулиганство (ч. 1 ст. 213 УК РФ) - исправительные работы.

Имеющиеся материалы позволяют установить типичные ошибки судов при выполнении требований гл. 10 УК РФ. Отдельные суды при вынесении приговоров шаблонно, механически перечисляют требуемые ст. 60 УК РФ критерии для обоснования назначения наказания как якобы учтенные судом. Например, в некоторых приговорах содержатся ссылки на "тяжесть содеянного" либо на то, что "преступление было совершено на почве семейных неурядиц", либо дается ничего не объясняющая формулировка о том, что наказание назначено с учетом конкретных обстоятельств дела, а также смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.

Понятно, что такой подход судов к назначению наказания неприемлем не только потому, что он противоречит ряду действовавших постановлений Пленума Верховного Суда РФ. В условиях применения Уголовного кодекса РФ такие приговоры подлежат отмене или изменению, поскольку они должны соответствовать Общей части этого Кодекса, содержащей положения, регулирующие назначение наказания осужденным. К ним относятся установление судом смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, наличие рецидива и т. д. Все это с учетом правильной квалификации содеянного влияет на назначение справедливого наказания, так как в Общей части нового Кодекса установлены в определенных случаях иные, чем в санкциях соответствующих статей Особенной части, минимальные и максимальные сроки и размеры видов наказаний.

Вот один из примеров. Глазовский городской суд Удмуртской Республики при постановлении приговора в октябре 1998 г. в отношении Б. и Ю., признанных виновными в изнасиловании несовершеннолетней и совершении насильственных действий сексуального характера, указал, что при назначении вида и размера наказания принимает во внимание данные, характеризующие личности подсудимых. Из этой мотивировки невозможно сделать вывод, какие конкретно сведения о личности осужденных суд учел, являются ли имеющиеся характеристики положительными или отрицательными. По этим и иным основаниям определением судебной-коллегии по уголовным делам Верховного суда Удмуртской Республики приговор был отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение.

Много споров возникло при применении содержащейся в ч. 3 ст. 60 УК РФ правовой новеллы. Суть ее заключается в том, что при назначении наказания необходимо учитывать, какое влияние окажет назначенное наказание не только на исправление осужденного, но и на условия жизни его семьи. Эта норма воспринимается судами неодинаково.

Так, Читинский областной суд, так же как и ряд других судов, считает соответствующими требованиям ч. 3 ст. 60 УК РФ решения судов о признании обстоятельств, связанных с недостойным поведением осужденных в семье, как основание для применения более строгого вида наказания при альтернативных санкциях соответствующих статей Особенной части УК РФ. Вместе с тем некоторые суды учитывали при назначении наказания лишь обстоятельства, дающие основание для его смягчения, которые связаны с наличием у осужденного на иждивении несовершеннолетних детей и других членов семьи, нуждающихся в постоянной помощи, и т. п.

Пленум поддержал практику большинства судов. Она не противоречит ч. 3 ст. 60 УК РФ, поскольку установленные по делу обстоятельства, свидетельствующие о недостойном поведении обвиняемого в семье, отнесены законом к личностным характеристикам и должны учитываться судом при назначении наказания (п. 3).

В судебной практике возникли неясности по применению ст.ст. 61, 62 и 63 УК РФ. В частности, что следует понимать под явкой с повинной как обстоятельством, смягчающим наказание. Одни суды считают, что явка с повинной, не оформленная соответствующим протоколом, как предусмотрено в ст. 111 УПК РСФСР, не может быть признана как таковая. Другие под явкой с повинной понимают обращение лица в правоохранительные органы с письменным или устным заявлением о совершенном им преступлении.

Одни суды стоят на позиции, что обязательным условием явки с повинной как обстоятельства, смягчающего наказание, должна являться предшествующая неочевидность для правоохранительных органов участия данного лица в преступлении. Поэтому задержание лица с поличным на месте преступления не может признаваться явкой с повинной даже при наличии письменного оформления. Так, Рязанский областной суд обоснованно не признал в действиях X., осужденного за убийство при отягчающих обстоятельствах, явку с повинной, мотивируя это тем, что он написал заявление о признании своей вины после того, как его задержали по подозрению в совершении именно данного преступления, обстоятельства которого следствию были известны.

Другие суды иначе расценивают обстоятельства, связанные с понятием "явка с повинной". Например, Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда по протесту прокурора обоснованно отменила приговор Серпуховского городского суда в отношении К. за мягкостью назначенного судом наказания. Он был осужден за разбой по пп. "а" и "в" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к четырем годам лишения свободы. Суд при назначении этого наказания сослался на явку К. с повинной. Однако, как видно из дела, К. в течение года скрывался, его арест и так называемая "явка с повинной" датированы одним числом. Суд же не выяснил, что было раньше - арест или явка с повинной в правоохранительные органы. Кроме того, в документе, оформленном как явка с повинной, задержанный излагал другие обстоятельства совершенного преступления, чем те, которые были установлены в суде и отражены в приговоре.

