ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЗА ПЕРВЫЙ КВАРТАЛ 1999 ГОДА

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

Вопросы квалификации преступлений

1. Протест прокурора о переквалификации действий осужденного с пп. "б", "д" ст. 102 У К РСФСР на ст. 103 УК РСФСР оставлен без удовлетворения.

Материалами дела установлено, что Павленко, действуя из хулиганских побуждений, с целью убийства приставил к шее военнослужащего Зворыкина заряженную винтовку и нажал на спусковой курок. Потерпевший успел отклониться, но стоявший сзади него Авдеев был убит.

Суд первой инстанции квалифицировал действия Павленко по ст. 15, пп. "б", "д" ст. 102 и пп. "б", "д" ст. 102 как покушение на умышленное убийство и умышленное убийство, совершенные из хулиганских побуждений и способом, опасным для жизни многих людей.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор суда оставлен без изменения.

Президиум Верховного Суда РФ также не нашел оснований к изменению приговора и удовлетворению протеста и указал, что, производя выстрел из винтовки в Зворыкина, стоявшего в группе других военнослужащих, Павленко сознавал, что избранный им способ убийства опасен для жизни многих людей.

Постановление N 1016п98

по делу Павленко

2. Кассационная палата не согласилась с доводами осужденного Кузьмичева, ссылавшегося в жалобе на то, что Белова не являлась супругой убитого им Демченко, поэтому убийство нельзя признать совершенным с особой жестокостью и квалифицировать его действия по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Под умышленным убийством, совершенным с особой жестокостью, ответственность за которое предусмотрена п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ, понимается, в частности, лишение жизни потерпевшего в присутствии близких ему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет им особые страдания. При этом круг близких потерпевшему лиц не ограничен перечнем близких родственников, предусмотренных ст. 34 УПК РСФСР.

Как видно из приговора, квалифицируя действия Кузьмичева, направленные на лишение жизни Демченко, как убийство, совершенное с особой жестокостью, суд исходил из того, что Кузьмичев убил потерпевшего в присутствии близкого для него лица - Беловой, с которой тот совместно проживал более двух лет и намеревался заключить брак, фактически создав с ней семью. При этом Беловой были причинены особые душевные страдания, вызванные лишением жизни у нее на глазах близкого человека, что сознавал Кузьмичев, зная о характере отношений и совместном проживании Беловой и Демченко, и проявил тем самым особую жестокость.

Определение N 32-кп099-19 вт сп

по делу Кузьмичева

3. Судебная коллегия не согласилась с доводами жалобы потерпевшего о том, что убийство С. было совершено с особой жестокостью, поскольку само по себе нанесение множества телесных повреждений не является основанием для квалификации действий виновного лица по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Необходимо установить, что виновный, нанося множество телесных повреждений потерпевшему, сознавал, что причиняет ему особые мучения и страдания. Таких данных в отношении О. суд не установил.

Кроме того, как видно из заключения судебно-медицинского эксперта, С. были причинены только два ножевых ранения в область шеи, которые привели к смерти потерпевшего. Остальные телесные повреждения (царапины на груди и кровоподтеки на руках и голове) экспертом отнесены к легким телесным повреждениям, не причинившим вред здоровью потерпевшего, и при отсутствии оснований для вывода об истязании потерпевшего не свидетельствуют о наличии в действиях осужденного особой жестокости.

Определение N 91/1-кп099-20

по делу Орехова и Шарко

4. Президиум Верховного Суда РФ не признал в действиях осужденных состава преступления - разбой.

Органы следствия и суд установили, что виновные договорились завладеть путем обмана квартирой, в противном случае убить хозяина квартиры. Для осуществления задуманного они предложили ему продать им квартиру, но последний отказался.

Действуя по намеченному плану, осужденные приехали вместе с ним на берег реки, где распивали спиртное. Когда же он уснул, нанесли ему удары камнями по голове, отчего потерпевший умер.

Осужденные завладели ключами от квартиры потерпевшего и впоследствии пытались продать ее различным лицам. Исключая из приговора осуждение по пп. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР, Президиум указал, что "умысел осужденных был направлен исключительно на лишение потерпевшего жизни с целью завладения его квартирой, но не путем разбойного нападения". Кроме того, осужденные заранее предполагали распорядиться квартирой потерпевшего путем мошенничества.

Постановление N 317п99пр

по делу Муравьева и Морозова

5. Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Как указано в приговоре, Т., Г. и М. с целью вымогательства денег у потерпевшего создали преступную организованную группу.

Реализуя свои намерения, они принудили потерпевшего поехать с ними в помещение охраны управления механизации N 1, где стали требовать у него деньги, угрожая в случае невыполнения их требований применить насилие.

После отказа осужденные избили потерпевшего, причинив его здоровью тяжкий вред.

Кроме того, Т. с целью убийства ударил потерпевшего ножом в живот.

От полученных телесных повреждений последовала смерть потерпевшего.

Суд первой инстанции квалифицировал действия виновных по пп. "а", "в" ч. 3 ст. 163 У К РФ и пп. "в", "ж", "з", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ из обвинения исключен п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, в остальном приговор оставлен без изменения.

Президиум Верховного Суда РФ рассмотрел протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и исключил из приговора п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ, а также указание суда на совершение убийства организованной группой.

Президиум согласился с доводами протеста о том, что осужденные, хотя и знали друг друга, были осведомлены о долгах потерпевшего и действовали по предварительному сговору, однако бесспорных оснований утверждать о создании ими устойчивой группы для совершения преступления не имеется.

