4. Российская Федерация отвечает перед гражданами России и иными лицами по государственным долговым товарным обязательствам в виде облигаций государственных беспроцентных займов на приобретение товаров народного потребления, возникшим на территории Российской Федерации

(Извлечение)

Кулясов обратился в суд с иском к Гвардейскому отделению Сбербанка России Калининградской области о взыскании денежных средств в связи с неисполнением обязательств по облигациям государственного целевого беспроцентного займа 1990 года. Он указал на то, что в 1990 году в Октябрьском отделении Сбербанка России в г. Караганде Казахской ССР приобрел пять облигаций целевого беспроцентного займа для покупки цветного телевизора, мотоцикла с коляской и трех швейных машин со сроком погашения в 1993 году. Переехав в 1992 году на постоянное место жительства в Калининградскую область, он обратился в Гвардейское отделение Сбербанка России Калининградской области, где был принят на очередь по выкупу облигаций, но впоследствии Сбербанк России отказался выкупить облигации, ссылаясь на их приобретение за пределами Российской Федерации.

Определением Гвардейского районного суда Калининградской области произведена замена ответчика, в качестве надлежащего ответчика привлечено Правительство Российской Федерации.

Гвардейский районный суд Калиниградской области 6 июля 1998 г. исковые требования истца удовлетворил и взыскал с Правительства Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Кулясова 14 130 (деноминированных) рублей в счет погашения пяти облигаций государственного займа.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебного решения в связи с неправильным применением норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 15 марта 1999 г. протест удовлетворила по следующим основаниям.

При принятии решения суд исходил из того, что истец приобрел право на выкуп облигаций государственного беспроцентного займа на основании постановления Правительства Российской Федерации от 16 апреля 1994 г. "О государственных долговых товарных обязательствах".

Этот вывод суда нельзя признать правильным.

В соответствии с п. 3 упомянутого постановления право на получение денежной компенсации при выкупе облигаций государственного беспроцентного целевого займа 1990 года имели граждане Российской Федерации, которые приобрели их на территории России и за ее пределами.

Однако в связи со вступлением в силу 5 июня 1995 г. Федерального закона от 1 июня 1995 г. "О государственных долговых товарных обязательствах" п. 3 названного постановления Правительства Российской Федерации применяться не может как противоречащий ст. 2 данного Федерального закона.

Согласно ст.ст. 1-2 указанного Федерального закона государственные долговые товарные обязательства в виде облигаций государственных целевых беспроцентных займов на приобретение товаров народного потребления признаны внутренним государственным долгом Российской Федерации и подлежат исполнению надлежащим образом перед гражданами Российской Федерации, другими лицами, заключившими такие обязательства на территории Российской Федерации, и их законными наследниками.

Таким образом, закон связывает право на исполнение обязательств с местом приобретения облигаций. Российская Федерация отвечает перед гражданами России и иными лицами только по тем обязательствам, которые возникли на территории Российской Федерации.

Этим Федеральным законом учтены механизм и принципы обслуживания внутреннего долга бывшего СССР, которые определены были Соглашением "О принципах и механизме обслуживания внутреннего долга бывшего СССР", заключенного 13 марта 1992 г. правительствами стран - участников Содружества Независимых Государств. Согласно Соглашению стороны принимают на себя обязательства по погашению государственного долга бывшего СССР перед населением в суммах пропорционально остатку задолженности, числящейся на 1 января 1991 г. на балансах учреждений Сбербанка СССР на территории каждой из сторон, все расходы по обслуживанию государственного внутреннего долга бывшего Союза ССР, начиная с 1 января 1992 г. производятся сторонами за счет их госбюджетов, а следовательно, на период возникновения данного спора действовали нормы Федерального закона от 1 июня 1995 г. В связи с этим ссылка суда на то, что данный Закон применению не подлежит, ошибочна.

Вывод суда о том, что право на получение денежной компенсации у истца возникло ранее, в период действия постановления Правительства Российской Федерации от 16 января 1994 г., не основан на материалах дела. Доказательств, свидетельствующих о принятии Сбербанком России у Кулясова к выкупу облигаций в период действия упомянутого постановления, в деле нет. Кроме того, как пояснили представитель банка и свидетели, такое решение банком не принималось. Выкуп облигаций у населения производился по мере поступления денежных средств на эти цели. Заранее облигации не принимались и очередность выкупа не устанавливалась. Сам же по себе факт обращения истца в Сбербанк России по данному вопросу в 1992 году, как и извещение банком Кулясова о погашении облигаций, не свидетельствуют о принятии положительного решения. Как видно из материалов дела, отказ банка в выплате денежной компенсации был в 1996 году, т. е. в период действия Федерального закона от 1 июня 1995 г.

По непроверенным обстоятельствам судом сделан также вывод об утрате Кулясовым права на исполнение обязательств по облигациям по месту их приобретения в Республике Казахстан.

В деле имеется лишь ксерокопия телеграммы о том, что срок погашения облигаций истекает 31 декабря 1993 г. Суд не проверил, каким нормативным актом установлен указанный срок, продлевался ли он впоследствии и имел ли истец право на погашение облигаций на территории Республики Казахстан. Кулясовым не представлено никаких официальных документов, свидетельствующих об отказе в удовлетворении его требований Республикой Казахстан.

При таких обстоятельствах судебное решение подлежит отмене.

Выдача микрозайма без оригиналов и копий документов легко в zaymograd.