Что же касается письменных заявлений лиц с признанием своего участия в преступлении и указанием обстоятельств его совершения, изобличением других соучастников, выдачей вещественных доказательств и похищенного, то они должны расцениваться не как явка с повинной, а как активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления. Такие обстоятельства, смягчающие наказание, в каждом конкретном случае должны быть исследованы судом, а их признание таковыми - мотивировано в приговоре.

У судов возник также вопрос, как быть в случаях, когда явка с повинной заявлена лицом в отношении лишь одного из нескольких совершенных им преступлений. Должно ли это обстоятельство, смягчающее наказание, учитываться при назначении наказания по совокупности преступлений либо только при назначении наказания за преступление, по поводу которого имела место явка с повинной. Пленум Верховного Суда РФ поддержал вторую точку зрения. Она согласуется со ст. 17 УК РФ, предусматривающей, что при совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи Уголовного кодекса (п. 4 постановления Пленума).

До последнего времени у судов была разная позиция по применению ст. 62 УК РФ. Как отметил в обзоре судебной практики Краснодарский краевой суд, судами края применяются правила назначения наказания, предусмотренные ст. 62 УК РФ, как по совокупности смягчающих обстоятельств, указанных в пп. "и" и "к" ст. 61 УК РФ, так и при наличии одного из них. Пензенский областной суд придерживается иной точки зрения, полагая, что правила, изложенные в ст. 62 УК РФ, могут применяться судами в тех случаях, когда одновременно имеется хотя бы по одному обстоятельству, предусмотренному в пп. "и" и "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ.

При обсуждении этой проблемы участники Пленума Верховного Суда РФ исходили из позиции более широкого применения ст. 62 УК РФ, так как она отвечает заложенным в Уголовном кодексе принципам гуманизма и справедливости при назначении наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления.

Из этих принципиальных положений исходит в своей практике Президиум Верховного Суда РФ.

Верховным судом Республики Башкортостан 15 ноября 1996 г. Я. осужден по пп. "б" и "г" ст. 102 УК РСФСР к 13 годам лишения свободы. Как видно из приговора, суд при назначении наказания учел в качестве обстоятельств, смягчающих наказание, явку с повинной и занятие общественно полезным трудом, а также положительную характеристику виновного. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о смягчении наказания осужденному до 11 лет и 3 месяцев лишения свободы.

Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил протест и в постановлении от 6 августа 1997 г. указал, что в соответствии с п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ явка с повинной признается обстоятельством, смягчающим наказание, и, как определено в ст. 62 УК РФ, при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и при отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Изучение судебной практики выявило ошибки в применении судами ст. 63 УК РФ. Положения этой статьи изложены предельно четко и, казалось бы, не может быть неясностей в их применении. Между тем в Новосибирской области имеются еще случаи расширительного толкования судами отягчающих обстоятельств, таковыми необоснованно признаются: совершение преступления в состоянии опьянения, непризнание осужденным своей вины, непринятие лицом мер к возмещению материального ущерба. Подобные ошибки выявил при обобщении судебной практики и Астраханский областной суд.

Отдельными судами вопреки ч. 2 ст. 63 УК РФ повторно учитываются как отягчающие наказание обстоятельства и такие, которые предусмотрены в качестве признака преступления. Так, приговором Кировского районного суда Новосибирской области В. был осужден по п. "в" ч. 3 ст. 111 УК РФ. Хотя неоднократность является признаком данного состава преступления, суд в нарушение закона при назначении наказания В. необоснованно учел в качестве отягчающего обстоятельства его предыдущую судимость по ч. 1 ст. 108 УК РСФСР. Судебная коллегия Новосибирского областного суда из приговора исключила это указание суда.

Приведенные примеры свидетельствуют о необходимости повышения качества осуществления правосудия, своевременного исправления судебных ошибок, повышения уровня кассационного и надзорного судопроизводства.

Учитывая, что установление обстоятельств, отягчающих наказание, имеет существенное значение для правильного решения вопроса о назначении виновному лицу наказания, а также имея в виду, что в определенных случаях их наличие препятствует, например, применению ст. 62 УК РФ, судам рекомендовано всесторонне исследовать материалы дела, свидетельствующие о наличии обстоятельств, отягчающих наказание, с обязательным приведением в приговоре принятого решения (п. 6 постановления Пленума).

В связи с тем, что совершение преступления лицом, находящимся в состоянии опьянения, в перечень обстоятельств, отягчающих наказание, УК РФ не включено, а в ст. 23 УК РФ говорится лишь о том, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности, у судов возник вопрос, могут ли они учитывать указанные обстоятельства при назначении такому лицу наказания. Пленум дает положительный ответ, исходя из положений ч. 3 ст. 60 УК РФ о том, что указанные обстоятельства могут учитываться судом при оценке данных, характеризующих личность виновного.

В УК РФ включено ранее неизвестное положение о рецидиве преступлений (ст. 18). Естественно, применение этой нормы у судов породило много вопросов. Так, судами Смоленской области допускаются ошибки при определении вида рецидива. Особенно часто они связаны с тем, что неправильно учитываются судимости за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет, и судимости, которые должны считаться погашенными в силу ст. 86 УК РФ.