Кроме того, из обвинения исключен п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку избиение потерпевшего было совершено в процессе осуществления умысла на убийство, а не для приведения его в беспомощное состояние.

Постановление N 64п99

по делу Тялшинского и др.

6. Использование участниками нападения непригодных к целевому применению оружия или его макетов не может рассматриваться в качестве признака вооруженности банды.

Как усматривается из материалов дела, ни органы следствия, ни суд не установили, какое оружие было на вооружении банды, соответствует ли оно требованиям, изложенным в Федеральном законе "Об оружии".

Таким образом, вывод суда об организации виновными банды при отсутствии доказательств использования ими пригодного для применения оружия не доказан.

Президиум Верховного Суда РФ отменил приговор в отношении осужденных по ст. 209 УК РФ, а дело производством в данной части прекратил за недоказанностью.

Постановление N 214п99

по делу Зеленина и др.

7. Судебная коллегия отменила приговор суда в отношении Б. в части его осуждения за незаконное приобретение, ношение и хранение обреза и дело прекратила.

Как следует из материалов дела, 17 января 1997 г. Б. был задержан в порядке ст. 122 УПК РСФСР по подозрению в совершении убийства и в тот же день в доме, где он проживал, проведен обыск. 6 февраля 1997 г. Б. написал заявление, в котором признался в незаконном хранении обреза в доме своей бабушки и указал место его хранения, фактически выдал обрез правоохранительному органу.

7 февраля 1997 г. на основании постановления следователя в указанном Б. месте обрез охотничьего ружья изъят.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия сдачу обреза расценила как добровольную.

Определение N 43-099-1

по делу Быстрых и др.

8. Приговор, по которому лицо было осуждено по ч. 1 ст. 228 УК РФ и ч. 4 ст. 228 УК РФ за незаконное приобретение, хранение и перевозку без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере, отменен в части осуждения по ч. 4 ст. 228 УК РФ и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 мая 1998 г. "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами" разъяснил, что не может квалифицироваться как незаконная перевозка хранение лицом во время поездки небольшого количества наркотического средства, предназначенного для личного потребления.

Как видно из дела, В. приобрел три пакетика с героином (общий вес 0,63 г) без цели сбыта для личного потребления и вез домой на своем автомобиле. В подъезде дома В. был задержан работниками милиции, которые изъяли наркотики.

Постановление N 1263п98

по делу Виллерта

9. Судебная коллегия, проверив материалы дела и обсудив доводы протеста заместителя Генерального прокурора РФ, нашла их обоснованными, признав, что судом ошибочно квалифицировано как незаконная перевозка хранение осужденным во время поездки маковой соломы в небольшом количестве (одного пакетика маковой соломы весом 19,5 г), предназначенной для личного потребления.

Из материалов дела следует, что умысел осужденного после приобретения маковой соломы был направлен на доставку ее к месту своего жительства для личного пользования.

В связи с этим приговор в части осуждения по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Определение N 78-Д99пр-1

по делу Керимова

10. Президиум Верховного Суда РФ исключил из приговора квалифицирующий признак - вымогательство взятки.

Квалифицируя действия А. по пп. "б", "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ, суд указал, что государственный инспектор по охране труда А., вымогая взятки у директоров магазина и кафе Лукина и Яруллина, умышленно ставил этих лиц в такие условия, при которых они вынуждены были дать взятки для предотвращения вредных последствий их правоохраняемым интересам.

Вместе с тем суд не учел, что эти лица согласились передать взятки лишь после того, как осужденный выдал им поддельные удостоверения "О порядке знаний по охране труда", а также то, что А. выявил нарушения по охране труда в кафе, директором которого был Яруллин.

Поэтому Лукин и Яруллин путем дачи взятки уклонились от прохождения в установленном порядке обучения и проверки их знаний по охране труда, а Яруллин, кроме того, стремился избежать неблагоприятных последствий, связанных с обнаружением допущенных им нарушений.

При таких обстоятельствах не имеется оснований считать, что действиями осужденного были нарушены правоохраняемые интересы взяткодателей.

Постановление N 262п99пр

по делу Абзалова

11. Б. признан виновным в неуважении к суду, выразившемся в оскорблении судьи, участвовавшего в отправлении правосудия.

Явившийся к судье О. за копией решения по рассмотренному его гражданскому делу Б. в ответ на разъяснения судьи о том, когда будет составлено мотивированное решение и можно будет получить его копию, а также каким образом он может подать кассационную жалобу, оскорбил судью.

Доводы кассационной жалобы осужденного о том, что показания судьи О. и свидетеля Б. не могут быть положены в основу приговора, Судебной коллегией признаны несостоятельными. Приговор оставлен без изменения.

Определение N 2-098-31

по делу Большакова

12. Использование заведомо подложного паспорта лицом, совершившим его подделку, охватывается ч. 1 ст. 327 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК РФ не требуется.

Приговор суда в части осуждения по ч. 3 ст. 327 УК РФ отменен, дело прекращено за отсутствием состава преступления.

Определение N 19/1-кп098-18сп

по делу Топчигренко и др.

Назначение наказания

13. Судебная коллегия признала явку с повинной обстоятельством, смягчающим наказание, указав, что суд первой инстанции фактически признал явку осужденного с повинной и в приговоре сослался на это обстоятельство как на доказательство, подтверждающее вину, однако не учел его при назначении наказания.

