4. Обязанность по возмещению вреда, причиненного работнику организации в случае принятия решения о ее ликвидации, фактическом прекращении деятельности ликвидационной комиссии, возлагается на Фонд социального страхования Российской Федерации

(Извлечение)

5 июня 1989 г. при исполнении служебных обязанностей с Кирьянковой произошел несчастный случай, в результате которого она утратила трудоспособность.

7 декабря 1992 г. Ленинский районный суд г. Москвы удовлетворил иск Московской федерации профсоюзов в защиту интересов Кирьянковой к Центральному экономическому научно-исследовательскому институту (ЦЭНИИ) Министерства экономики Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья. После этого ЦЭНИИ регулярно производил выплаты в возмещение вреда.

В связи с ликвидацией ЦЭНИИ и отсутствием финансирования институт отказался от дальнейших выплат, полагая, что эта обязанность должна быть возложена на его правопреемника.

Решением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 28 апреля 1995 г. обязанность по возмещению вреда была возложена на Министерство экономики Российской Федерации. Это решение отменено определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ, поскольку упомянутое Министерство - не правопреемник ЦЭНИИ.

При новом рассмотрении дела иск Кирьянковой удовлетворен и обязанность по возмещению вреда возложена на ОАО "Росгосстрах-Москва". Решение также отменено определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 мая 1997 г., так как ликвидационные мероприятия не завершены и ЦЭНИИ не исключен из реестра юридических лиц.

При очередном рассмотрении дела 27 ноября 1997 г. судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, руководствуясь п. 3 ст. 62, п. 8 ст. 63 ГК РФ, возложила ответственность по возмещению вреда истице на ликвидационную комиссию ЦЭНИИ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в определении от 2 июня 1998 г. согласилась с выводом суда первой инстанции, внеся в решение изменения относительно размеров взысканных сумм.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных постановлений.

Президиум Верховного Суда РФ 11 августа 1999 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июля 1994 г. N 839 "О научно-исследовательских и учебных организациях, подведомственных Министерству экономики Российской Федерации" утвержден перечень ликвидируемых организаций, включая Центральный экономический научно-исследовательский институт.

Министерству экономики Российской Федерации поручалось в двухнедельный срок утвердить состав ликвидационных комиссий и завершить все ликвидационные мероприятия не позднее 1 октября 1994 г.

Однако, как установил суд, мероприятия по ликвидации ЦЭНИИ не были завершены и вообще перестали проводиться, все члены комиссии уволились, имущество и денежные средства отсутствовали, капитализация сумм, подлежащих к выплате, не производилась. Решение суда, таким образом, оказалось неисполнимым, выплата платежей в возмещение вреда - неосуществимой, права истицы - незащищенными.

Действительно, с момента назначения ликвидационной комиссии к ней переходят полномочия по управлению делами юридических лиц и она выступает в суде от имени ликвидируемого юридического лица (п. 3 ст. 62 ГК РФ). Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК РФ).

Но ненадлежащая работа ликвидационной комиссии, невыполнение ею положений, регулирующих порядок ликвидации юридического лица (ст. 63 ГК РФ), также как и отсутствие контроля за работой ликвидационной комиссии со стороны органа, принявшего решение о ликвидации юридического лица (пп. 1, 2 ст. 62 ГК РФ), не могут отражаться на интересах лиц, получивших повреждение здоровья по вине организации-работодателя.

Именно гарантией защиты интересов таких лиц служат положения п. 1 ст. 64 ГК РФ об удовлетворении в первую очередь требований граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, путем капитализации соответствующих повременных платежей, а также положения ст. 32 Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденных постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 г., о том, что, если при ликвидации предприятия капитализация платежей в возмещение вреда не произведена, иск о возмещении вреда предъявляется органу государственного страхования.

Привлеченное судом в качестве органа государственного страхования ОАО "Росгосстрах-Москва" иск не признало, считая, что обязанность по выплате средств в счет возмещения вреда, причиненного здоровью истицы, должна быть возложена на Фонд социального страхования Российской Федерации.

По мнению представителей упомянутого Фонда и его Московского регионального отделения, также привлеченных к участию в деле в качестве соответчиков, средства в счет возмещения вреда обязано выплатить ОАО "Росгосстрах-Москва".

При разрешении этого вопроса следует учитывать, что на основании постановления Правительства Российской Федерации от 10 февраля 1992 г. N 76 "О создании Российской государственной страховой компании" на базе Правления государственного страхования Российской Федерации при бывшем Министерстве финансов РСФСР создана Российская государственная страховая компания (Росгосстрах) - акционерное общество.

С принятием Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. "Об организации страхового дела в Российской Федерации" (в ред. Федерального закона от 31 декабря 1997 г.) страхование (отношения по защите имущественных интересов физических и юридических лиц при наступлении определенных событий (страховых случаев) производится за счет денежных фондов, формируемых из уплачиваемых страховых взносов.

Причем страхование осуществляется исключительно по договорам о добровольном и обязательном страховании, осуществляемом на основании соответствующих законов (ст. 3 Закона). Условием выплаты является наступление обстоятельств, определенных в договоре либо законе (при обязательном страховании). Каких-либо иных источников финансирования, помимо средств, поступивших на основании договора, законом не предусмотрено.

Таким образом, данный Закон не определяет условий, при которых государство в случае ликвидации предприятия будет финансировать органы страхования для выплаты средств в счет возмещения вреда потерпевшим работникам.

Согласно же Положению о Фонде социального страхования Российской Федераций, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 12 февраля 1994 г. N 101, органы государственного социального страхования в Российской Федерации - названный Фонд, его центральные и региональные отделения и филиалы отделений.

Этот Фонд управляет денежными средствами, которые являются государственной собственностью, не входят в состав бюджетов соответствующих уровней, других фондов. Средства Фонда образуются не только за счет страховых взносов, но и ассигнований из республиканского бюджета.

Упомянутый Фонд распоряжается государственными денежными средствами для нужд социального страхования, в том числе для гарантированной выплаты государственных сумм на цели, предусмотренные законодательством (п. 6 Положения).

В связи с этим обязанность по возмещению вреда истице должна быть возложена на Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда РФ решение Московского городского суда от 27 ноября 1997 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 июня 1998 г. изменил: обязанность по выплате Кирьянковой платежей в возмещение вреда возложил на Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации, а в остальной части указанные судебные постановления оставил без изменения, поскольку спора относительно размера взыскиваемых сумм не имеется.