Пленум в принятом постановлении обратил внимание судов на необходимость в соответствии со ст. 86 УК РФ по каждому делу исследовать материалы, свидетельствующие о наличии непогашенных или неснятых судимостей за умышленные преступления, на основании которых и должен быть решен вопрос о наличии или отсутствии рецидива преступлений. Суды обязаны учитывать, что в силу ч. 4 ст. 18 УК РФ судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет, не учитываются при признании рецидива преступления. При этом не имеет значения, являлось ли оконченным преступление, за которое лицо осуждается по последнему приговору либо было осуждено ранее, а также являлось ли оно исполнителем или соучастником любого из этих преступлений (п. 7 постановления Пленума).

Пленумом даны разъяснения о применении ст. 64 УК РФ. Ее диспозиция по сравнению со ст. 43 УК РСФСР несколько расширена. Но это в целом не повлияло на правоприменительную практику судов.

Исключительность смягчающих обстоятельств закон связывает с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления. Причем суд должен прийти к выводу о том, что какое-либо отдельное исключительное обстоятельство или совокупность исключительных обстоятельств существенно уменьшают степень общественной опасности совершенного преступления. Однако суды не всегда мотивируют в приговоре принятое решение, весьма редки случаи признания ими исключительными отдельных смягчающих обстоятельств, хотя закон позволяет это делать (ч. 2 ст. 64 УК РФ).

Как свидетельствует судебная статистика, в последние годы суды стали шире использовать закон при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за конкретное преступление. Так, в 1990 году от общего числа осужденных к лишению свободы суды назначили более мягкое наказание 2,9% лиц, в 1996 году - 7,2%, в 1997 г. - 8,4% и в 1998 г. - 8,2%.

В отдельных регионах страны случаи применения ст. 64 УК РФ крайне редки. Тульский областной суд объясняет такое положение тем, что суды области с учетом смягчающих обстоятельств назначают условное осуждение, не "решаясь" назначить более мягкий вид наказания (исправительные работы или штраф), полагая, что исполнить наказание в виде исправительных работ будет сложно, а штраф с учетом материального положения ряда осужденных вообще не может быть выплачен.

Изучение поступивших обзоров судебной практики показывает, что основную ошибку при назначении наказания с применением ст. 64 УК РФ суды допускают при определении минимального срока или размера наказания, предусмотренного соответствующими статьями Общей части УК РФ. Так, приговором Октябрьского районного суда г. Новороссийска З. осужден по ч. 1 ст. 228 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к двум месяцам лишения свободы, что противоречит ст. 56 УК РФ. Такие же ошибки допускаются судами и при назначении штрафа, минимальный размер которого в силу ст. 46 УК РФ не может быть ниже 25 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до одного года. Например, приговором Абинского районного суда Краснодарского края С. осужден по ч. 3 ст. 327 УК РФ за использование заведомо подложного документа с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 200 руб., что ниже минимального установленного законом размера штрафа.

У судов возник вопрос, возможно ли назначение наказания с применением ст. 64 УК РФ в виде реального лишения свободы (например, по ч. 2 ст. 158 УК РФ), однако ниже установленного законом для данного преступления нижнего предела этого вида наказания - один год лишения свободы?

Вот один из примеров. Приговором Ленинского районного суда г. Саратова от 2 октября 1998 г. X. и Ш. осуждены по пп. "а", "в" и "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ за хищение из квартиры имущества на общую сумму 8270 руб. Ш. было назначено наказание в виде одного года лишения свободы, тогда как в санкции ч. 2 этой статьи УК содержится альтернативное наказание в виде штрафа, а лишение свободы предусматривает ее нижний предел - два года лишения свободы. Обосновывая такое решение, суд в приговоре указал, что к смягчающим наказание обстоятельствам относит признаки вины, раскаяние, отсутствие судимости. Отягчающих обстоятельств не установлено. Вместе с тем суд принимает во внимание отрицательную характеристику на Ш., а также тяжесть совершенного преступления и поэтому полагает, что тот не может быть исправлен и перевоспитан без изоляции от общества и назначает ему наказание в виде лишения свободы. Совокупность смягчающих обстоятельств суд признает исключительными и считает необходимым применить ст. 64 УК РФ. Подобная ситуация встречается и при применении, например, ч. 1 ст. 200 УК РФ, санкция которой предусматривает возможность назначения альтернативных видов наказания, в том числе исправительных работ от одного года до двух лет. Суды назначают с применением ст. 64 УК РФ исправительные работы ниже одного года, но в пределах, указанных в ч. 1 ст. 50 УК РФ.

Иной позиции придерживается президиум Московского областного суда. Приговором Волоколамского городского суда Московской области С. и Б. осуждены каждый по пп. "а", "б", "в" и "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к одному году и шести месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием 10% из заработной платы. Отменяя приговор, президиум Московского областного суда указал в постановлении, что санкция ч. 2 ст. 158 УК РФ предусматривает два вида наказания: штраф и лишение свободы. Статья 64 УК РФ может быть применена при наличии предусмотренных в ней оснований к штрафу или лишению свободы. Суд же в нарушение данных требований назначил осужденным наказание в виде исправительных работ при наличии в санкции статьи более мягкого вида наказания.