Поскольку суд не установил обстоятельства, отягчающие наказание, Судебная коллегия, руководствуясь правилами ст. 62 УК РФ, смягчила наказание.

Определение N 38-098-102

по делу Кочкина

14. Судебная коллегия при кассационном рассмотрении дела изменила приговор, исключив указание суда о непризнании в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, явку с повинной.

Суд необоснованно исключил явку с повинной как смягчающее наказание обстоятельство, сославшись на отказ подсудимого в судебном заседании от показаний, изложенных в протоколе при оформлении явки с повинной, тогда как эти показания фактически положены в основу приговора.

Определение N 3-098-40

по делу Рассыхаева

15. Направление судом дела на дополнительное расследование в силу п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР признано законным, поскольку при квалификации преступного деяния органы следствия не указали соответствующие части ст. 30 УК РФ.

Постановление N 96п99пр

по делу Ставцева

16. Судебная коллегия исключила из приговора конфискацию имущества (назначенную по ч. 3 ст. 148 УК РСФСР), поскольку она не назначена при определении наказания в соответствии с ч. 1 ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 148 УК РСФСР и пп. "а", "б" ч. 2 ст. 163 УК РФ, а была назначена лишь при определении наказания на основании ч. 3 ст. 40 УК РСФСР.

Определение N 45-098-46

по делу Чемлева и др.

17. Кассационная палата необоснованно сослалась на обстоятельство, влекущее неприменение к осужденной акта об амнистии.

По приговору суда присяжных К. осуждена по ч. 1 ст. 107 У К РФ. В соответствии со ст. 74 У К РФ условное осуждение, назначенное по предыдущему приговору, отменено и в силу ст. 70 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров назначено в виде лишения свободы.

Кассационная палата, оставив без изменения приговор, в описательной части определения указала, что К. совершила умышленное преступление в период испытательного срока условного осуждения, поэтому является злостным нарушителем порядка отбывания наказания.

В силу подп. "е" п. 9 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 декабря 1997 г. "Об объявлении амнистии" это исключает применение к ней акта амнистии.

Президиум Верховного Суда РФ признал указанное кассационной палатой основание неприменения акта об амнистии ошибочным, поскольку в подп. "е" п. 9 сделано исключение для осужденных, перечисленных в п. 1 названного постановления.

Кроме того, согласно подп. "е" п. 5 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 декабря 1997 г. "О порядке применения постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии" к осужденным, перечисленным в п. 1 постановления об амнистии, акт об амнистии применяется независимо от их поведения в период отбывания наказания.

Вместе с тем осужденная не подлежала амнистии в связи с тем, что согласно подп. "в" п. 9 постановления акт об амнистии не применяется в отношении осужденных, ранее осуждавшихся к лишению свободы за преступления, указанные в подп. "а" и "б".

В подп. "б" п. 9 постановления, в частности, указано преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 158 УК РФ, за совершение которого К. имела судимость.

Президиум Верховного Суда РФ, руководствуясь п. 5 ст. 378 УПК РСФСР, внес изменение в описательную часть определения кассационной палаты.

Постановление N 55п99 пр

по делу Клипилиной

Процессуальные вопросы

18. Кассационная палата оставила без изменения постановление областного суда о направлении уголовного дела на дополнительное расследование, а частный протест государственного обвинителя - без удовлетворения ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшего нарушение права обвиняемых на защиту.

Направляя данное дело по итогам предварительного слушания на дополнительное расследование, суд указал в постановлении на нарушение права обвиняемой Солуховой на защиту, поскольку согласно

1

ст. 67 УПК РСФСР оказание адвокатом юридической помощи лицу, интересы которого противоречат интересам другого лица по этому делу, является обстоятельством, исключающим оказание юридической помощи второму лицу этим же адвокатом.

Из материалов дела усматривается, что адвокат Гаврилова первоначально осуществляла защиту Солухова, который вину не признавал, а затем стала осуществлять защиту и Солуховой, ранее дававшей уличающие Солухова показания.

Определение N 32-кп099-15сп

по делу Солухова и др.

19. При осуждении лица за организацию похищения и убийства человека суд на основании ст. 86 УПК РСФСР необоснованно признал гараж орудием преступления и конфисковал его в доход государства.

По смыслу закона под орудиями преступления понимаются предметы, непосредственно использованные в процессе посягательства в целях достижения преступного результата, при условии, что их использование имело непосредственное отношение к исполнению действий, образующих объективную сторону состава преступления.

Как установлено судом, потерпевший был доставлен в гараж и содержался там до утра уже после того, как его похитили от подъезда дома, в котором он проживал, т. е. преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 126 УК РФ, было уже окончено.

Состоявшееся по делу судебное решение о признании гаража орудием преступления в силу ч. 1 ст. 86 УПК РСФСР отменено.

Постановление N 880п98

по делу Баркова

20. При рассмотрении ходатайства прокурора, заявленного в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 97 УПК РСФСР, о продлении срока содержания под стражей до окончания ознакомления обвиняемых с материалами дела судья не решает вопрос о виновности обвиняемых.

Частная жалоба адвоката, в которой ставился вопрос об отмене постановления судьи о продлении срока содержания обвиняемой под стражей по мотивам недоказанности ее вины в инкриминируемых ей деяниях, оставлена без удовлетворения.

Определение N 41-кп099-20

по делу Носковой

21. Согласно ст. 201 УПК РСФСР, если при производстве предварительного следствия применялась видеосъемка или звукозапись, то они воспроизводятся обвиняемому и его защитнику.

