5. Нарушение судом требований уголовно-процессуального закона, в том числе принципа непосредственности исследования доказательств, повлекло отмену приговора

(Извлечение)

Санкт-Петербургским городским судом Саркеев осужден по ст. 15 и п. "з" ст. 102 УК РСФСР.

Он признан виновным в том, что 11 февраля 1995 г. в ссоре покушался на убийство Ахмедханова и Мирзабекова (нанес каждому удары ножом в жизненно важные органы, причинив тяжкие телесные повреждения). Умысел на убийство двух лиц Саркеев не довел до конца по не зависящим от него причинам (потерпевшие смогли убежать и им была оказана своевременная медицинская помощь).

Вину в совершении преступления Саркеев признал частично. Фактических обстоятельств причинения потерпевшим телесных повреждений не отрицал, но утверждал, что убивать их не хотел.

Считая приговор необоснованным, осужденный в кассационной жалобе просил о его отмене, поскольку дело было рассмотрено без участия потерпевших и свидетеля Г.

В кассационной жалобе и дополнении к ней адвокат Саркеева также просил об отмене приговора, ссылаясь на то, что в суде не были допрошены ни потерпевшие, ни свидетели; истинные мотивы совершения преступления судом не установлены, Ахмедханов и Мирзабеков потерпевшими надлежащим образом не признаны.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 15 января 1998 г. приговор отменила по следующим основаниям.

Согласно ст. 20 УПК РСФСР суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, обязаны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

В соответствии со ст. 240 УПК РСФСР суд первой инстанции при рассмотрении дела должен непосредственно исследовать доказательства по делу допросить подсудимых, потерпевших, свидетелей, заслушать заключение экспертов, осмотреть вещественные доказательства, огласить протоколы и иные документы.

Как видно из материалов уголовного дела, в списке к обвинительному заключению было указано шесть человек - потерпевших и свидетелей, которых необходимо вызвать в суд. Каких-либо сведений о вызове этих лиц в судебное заседание и о том, что судом принимались меры к обеспечению их явки, в деле нет.

Не выполнив требований закона по обеспечению явки в суд потерпевших и свидетелей, суд огласил в судебном заседании показания потерпевших, не указав в своем протокольном определении причину невозможности их явки в суд.

На предварительном следствии адреса потерпевших были установлены.

Потерпевший Мирзабеков по поручению следователя допрашивался помощником прокурора Дербентского района Республики Дагестан.

Как видно из материалов дела, возможность выполнить все требования закона для обеспечения явки в суд потерпевших и свидетелей у суда была, но им не реализована.

Кроме того, суд нарушил принцип непосредственности исследования доказательств, поскольку в судебном заседании был допрошен лишь подсудимый, а показания потерпевших оглашались с нарушением требований ст. 286 УПК РСФСР.

Таким образом, допущенные судом нарушения уголовно-процессуального закона являются в соответствии с ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР существенными, поскольку повлияли на всесторонность, полноту и объективность рассмотрения дела, а потому приговор подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.