В постановлении Пленума (п. 8) принята первая точка зрения, которая основывается на положениях ч. 1 ст. 64 УК РФ. Закон не содержит каких-либо запретов при назначении более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление, а именно: назначить наказание ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или суд может назначить более мягкий вид наказания. В рассматриваемых случаях Ленинский районный суд был вправе назначить один год лишения свободы, а Волоколамский городской суд мог назначить исправительные работы, так как этот вид наказания более мягкий, чем лишение свободы.

Много вопросов у судов возникло в связи с применением судами ст. 66 УК РФ о назначении наказания за неоконченное преступление. Особенно острые споры возникли при обсуждении вопроса о назначении наказания лицам, осужденным за приготовление к преступлению и за покушение на преступление, при наличии оснований для применения ст. 62 УК РФ.

Так, в обзоре судебной практики Ульяновским областным судом отмечается, что было бы правильным при наличии оснований назначения наказания подсудимому с применением ст.ст. 62 и 66 УК РФ три четверти максимального срока или размера наиболее строгого наказания учитывать один раз. Эта позиция обосновывается тем, что и ст. 66, и ст. 62 УК РФ устанавливают такой размер от наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление. Но, как сообщает областной суд, в районных судах области судебная практика складывается по-иному: сначала назначается наказание в соответствии со ст. 66 УК РФ, а затем применяются правила ст. 62 УК РФ, отсчитывая три четверти наказания от максимального срока, предусмотренного за неоконченное преступление. Пермский областной суд отмечает, что УК РФ предусматривает обязательное смягчение наказания не только по ст. 62 УК РФ, но и по ст. 66 УК РФ, и каких-либо затруднений в применении этих статей суды не испытывают. В большинстве полученных отзывов указанная позиция поддерживается. То же относится и к назначению наказания за неоконченное преступление при наличии рецидива преступлений: применяя правила ст. 68 УК РФ, следует исходить из максимального срока наказания, который может быть назначен с учетом требований ст. 66 УК РФ. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении подтвердил позицию большинства судов (п. 9). В нем содержатся рекомендации и по другим вопросам, например, о невозможности применения смертной казни или пожизненного лишения свободы к лицам, совершившим действия, свидетельствующие о приготовлении к преступлению, либо покушавшимся на совершение преступления, и назначении лишения свободы в пределах, указанных в чч. 2 и 3 ст. 66 УК РФ.

Главой 14 УК РФ установлены особенности уголовной ответственности, а также назначения наказания лицам, совершившим преступление в несовершеннолетнем возрасте. Изучение судебной практики показало, что в основном суды правильно назначают таким лицам, признанным виновными в совершении преступления, наказание с применением ст. ст. 66, 69 и 70 УК РФ. Но не обошлось и без ошибок.

Например. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 27 августа 1998 г. рассмотрела дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на приговор Московского городского суда от 11 апреля 1997 г., которым несовершеннолетний X. осужден по пп. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества, по пп. "з" и "н" ст. 102 УК РСФСР к восьми годам и шести месяцам лишения свободы, по ст. 15 и пп. "з" и "н" ст. 102 УК РСФСР к восьми годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 40 УК РСФСР - к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

Внося необходимые изменения в приговор Московского городского суда, Судебная коллегия, в частности, указала, что суд необоснованно назначил X. по ст. 15 и пп. "з" и "н" ст. 102 УК РСФСР наказание в виде восьми лет лишения свободы. В соответствии со ст. 66 УК РФ срок и размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока и размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление. Согласно ст. 88 УК РФ лишение свободы несовершеннолетним осужденным назначается на срок не свыше десяти лет, в связи с чем за покушение на преступление, предусмотренное ст. 102 УК РСФСР, не могло быть назначено более семи лет и шести месяцев лишения свободы.

Пленум в п. 6 постановления подтвердил сложившуюся практику большинства судов, указав, что при назначении наказания лицу, совершившему преступление в несовершеннолетнем возрасте, окончательное наказание по совокупности преступлений и по совокупности приговоров в силу ч. 6 ст. 88 УК РФ не может превышать десяти лет.

Пленум также разъяснил, что в случае совершения лицом нескольких преступлений, одни из которых были совершены в несовершеннолетнем возрасте, а другие - в совершеннолетнем возрасте, судам рекомендовано при избрании наказания по совокупности преступлений вначале назначать наказание за совершенные преступления в возрасте до восемнадцати лет с учетом требований ст. 88 УК РФ, а затем за преступления, совершенные после достижения совершеннолетия, и окончательное наказание - по правилам ст. 69 УК РФ. При обсуждении этого вопроса высказывались опасения, не поймут ли суды это разъяснение как рекомендацию самостоятельно квалифицировать действия по отдельным эпизодам преступления, совершенным лицом в возрасте до восемнадцати лет, а затем - в совершеннолетнем возрасте.