По данному делу из протокола ознакомления с материалами дела следует, что аудиокассета обвиняемому и его защитнику не воспроизводилась.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона признано судом существенным и дело обоснованно возвращено для дополнительного расследования.

Определение N 32-кпн99-1пр

по делу Скляренко

22. Судебная коллегия постановление судьи областного суда от 10 декабря 1998 г. об отказе осужденному Нуриеву в восстановлении пропущенного срока на обжалование приговора в кассационном порядке отменила, уголовное дело сняла с кассационного рассмотрения и вместе с кассационной жалобой Нуриева направила в тот же суд для выполнения требований ст. 327 УПК РСФСР, указав в определении следующее.

13 октября 1998 г. в установленный законом семидневный срок на подачу осужденным кассационной жалобы на приговор Нуриев обратился в областной суд с ходатайством, в котором выразил свое несогласие с приговором, намерение его обжаловать и попросил в связи с трудностями в составлении кассационной жалобы продлить срок ее подачи.

Судья, оставив ходатайство осужденного без рассмотрения, своим письмом от 29 октября 1998 г. предложил Нуриеву выслать кассационную жалобу в областной суд в срок до 4 ноября 1998 г., что тот и сделал.

Несмотря на это, судья своим постановлением от 10 декабря 1998 г., вернувшись к рассмотрению ходатайства Нуриева двухмесячной давности, отказал ему в восстановлении срока на кассационное обжалование приговора за отсутствием уважительных причин его пропуска.

Данное постановление признано незаконным и отменено по следующим основаниям.

В сложившейся ситуации ходатайство Нуриева от 13 октября 1998 г., в котором он в установленный законом срок поставил областной суд в известность о своем несогласии с приговором, следовало рассматривать не иначе как предварительную кассационную жалобу на приговор. Впоследствии на основании требований ст. 328 УПК РСФСР суд обязан был принять любую из дополнительных жалоб осужденного, поданную им до кассационного рассмотрения дела. Решать при этом вопрос о восстановлении пропущенного срока не было необходимости.

Определение N 45-099-10

по делу Нуриева

23. Доводы в жалобах о том, что аудиозапись разговора по обстоятельствам взятки не может быть признана источником доказательств, поскольку эта запись получена при проведении оперативно-розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела, являются несостоятельными, так как не основаны на законе.

В соответствии со ст.ст. 7, 11 Федерального закона от 5 июля 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности" оперативно-розыскная деятельность может проводиться и до возбуждения уголовного дела, а результаты этой деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела, а также использоваться в доказывании по уголовным делам.

Основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, определяющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о подготавливаемом противоправном деянии, по которому обязательно производство предварительного следствия, когда нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Вопрос о достаточности данных для возбуждения уголовного дела решается в каждом конкретном случае соответствующим органом, указанным в ст. 109 УПК РСФСР, которая предоставляет право в течение трех суток, а в исключительных случаях до 10 суток, проводить проверку по поступившему заявлению, после чего возбудить уголовное дело или отказать в его возбуждении.

По настоящему делу органу дознания из заявлений Масляковой и Коробковой от 27 января 1997 г. стало известно о даче взятки следователю Северовой через адвоката Игошина, поэтому в соответствии с законом были проведены оперативно-розыскные мероприятия, запись разговора Масляковой с Северовой и Игошиным об обстоятельствах получения взятки.

Материалы о проведении такой записи направил начальник УОП при УВД области 5 февраля 1997 г. прокурору области, на основании этой проверки в тот же день следователем прокуратуры было возбуждено уголовное дело.

Результаты этой оперативно-розыскной деятельности были проверены и оценены следователем прокуратуры в соответствии с требованиями ст.ст. 69-71 УПК РСФСР, кассета с записью приобщена к материалам в качестве вещественного доказательства.

Таким образом, вывод суда о включении в число доказательств данных, полученных в результате оперативно-розыскных мероприятий, сделан с учетом требований указанных законов.

Определение N 80-ск099-15

по делу Северовой и Игошина

24. Кассационная палата отменила приговор и направила дело на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства по следующим основаниям.

Согласно ч. 3 ст. 85 Закона РСФСР "О судоустройстве РСФСР" граждане призываются к исполнению в суде обязанностей присяжных заседателей один раз в год на десять рабочих дней, а если разбирательство дела, начатое с участием присяжного заседателя, не окончилось к моменту истечения указанного срока, то и на все время рассмотрения этого дела.

Эти требования закона при рассмотрении данного дела судом выполнены не в полной мере.

Так, по делу установлено, что Б. с 12 по 20 марта 1998 г. исполняла обязанности присяжного заседателя при рассмотрении дела Г., но и после этого, почти через месяц, минуя процесс случайной выборки, вновь была вызвана для отправления правосудия и с 14 апреля по 3 июля 1998 г. участвовала в составе коллегии присяжных заседателей в разрешении настоящего дела и вынесении вердикта, что является существенным нарушением указанного выше Закона, поскольку состав суда был незаконным.

Кроме того, при рассмотрении дела было нарушено право осужденного Ц. на защиту.

В соответствии со ст. 426 УПК РСФСР участие защитника в рассмотрении дела судом присяжных является обязательным. Требование данного закона судом также не выполнено.

Из протокола судебного заседания следует, что во время выслушивания судебных прений, когда выступала адвокат Л., осуществлявшая защиту Д., подсудимый Ц. позволил себе выкрики, в том числе и угрожающие, в адрес своего защитника И.

В связи с нарушением Ц. порядка по время судебного заседания председательствующий в нарушение требований ст. 263 УПК РСФСР без предупреждения подсудимого о том, что при повторении означенных действий он будет удален из зала судебного заседания, удалил Ц. из зала заседания. После этого зал покинул и адвокат И. Разбирательство дела было продолжено в их отсутствие, а именно полностью выслушана речь адвоката Л. Затем был объявлен перерыв до следующего дня.

После указанного перерыва председательствующий объявил, что Ц. отказался от защиты. Однако записи о том, что Ц. ходатайствовал об этом и ходатайство было разрешено в установленном законом порядке, в протоколе судебного заседания не содержится.

В дальнейшем председательствующий судья принимал меры к вызову как адвоката И., так и других адвокатов.

Поскольку к этому времени из коллегии адвокатов поступило сообщение, что адвокат И. уволен, председательствующий судья постановил в силу ст. 447 УПК РСФСР предоставить возможность Ц. выступить в прениях в свою защиту. При этом председательствующий сообщил, что Ц. отказался не только от защитника И., но и от любого другого защитника.

Но записи, свидетельствующей о ходатайстве Ц. и его разрешении в установленном законом порядке, в протоколе судебного заседания также не содержится.

Определение N 41-кп097-7сп

по делу Каплунова и др.

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

1. В соответствии с пп. 1, 2 ст. 63 Федерального закона от 19 сентября 1997 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в областной суд обжалуются не любые решения и действия (бездействие) областных избирательных комиссий, а лишь касающиеся избирательных прав граждан и права граждан на участие в референдуме.

Определением судьи областного суда отказано в принятии заявления Н. о признании незаконным постановления областной избирательной комиссии об освобождении его от должности председателя этой комиссии и разъяснено право обратиться за разрешением спора в районный суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ оставила это определение без изменения, указав, что спор Н. с областной избирательной комиссией по поводу освобождения от должности председателя комиссии не связан с нарушением его избирательных прав и права на участие в референдуме и подлежит разрешению судом с соблюдением общих правил о подсудности.

Определение N 9Г-99-2

2. Отказ в принятии заявления, поданного в суд на основании ст. 98 ЖК РСФСР, признан неправильным.

Определением судьи суда первой инстанции, оставленным без изменения последующими судебными инстанциями, Н. отказано в принятии искового заявления о выселении Т., проживающего в соседней квартире, в связи с невозможностью совместного проживания в силу систематического нарушения последним правил общежития, со ссылкой на п. 1 ст. 129 ГПК РСФСР. При этом судья указал на то, что Н. вместе с Т. в одной квартире не проживает и права на предъявление иска не имеет, поэтому исковое заявление не подлежит рассмотрению в судебном порядке.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и направила дело на рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 98 ЖК РСФСР заинтересованным лицам предоставлено право обращаться в суд с иском о выселении граждан, которые своим поведением делают невозможным для других проживание с ними в одной квартире или одном доме. Поскольку закон не содержит тех ограничений, на которые сослался суд в определении, с иском в суд в порядке ст. 98 ЖК РСФСР может обратиться любой житель дома как государственного, так и общественного жилого фонда, чьи права нарушаются неправомерными действиями другого жильца этого же дома (квартиры).

Определение N 7В-99пр-4

3. Отказ в принятии заявления об установлении факта применения политической репрессии признан неправильным.

Б. обратился в суд с заявлением об установлении факта применения к его деду политической репрессии в виде раскулачивания с конфискацией имущества, утверждая о невозможности получения в ином порядке документов, удостоверяющих этот факт. Определением судьи (оставленным без изменения последующими судебными инстанциями) в принятии заявления отказано в связи с тем, что, по мнению судьи, установление данного юридического факта правовых последствий для заявителя не влечет, поскольку он не относится к кругу наследников репрессированного лица, имеющих право на возмещение стоимости конфискованного имущества.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и направила материал в тот же суд для обсуждения вопроса о принятии заявления к производству суда, указав следующее.

Согласно ст. 6 Закона Российской Федерации от 18 октября 1991 г. "О реабилитации жертв политических репрессий" (с изменениями и дополнениями) заявления о реабилитации могут быть поданы самими репрессированными, а равно любыми лицами или общественными организациями. Исходя из этой правовой нормы, заявитель имеет право обратиться с заявлением о реабилитации своего деда. По такому заявлению факт применения репрессии в виде раскулачивания с конфискацией имущества устанавливается органами внутренних дел, а при отсутствии документальных сведений - на основании свидетельских показаний в судебном порядке (ст. 7 упомянутого Закона).

Ссылка судебных инстанций на отсутствие у заявителя права на возмещение стоимости конфискованного имущества или выплату денежной компенсации несостоятельна. Данное обстоятельство не влияет на подведомственность судам заявления об установлении факта применения репрессии.

Определение N 12В99пр-4

4. Вывод суда первой инстанции о необходимости предварительного внесудебного порядка разрешения спора о наложении на работника милиции дисциплинарного взыскания правильно признан кассационной инстанцией ошибочным.