В постановлении Пленума об этом речь не идет. Имеются в виду лишь случаи, когда действия подсудимого (как в несовершеннолетнем, так и в совершеннолетнем возрасте) уже получили правильную самостоятельную квалификацию содеянного по различным статьям или частям статьи Особенной части УК РФ. Исходя из этого разъясняется порядок применения ст. 69 УК РФ при назначении окончательного наказания по совокупности преступлений, в том числе с учетом требований ст. 88 УК РФ.

Принятое Пленумом постановление касается лишь вопросов назначения наказания по правилам Общей части УК РФ и не затрагивает проблем квалификации действий лиц за совершение конкретных преступлений. Это тема специальных постановлений Пленума Верховного Суда РФ.

У судов возникали вопросы и по применению ими ст. 68 УК РФ о назначении наказания при рецидиве преступлений. Суды Рязанской области правила ч. 2 ст. 68 УК РФ не применяют лишь в двух случаях, когда судимость - квалифицирующий признак совершенного преступления (например, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, п. "в" ч. 2 ст. 213 УК РФ) или когда судом установлены исключительные обстоятельства, перечисленные в ст. 64 УК РФ.

Пленум разделил позицию судов Рязанской области, отметив в постановлении, что правила, изложенные в ч. 3 ст. 68 УК РФ, применяются лишь тогда, когда статья (или часть статьи) Особенной части УК РФ содержит указание на судимость лица как на квалифицирующий признак при совершении нового преступления. На другие квалифицирующие признаки, например неоднократность, правила ч. 3 ст. 68 УК РФ не распространяются (п. 11 постановления Пленума).

Различное понимание судами данного вопроса обусловлено несовершенством законодательства, в частности ст. 16 УК РФ. Она находится в логическом несоответствии с положениями Особенной части Уголовного кодекса, где в отдельные статьи в качестве квалифицирующего признака наряду с "неоднократностью" введена и "судимость". Образовался своеобразный "правовой тупик", поскольку при квалификации действий лица по признаку неоднократности, когда этот квалифицирующий признак образуется наличием судимости за ранее совершенное преступление, необходимо в соответствии с законом назначить наказание по правилам о рецидиве преступлений.

В рассматриваемом, а также в других случаях, если лицо, совершившее новое преступление, имеет неснятые и непогашенные судимости, следует, как того требует закон, в соответствии со ст. 18 У К РФ решить вопрос о наличии рецидива преступлений и его вида, а затем назначить наказание по правилам ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Поскольку ч. 2 ст. 18 УК РФ допускает возможность квалифицировать совершение нового преступления по признаку неоднократности преступления, если судимость лица за ранее совершенное им преступление не была погашена или снята, возникает вопрос, как должен поступить суд при назначении наказания лицу, действия которого квалифицированы по признаку совершения преступления неоднократно, при наличии оснований применения ст. 62 УК РФ?

Сложность решения этого вопроса связана с тем, что в ст. 62 УК РФ существует оговорка:

наличие смягчающих обстоятельств, предусмотренных в пп. "и" и "к" ст. 61 УК РФ, может быть учтено судом, если отсутствуют отягчающие обстоятельства. В п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ в качестве таких отягчающих обстоятельств перечислены неоднократность преступлений, рецидив преступлений.

С учетом этих особенностей Пленум в п. 13 постановления разъяснил применение указанных норм в зависимости от того, имеется или нет неснятая или непогашенная судимость у лица, действия которого квалифицированы по признаку неоднократности за совершенное преступление. Разберем это на примерах.

Первый случай. Лицо совершило два или более преступлений, ни за одно из которых оно не было осуждено. Судом установлено наличие смягчающих наказание обстоятельств, перечисленных в пп. "и" и "к" ст. 61 УК РФ. В соответствии со ст. 62 УК РФ назначенное судом наказание в этих случаях не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания. Так, лицо признано виновным в убийстве, совершенном неоднократно. Виновный явился в органы следствия с повинной, активно способствовал раскрытию преступления. Осуждая его по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ суд должен назначить наказание - 15 лет лишения свободы, поскольку отягчающее обстоятельство "неоднократность преступлений" в силу ч. 2 ст. 63 УК РФ предусмотрено в качестве признака преступления - убийство, совершенное неоднократно.

Второй случай. Тот же пример, но основанием для квалификации деяния по признаку совершения преступления неоднократно явилась предшествующая судимость. Ситуация более сложная и должна решаться на основании положений, содержащихся не только в ст. ст. 16, 62 и 63 УК РФ, но и положений, содержащихся в ст.ст. 18 и 68 УК РФ.