Определением суда оставлено без рассмотрения заявление П. о признании незаконным приказа начальника районного управления по борьбе с организованной преступностью (РУОП) о наложении взыскания за нарушение служебной дисциплины по тем основаниям, что П. не соблюден установленный для данной категории дел порядок предварительного внесудебного разрешения спора и возможность применения такого порядка не утрачена. Кассационной инстанцией указанное определение отменено и дело направлено в суд для рассмотрения по существу. Определение суда кассационной инстанции оставлено без изменения судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Согласно ст. 66 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г., в случае несогласия с решением о перемещении по службе, отстранении от должности в служебном порядке, понижении в должности, снижении в специальном звании, увольнении из органов внутренних дел сотрудник вправе обжаловать это решение вышестоящему начальнику, а решение, принятое министром внутренних дел Российской Федерации, об отказе в восстановлении в должности, специальном звании либо на службе в органах внутренних дел - в суд. Такой порядок обращения за разрешением споров по вопросам восстановления в должности, специальном звании, на службе в органах внутренних дел не относится к порядку предварительного внесудебного разрешения спора. Не предусмотрен предварительный внесудебный порядок разрешения споров о наложении дисциплинарного взыскания и ст. 41 того же Положения, определяющей право сотрудника органов внутренних дел обжаловать наложенное на него дисциплинарное взыскание последовательно вышестоящим начальникам вплоть до министра внутренних дел Российской Федерации.

Определение N 78-В98-38

5. Выплата страховой суммы работнику органов внутренних дел ставится в зависимость не от основания его увольнения, а от наступления у него инвалидности вследствие заболевания (ранения, контузии и т. п.), полученного в период прохождения службы либо до истечения года после увольнения.

Е. уволен в 1994 году из органов внутренних дел на основании п. "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации по достижении предельного возраста пребывания на службе. В связи с тем, что до истечения одного года после увольнения Е. был признан инвалидом II группы вследствие заболевания, полученного им в период прохождения службы, он обратился в суд с иском о выплате страховой суммы. Решением суда первой инстанции иск удовлетворен. Кассационная инстанция это решение отменила и в иске отказала, считая, что Е. был уволен по достижении предельного возраста пребывания на службе, а не вследствие заболевания.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ определение суда кассационной инстанции отменила, оставила без изменения решение суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно п. "б" ст. 3 постановления Совета Министров - Правительства Российской Федерации N 295 от 5 апреля 1993 г. "О порядке проведения обязательного государственного личного страхования военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел", действовавшего на день возникновения спора, в случае установления инвалидности в период прохождения службы либо до истечения одного года после увольнения со службы вследствие ранения, травмы, контузии, увечья или заболевания, имевших место в период прохождения службы, инвалиду II группы выплачивается 50 окладов денежного содержания (месячных минимальных размеров оплаты труда). Таким образом, основанием выплаты страховой суммы является наступление страхового случая, к числу которых по данному спору относится установление истцу до истечения года после увольнения инвалидности вследствие заболевания, имевшего место в период прохождения службы. Вывод суда второй инстанции о том, что право на получение страховой суммы возникает только в случае увольнения из МВД вследствие ранения, травмы, контузии, увечья или заболевания, имевших место в период прохождения службы, ошибочен.

Определение N 83В98-17

6. Для увольнения по п. 2 ст. 254 КЗоТ РФ не требуется наличия вступившего в силу приговора суда.

Б. - начальник смены в акционерном обществе уволена по п. 2 ст. 254 КЗоТ РФ в связи с совершением виновных действий, дающих основание для утраты к ней доверия со стороны администрации.

Удовлетворяя требования Б. о восстановлении ее на работе, суд сослался на несоблюдение администрацией общества требований трудового законодательства о возможности увольнения при наличии законных для этого оснований. По мнению суда, содержащееся в приказе основание не может быть признано законным и обоснованным, поскольку приговор в отношении Б. не вынесен.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила решение суда и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав следующее.

Основание расторжения трудового договора, предусмотренное п. 2 ст. 254 КЗоТ РСФСР, является самостоятельным и наличия вступившего в силу приговора суда не требуется. Достаточно конкретного факта совершения работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, виновных действий, дающих основание для утраты к нему доверия со стороны администрации.

Наличие вступившего в законную силу приговора о факте хищения материальных ценностей требуется для увольнения по п. 8 ст. 33 КЗоТ РФ.

Определение N 14В-99пр-8

7. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается независимо от вины должностных лиц, органов предварительного следствия.

М. обратилась в суд с иском о возмещении причиненного вреда за счет казны Российской Федерации в связи с незаконным привлечением ее к уголовной ответственности и незаконным применением в качестве меры пресечения подписки о невыезде и компенсации морального вреда. Решением суда иск удовлетворен. Президиум областного суда это решение отменил и вынес новое решение об отказе в иске, считая, что органы предварительного следствия, привлекая М. к уголовной ответственности и применяя в отношении нее меру пресечения - подписку о невыезде, незаконных действий не допускали.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила упомянутое постановление, а также решение суда первой инстанции и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, возмещается в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия. В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда в этих случаях осуществляется также независимо от вины причинителя вреда.

Суд первой инстанции в нарушение ст. 175 ГПК РСФСР не исследовал материалы прекращенного в отношении М. уголовного дела, данных о применении к М. меры пресечения в деле нет. Определяя компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. рублей, суд первой инстанции не указал в решении, с учетом каких доказательств, представленных истицей, установлен такой размер морального вреда.

Определение N 91 В-98-17

8. Недостаточность поступления средств из Федерального фонда занятости не является основанием к отказу в иске о взыскании пособия по безработице.

Решением суда (оставленным без изменения кассационной инстанцией) Б., И. и другим в иске к департаменту федеральной службы занятости субъекта Российской Федерации о взыскании задолженности по выплате пособий по безработице отказано по тем основаниям, что задолженность образовалась в результате отсутствия дотаций из федеральной части фонда занятости, вины ответчика в невыплате пособия по безработице нет.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и дело направила в суд первой инстанции на новое рассмотрение, указав следующее.

Закон Российской Федерации от 19 апреля 1991 г. "О занятости населения в Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 20 апреля 1996 г.) в ст. 35 содержит перечень оснований, при наличии которых возможно прекращение, приостановка выплаты пособия по безработице, снижение его размера. В решении суда не приведены перечисленные в Законе основания, в силу которых ответчик может быть освобожден от обязанности по выплате пособий по безработице. Недостаточность поступлений средств из федерального фонда занятости, на которую суд сослался в решении, в соответствии со ст. 35 названного Закона не является основанием к невыплате пособия.

Определение N 91В-98-15

9. Проведение государственной экологической экспертизы при выдаче лицензии на использование недр обязательно.

Решением областного суда Г., Л., К. и другим в иске о признании недействительной лицензии, выданной химическому комбинату на использование недр для глубинного захоронения радиоактивных отходов, отказано по тем основаниям, что действующее законодательство обязательного проведения государственной экологической экспертизы при выдаче упомянутой лицензии не предусматривает.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила это решение и направила дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Согласно ст.ст. 11, 12 Федерального закона от 23 ноября 1995 г. "Об экологической экспертизе" объектом государственной экологической экспертизы являются материалы обоснования выдачи лицензий на осуществление деятельности, способной оказать воздействие на окружающую природную среду. Предусмотренное лицензией право комбината на пользование недрами относится к такой деятельности, поскольку ее целевым назначением и видами работ является глубинное захоронение радиоактивных отходов, и, следовательно, проведение государственной экологической экспертизы при ее выдаче - обязательно. Такое же правило предусмотрено и п. 14 Положения о порядке лицензирования пользования недрами (утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 15 июля 1992 г.), регулирующего порядок пользования недрами для захоронения вредных веществ, отходов и сброса сточных вод в недра, а также устанавливающего, кроме того, обязательное согласование данного вопроса с государственными органами по регулированию, использованию и охране вод, органами государственного санитарного и горного надзора, государственного экологического контроля.

Определение N 88Г-98-4

10. Действие ст.ст. 1069 и 1070 ГК РФ распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным.

У К., занимающегося индивидуальной предпринимательской деятельностью, в 1994 году был изъят сахар, который во время расследования возбужденного в отношении него уголовного дела был реализован. В этом же году уголовное дело прекращено за отсутствием в действиях К. состава преступления.

Решением суда удовлетворены требования К. о возмещении материального ущерба за счет казны Российской Федерации. Президиум Верховного суда субъекта Российской Федерации это решение отменил и дело направил на новое рассмотрение, мотивируя тем, что судом первой инстанции необоснованно применены положения ст.ст. 1069 и 1070 ГК РФ к отношениям, которые имели место до введения в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (1 марта 1996 г.).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не согласилась с данным выводом, указав, что в соответствии со ст. 12 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" действие ст.ст. 1069 и 1070 ГК РФ, регулирующих ответственность за вред, причиненный государственными" органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами, незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, распространяется также на случаи, когда причинение вреда потерпевшему имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался не возмещенным. Как следует из дела, вред причинен в 1994 году, т. е. после 1 марта 1993 г.

Определение N 20Вп99-6

11. Военнослужащего, увольняемого с военной службы, никто не вправе ограничивать в правах, гарантированных Конституцией Российской Федерации, в том числе и в праве на выбор места жительства.

С. по приказу заместителя министра обороны СССР был назначен на должность преподавателя центрального учебного комбината Главного военно-строительного управления Министерства обороны СССР в г. Москву. Поскольку комбинат с января 1995 г. расформирован, С. согласно его рапорту был уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и направлен для постановки на учет в райвоенкомат г. Севастополя - по месту призыва на военную службу, в выделении жилого помещения по месту службы в г. Москве отказано.

С. обратился в военный суд с жалобой, в которой просил признать действия заместителя министра обороны Российской Федерации и командира части, уволивших его с военной службы без предоставления жилья и направивших для постановки на воинский учет в г. Севастополь, незаконными. Военный суд гарнизона в удовлетворении жалобы С. отказал. Военный суд Московского военного округа, рассмотрев дело в кассационном порядке, признал необоснованным вывод суда первой инстанции, однако решение оставил без изменения, признав отказ в удовлетворении жалобы С. правильным в связи с пропуском срока обращения в суд.

Военная коллегия Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и вынесла новое решение об удовлетворении жалобы С.

Отказывая С. в выделении жилого помещения по месту службы в г. Москве, командование части руководствовалось требованиями приказа министра обороны СССР N 285 1975 года, не позволявшего ставить на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий военнослужащих, назначенных на должность в г. Москву по приказу заместителя министра обороны СССР.