Поскольку лицо было судимо и судимость не была погашена или снята, следует в силу ст. 18 УК РФ решить вопрос о наличии рецидива преступлений и его вида. Если он будет установлен, то на основании п. "а" ч. 1 ст. 63 УК РФ рецидив преступлений является обстоятельством, отягчающим наказание. Необходимо также отметить, что это отягчающее обстоятельство не является квалифицирующим признаком преступления. Поэтому положения ч. 2 ст. 63 УК РФ к рассматриваемому случаю применены быть не могут. Таким образом, при назначении наказания суд должен руководствоваться ч. 2 ст. 68 УК РФ, если статья Особенной части УК не содержит указание на судимость лица, совершившего новое преступление, как квалифицирующий признак (например, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ), или при наличии исключительных обстоятельств, предусмотренных ст. 64 УК РФ.

В Уголовном кодексе Российской Федерации не воспроизведена норма, которая была в прежнем Уголовном кодексе, ограничивающая пределы наказания по совокупности преступлений максимальными пределами санкции статьи УК, предусматривающей более строгое наказание за преступление, входящее в совокупность. УК РСФСР как бы запрещал преступнику совершать лишь более тяжкое преступление, чем он уже совершил.

Сейчас ч. 3 ст. 69 УК РФ допускает возможность при наличии определенных условий назначить наказание до 25 лет лишения свободы. Это налагает на суды особую ответственность за правильное применение закона при назначении такого сурового наказания (в 1997 г. свыше 20 лет и до 25 лет лишения свободы включительно было осуждено 47 лиц, в 1998 - 149 лиц). Как видим, суды довольно осторожно подходят к назначению виновным лицам длительных сроков лишения свободы, хотя их число возрастает.

Нет ясности у судов, как складывать различные виды наказания при совокупности преступлений. Суть разъяснений (п. 14 постановления Пленума) заключается в том, что закон не исключает возможность сложения различных видов наказания. Например, назначая наказание за совершенные преступления в порядке ч. 2 ст. 69 УК РФ, за одно из которых определен штраф, а за другое - более строгий вид наказания, суд в зависимости от избранного правила назначения окончательного наказания может принять решение о поглощении штрафа более строгим наказанием либо, применив принцип сложения наказания, назначить самостоятельное исполнение наказания в соответствии со ст. 71 УК РФ (например, при назначении штрафа и лишения свободы).

Имелась настоятельная необходимость в разъяснении, как быть в случаях квалификации действий лица различными пунктами одной и той же части статьи УК РФ в ситуации, указанной в ч. 5 ст. 69 УК РФ.

Например, если после вынесения приговора, по которому виновный был осужден, скажем, за умышленное тяжкое телесное повреждение с особой жестокостью (п. "б" ч. 2 ст. 111 УК РФ), будет установлено, что осужденный виновен еще и в совершении умышленного тяжкого телесного повреждения из хулиганских побуждений (п. "д" ч. 2 ст. 111 УК РФ), то при применении ч. 5 ст. 69 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров в этом случае должно назначаться путем частичного или полного сложения наказания. Однако оно не может превышать максимального срока лишения свободы, предусмотренного соответствующей частью статьи УК РФ за конкретное преступление (п. 16 постановления Пленума). Разумеется, ч. 1 ст. 69 УК РФ предусматривает в определенных случаях и применение принципа поглощения менее строгого наказания более строгим. Но тогда такой вопрос не ставится.

Определенные трудности возникают у судов, когда наказание назначается при вердикте присяжных заседателей о снисхождении или особом снисхождении.

С введением в действие УК РФ эти вопросы следует решать в соответствии со ст. 65 УК РФ, а не на основании положений, содержащихся в ст. 460 УПК РСФСР. Не случайно в принятом постановлении Пленума отсутствуют ссылки на данную норму уголовно-процессуального закона.

Основной спор разгорелся вокруг того, может ли судья назначить подсудимому наказание в виде двадцати лет лишения свободы, когда присяжные заседатели в своем вердикте укажут, что лицо, признанное виновным в совершении преступления, за которое возможно назначение смертной казни или пожизненного лишения свободы, заслуживает снисхождения.

Ивановский областной суд высказал свое положительное мнение по этому вопросу.

Иную позицию занял Ставропольский краевой суд. Как он считает, судья при вердикте присяжных заседателей о снисхождении в силу ч. 1 ст. 65 УК РФ не может назначить наказание более двух третей от максимального срока наказания, предусмотренного санкцией статьи Особенной части УК РФ.

Не было единства в этом вопросе и в Верховном Суде РФ. Вот один из примеров. Президиум Верховного Суда РФ 1 апреля 1998 г. рассмотрел дело по протесту заместителя Генерального прокурора РФ на приговор суда присяжных заседателей Саратовского областного суда от 26 сентября 1997 г., по которому К. осужден по ст. 17 и п. "а" ст. 102 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, по пп. "а" и "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к шести годам лишения свободы, на основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений определено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

По вердикту присяжных заседателей К. признан виновным в подстрекательстве и пособничестве в совершении умышленного убийства М. из корыстных побуждений, в совершении кражи чужого имущества по предварительному сговору группой лиц, с проникновением в жилище.

Присяжными заседателями виновный признан заслуживающим снисхождения за убийство, но судьей наказание ему назначено за совершение данного преступления 14 лет лишения свободы.

Оставляя приговор в отношении К. без изменения, кассационная палата Верховного Суда РФ указала, что если санкция статьи, по которой лицо осуждено, предусматривает смертную казнь или пожизненное лишение свободы, то эти виды наказания не применяются при признании присяжными заседателями этого лица заслуживающим снисхождения, а указание о непревышении назначения такому лицу двух третей максимального срока наказания, предусмотренного санкцией статьи, относится только к тем составам преступления, санкция за которые предусматривает исчислимое наказание - срок и размер.

В протесте был поставлен вопрос о смягчении назначенного К. наказания в связи с неправильным истолкованием председательствующим судьей и кассационной палатой требований ст. 65 УК РФ.

Удовлетворяя протест, Президиум Верховного Суда РФ, в частности, указал, что такое понимание ст. 65 УК РФ противоречило бы смыслу содержащихся в ней положений. При снисхождении, как и при неоконченном преступлении, смертная казнь и ее альтернатива - пожизненное лишение свободы - не могут быть применены безусловно. В этой связи самым строгим видом наказания остается лишение свободы. И если лишение свободы применяется, оно не должно превышать определенного размера.

Президиум Верховного Суда РФ также обоснованно отметил, что смертная казнь и пожизненное лишение свободы - исключительные виды наказания. Они не подлежат свободному применению. Назначить их можно лишь при особых обстоятельствах. Как правило, за соответствующее деяние должно быть определено лишение свободы и только как исключение - смертная казнь или ее альтернатива - пожизненное лишение свободы. Таким образом, наказание в виде лишения свободы является базовым, основным и в рассматриваемом случае - наиболее строгим. Поэтому при признании судом присяжных К. заслуживающим снисхождения ему нельзя было назначить за убийство более 10 лет лишения свободы.

В принятом постановлении (п. 19) Пленум указал, что при назначении лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, необходимо руководствоваться общими началами назначения наказания с соблюдением положений, предусмотренных ст. 65 УК РФ.

Лицу, совершившему преступление, за которое возможно назначение смертной казни или пожизненного лишения свободы, но по вердикту присяжных заседателей заслуживающему снисхождения, судья, не применяя такие виды наказания, назначает лишение свободы в пределах, не превышающих двух третей максимального срока лишения свободы, указанного в соответствующей статье Особенной части УК РФ.

С учетом поступивших запросов Пленум разъяснил некоторые особенности применения ст. 65 УК РФ. Так, согласно этой статье присяжные заседатели вправе признать, что лицо, виновное в совершении нескольких преступлений, заслуживает снисхождения или особого снисхождения как за каждое из преступлений, так и за одно из них. Исходя из этого разъяснено, что судья, назначая наказание за каждое из преступлений, учитывает решение суда присяжных и при частичном или полном сложении наказаний по совокупности преступлений вправе назначить окончательное наказание по совокупности преступлений в пределах максимального срока - двадцати пяти лет, указанного в ч. 3 ст. 69 УК РФ. Важной является и рекомендация о назначении наказания за приготовление или покушение на совершение преступления при вердикте присяжных заседателей о снисхождении. В таких случаях следует исчислять две трети от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за неоконченное преступление, т. е. две трети от одной второй за приготовление к преступлению и две трети от трех четвертей - за покушение на преступление. Пленумом даны рекомендации и о назначении дополнительного наказания при вердикте присяжных о снисхождении или особом снисхождении. Поскольку ст. 65 УК РФ не делает различий между основными и дополнительными видами наказаний, то изложенные в ней правила о двух третях максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания должны к ним применяться одинаково, а при вердикте присяжных об особом снисхождении - руководствоваться и ст. 64 УК РФ, т. е. не применять вовсе дополнительное наказание, если соответствующей статьей УК РФ предусмотрено его обязательное применение (пп. 20 и 21 постановления).

В судебной практике возникали трудности в применении ст. 50 УК РФ в случае злостного уклонения от отбывания наказания лицом, осужденным к исправительным работам. Понятие злостного уклонения содержится в ст. 46 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации. Согласно ч. 3 этой статьи злостно уклоняющимся от отбывания исправительных работ признается осужденный, допустивший повторное нарушение порядка и условий отбывания наказания после объявления ему предупреждения в письменной форме за любое из указанных в части первой той же статьи нарушений (например, непоступление на работу в течение 15 дней со дня постановки на учет в уголовно-исполнительной инспекции либо уклонение от постановки на учет в органах службы занятости в течение того же срока, прогул или появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения), а также скрывшийся с места жительства осужденный, местонахождение которого неизвестно.

Судам рекомендовано при решении вопроса о том, является ли злостным уклонение от отбывания исправительных работ, проверять обоснованность объявления осужденному уголовно-исполнительной инспекцией предупреждения, выяснять причины повторного нарушения порядка и условий отбывания наказания. Отвечает потребностям судебной практики и разъяснение о том, что суд может заменить неотбытый срок исправительных работ лишением свободы и в том случае, когда санкция статьи Особенной части УК РФ предусматривает меньший срок лишения свободы, чем тот, на который ему были заменены исправительные работы, либо вообще не предусматривает лишения свободы. Такая рекомендация вытекает из ч. 3 ст. 50 УК РФ (п. 24 постановления).