Между тем в Законе Российской Федерации от 22 января 1993 г. "О статусе военнослужащих" (п. 1 ст. 22) не содержится каких-либо исключений. Как предусматривает Закон, военнослужащие, прослужившие 10 лет и более, не могут быть уволены с военной службы, в том числе в связи с организационно-штатными мероприятиями, без предоставления им и членам их семей жилых помещений по нормам, установленным законодательством. Не соответствуют закону и действия командования, направившего С. для постановки на учет в иное государство. Согласно п. 3 ст. 3 упомянутого Закона никто не вправе ограничивать военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей в правах, гарантированных Конституцией Российской Федерации и настоящим Законом. Из материалов дела усматривается, что С. не нарушил и срок подачи жалобы в суд.

Определение Военной коллегии

Верховного Суда РФ N 1Н-455/98

Ответы на вопросы:

Вопрос: В какой валюте Сбербанк России или иной уполномоченный банк обязан вернуть гражданину-вкладчику его вклад, внесенный в иностранной валюте?

Ответ: Согласно ст. 834 ГК РФ по договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая от другой стороны (вкладчика) денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором.

Как предусмотрено в п. 1 ст. 5 Закона Российской Федерации от 9 октября 1992 г. "О валютном регулировании и валютном контроле", резиденты могут иметь счета в иностранной валюте в уполномоченных банках.

Согласно ст. 36 Закона Российской Федерации от 2 декабря 1990 г. "О банках и банковской деятельности" (в редакции Федерального закона от 3 февраля 1996 г. с изменениями и дополнениями) вклад - денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами в целях хранения и получения дохода. Вклад возвращается вкладчику по его первому требованию в порядке, предусмотренном для вклада данного вида федеральным законом и соответствующим договором. Банки, имеющие необходимые лицензии на принятие вкладов, обеспечивают сохранность вкладов и своевременность исполнения своих обязательств перед вкладчиками.

С учетом изложенных положений ст. 834 ГК РФ п. 1 ст. 5 и ст. 36 названных Законов банк обязан по требованию вкладчика вернуть ему сумму вклада в той валюте, которая обусловлена договором банковского вклада. Если договором предусмотрено, что вклад, внесенный в иностранной валюте, подлежит возвращению вкладчику в той же валюте, то в случае нарушения банком этой обязанности с него по требованию вкладчика должен быть взыскан вклад в иностранной валюте, обусловленный договором.

Поскольку предмет вклада - определенная денежная сумма в иностранной валюте, одной из основных целей вложения вклада является хранение его банком и последний обязан обеспечить сохранность вклада и выдачу его вкладчику по первому требованию, вклад, внесенный в иностранной валюте, должен быть выдан вкладчику в той же иностранной валюте и в случае, если в договоре банковского вклада отсутствует условие о выдаче вклада в иностранной валюте.

Вопрос: Относятся ли суммы, присуждаемые потерпевшему в качестве компенсации морального вреда, связанного с утратой последним здоровья, к видам возмещения вреда и подлежат ли они согласно п. 2 ст. 855 ГК РФ списанию со счета должника по исполнительным документам в первоочередном порядке?

Ответ: Состав и объем выплат, подлежащих взысканию в пользу потерпевшего в случае причинения последнему вреда здоровью, регламентируется ст.ст. 1085, 1099 ГК РФ, а также ст. 8 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных постановлением Верховного Совета РСФСР 24 декабря 1992 г.

Так, согласно данной норме Правил возмещение вреда состоит в выплате потерпевшему денежных сумм в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты профессиональной трудоспособности вследствие данного трудового увечья; в компенсации дополнительных расходов; в выплате в установленных случаях единовременного пособия; в компенсации морального вреда.

Эту же концепцию возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, воспринял и ГК РФ, предусмотрев в ст.ст. 1085 и 1099 положение о том, что взысканию в указанном случае подлежит утраченный потерпевшим заработок, который он имел или мог иметь, дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, а также иные выплаты, установленные законом.

В качестве таких выплат и выступают в соответствии со ст.ст. 151, 1099 ГК РФ и ст. 8 упомянутых Правил суммы, присужденные потерпевшему в качестве компенсации морального вреда.

Следовательно, суммы, назначенные для компенсации морального вреда за утрату здоровья, подлежат согласно п. 2 ст. 855 ГК РФ списанию со счета должника по исполнительным документам в первоочередном порядке.

Вопрос: Подлежит ли возврату государственному предприятию - истцу исковое заявление, если государственная пошлина уплачена наличными деньгами в отделение Сберегательного банка Российской Федерации, а не путем перечисления суммы государственной пошлины с расчетного счета истца в банке ввиду отсутствия средств на этом счете?

Ответ: Согласно ст. 82 ГПК РСФСР каждое исковое заявление оплачивается государственной пошлиной в размере, установленном Законом Российской Федерации от 9 декабря 1991 г. "О государственной пошлине" (с изменениями и дополнениями). В соответствии со ст. 130 ГПК РСФСР судья, установив, что исковое заявление подано без оплаты государственной пошлины, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает истца и предоставляет ему срок для уплаты пошлины. Если истец в установленный срок не уплатит государственную пошлину, заявление считается неподанным и возвращается истцу. В случае когда государственная пошлина оплачена истцом - государственным предприятием путем внесения наличных денег в отделение Сберегательного банка Российской Федерации, а исковое заявление возвращено истцу, определение судьи может быть обжаловано истцом в установленном законом порядке.

Уплата сумм государственной пошлины наличными деньгами в отделение Сберегательного банка Российской Федерации вместо перечисления безналичных сумм государственной пошлины с расчетного счета предприятия в банк не может считаться неуплатой государственной пошлины и основанием для возврата искового заявления.

(Утвержден постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июня 1999 г.)