У судов возникают вопросы при применении ст. ст. 73 и 74 УК РФ. В отличие от ст. 44 УК РСФСР в УК РФ, регламентирующем применение условного осуждения, имеются существенные отличия. Так, условное осуждение возможно лишь в отношении лиц, которым назначено наказание, указанное в ч. 1 ст. 73 УК РФ. Но не все суды учитывают эту особенность УК РФ. Например, Мценским районным судом Орловской области 9 февраля 1998 г. осужден И. по ст. 116 УК РФ за побои к штрафу в размере 25 минимальных размеров оплаты труда условно, хотя этот вид наказания не указан в названной норме. Не всегда суды учитывали, что дополнительные наказания приводятся в исполнение реально, так как исходя из смысла чч. 1 и 4 ст. 73 УК РФ условным может быть признано лишь основное наказание (п. 27 постановления Пленума).

Не было ясности и в том, что следует понимать под систематичностью и злостностью неисполнения условно осужденным в течение испытательного срока возложенных на него судом обязанностей. При подготовке разъяснения (п. 28 постановления Пленума) авторы исходили из положений, содержащихся в ст. 190 УИК РФ.

Разъяснено также, что суды вправе при наличии к тому оснований отменить условное осуждение, если осужденный скрылся от контроля. Согласно ч. 6 указанной статьи УИК РФ таковым лицо признается, если его местонахождение не установлено в течение более тридцати дней.

По-разному суды поступали в случаях, когда условно осужденный, которому установлен максимальный испытательный срок (пять лет), уклоняется от исполнения возложенных на него судом обязанностей или нарушил общественный порядок, за что на него было наложено административное взыскание. Пленум (п. 28 постановления) допускает возможность продления испытательного срока еще на один год, поскольку в ч. 2 ст. 74 УК РФ говорится о возможности продления испытательного срока в указанных случаях, но не более чем на один год.

Различно складывалась практика применения судами норм закона об отмене условного осуждения при совершении условно осужденным нового преступления в период испытательного срока. В случае совершения преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой тяжести вопрос об отмене или сохранении условного осуждения решается судом с учетом данных о личности осужденного и обстоятельств дела (ч. 4 ст. 74 УК РФ). В силу же ч. 5 ст. 74 УК РФ суд обязан во всех случаях отменить условное осуждение, если в период испытательного срока совершено умышленное преступление средней тяжести, тяжкое или особо тяжкое преступление. Майкопский городской суд Республики Адыгея принял решение о сохранении условного осуждения несовершеннолетнему Д., совершившему в период испытательного срока хулиганство (ч. 1 ст. 213 УК РФ). Суд указал в приговоре, что Д. полностью выполнил возложенные на него обязанности, продолжая учиться в вечерней школе, трудоустроился, с помощью родителей возместил ущерб потерпевшему. Решение суда не вызывает сомнений.

А вот примером нарушения указанных правил является дело С., осужденного в июле 1998 г. Ленинским районным судом Новосибирской области. Он был ранее судим по ч. 1 ст. 148 УК РСФСР за вымогательство к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года, в течение которого совершил незаконные действия с наркотическими средствами, предусмотренные ч. 1 ст. 228 УК РФ. Совершенное С. преступление средней тяжести обязывало суд отменить условное осуждение. Суд же в нарушение ч. 5 ст. 74 УК РФ по совокупности приговоров вновь назначил ему условное осуждение.

Иногда в отношении условно осужденного устанавливается факт, что он виновен еще и в другом преступлении, совершенном до вынесения приговора по первому делу. Возникает вопрос, можно ли в этом случае применять правила ч. 5 ст. 69 УК РФ? По смыслу чч. 4 и 5 ст. 74 УК РФ отменить условное осуждение можно лишь тогда, когда новое преступление совершено в период испытательного срока. Поэтому, как разъяснено в п. 29 постановления Пленума, в подобных случаях приговоры по первому и второму делу исполняются самостоятельно.

С принятием постановления Пленума Верховного Суда РФ от 7 июня 1999 г. "О практике назначения судами уголовного наказания" признан утратившим силу ряд постановлений Пленума Верховного Суда РФ. Многие разъяснения, содержащиеся в этих постановлениях, которые не утратили актуальность и не противоречат УК РФ, включены в данное постановление.

Выражаю уверенность, что прошедшее обсуждение на Пленуме Верховного Суда РФ практики назначения судами уголовного наказания будет способствовать повышению уровня осуществления правосудия, предупреждению возможных ошибок при назначении судами наказания лицам, признанным виновными в совершении преступлений. Через некоторое время следует вновь обратиться к данной теме и изучить практику применения судами норм, регламентирующих назначение наказания, с учетом разъяснении, содержащихся в постановлении Пленума.

 

Председатель Верховного Суда

Российской ФедерацииВ.М.ЛЕБЕДЕВ

____________

1

Российское уголовное право, общая часть. Курс лекций. М., 1997. С. 363-364.