5. Неполнота судебного следствия повлекла отмену приговора

(Извлечение)

Пермским областным судом 2 декабря 1997 г. Наумов осужден по пп. "в", "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Он признан виновным в умышленном убийстве с особой жестокостью Зыряновой, 1919 года рождения, заведомо для него находившейся в беспомощном состоянии.

В кассационной жалобе Наумов утверждал, что преступления не совершал и просил приговор отменить.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 12 марта 1998 г. приговор суда в отношении Наумова отменила, а дело направила на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии со ст. 20 УПК РСФСР суд обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Свой вывод о виновности Наумова в умышленном убийстве Зыряновой суд обосновал показаниями самого обвиняемого и его дочери, Наумовой О., данными ими на предварительном следствии.

Однако требуется более полная проверка этих показаний.

Уже во время предварительного расследования Наумов стал утверждать, что преступления не совершал, а взял на себя вину дочери, Наумовой О. Эти показания судом не были исследованы.

Наумов утверждал, что без каких-либо оснований был задержан работниками милиции 7 марта 1997 г. и содержался по постановлению судьи в изоляторе временного содержания в течение 10 суток, что подтверждено рапортом начальника изолятора временного содержания. Однако этот факт не получил оценки в приговоре, а срок наказания Наумову ошибочно исчислен с 17 марта 1996 г.

Суд не проверил, на каком основании Наумов находился в изоляторе временного содержания, не принял во внимание его показания о применении к нему оперативными работниками милиции физического воздействия с целью добиться признания в совершении преступления, а также показания Наумова о его общении с находившейся в изоляторе временного содержания дочерью - Наумовой О.

В нарушение требований ст. 277 УПК РСФСР суд в подготовительной части судебного заседания не разрешил вопроса о возможности рассмотрения уголовного дела в отсутствие не явившихся свидетелей, в том числе свидетеля Наумовой О.

Как указано в ст. 240 УПК РСФСР, суд при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу, в том числе допросить свидетелей. Однако Наумова О. судом допрошена не была, ее показания, данные на предварительном следствии, были лишь оглашены, часть из них суд признал достоверными без приведения обоснованных мотивов.

В соответствии со ст. 286 УПК РСФСР оглашение на суде показаний, данных свидетелем при производстве предварительного следствия, может иметь место, в частности, при отсутствии в судебном заседании свидетеля по причинам, исключающим возможность его явки в суд. Между тем показания, данные Наумовой О. и другими свидетелями на предварительном следствии, имели существенные противоречия, а очные ставки между Наумовой О. и обвиняемым, Наумовой О. и свидетелями Главатских и Кашиной не проводились. Причины противоречий в показаниях Наумовой О. и указанных лиц об обстоятельствах дела могут быть выяснены лишь при непосредственном допросе Наумовой О. в судебном заседании. Суд же, имея сведения о месте нахождения Наумовой О., без приведения мотивов вынес определение об оглашении ее показаний.

В нарушение требований уголовно-процессуального закона суд также огласил показания свидетеля Кашиной.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда, так и противоречащие им. Однако вопреки требованиям закона суд не указал в приговоре, почему он отверг такие доказательства, как заключение эксперта судебно-биологической лаборатории о наличии следов пота Наумовой О. на ручке топора - орудии преступления, показания свидетеля Долгополовой о том, что Наумова О. рассказала об убийстве ею Зыряновой. Суд не дал оценки тому факту, что Наумова О., находясь в изоляторе временного содержания, 12 марта 1997 г. дала подробные показания об обстоятельствах убийства ею Зыряновой, т.е. за несколько дней до того, как в этом признался Наумов. В судебном заседании 7 июля 1997 г., а затем при дополнительном расследовании 13 августа 1997 г. она снова подтвердила, что убила Зырянову.

Требуется всесторонняя проверка указанных фактов в судебном заседании, и лишь после этого может быть вынесено решение по делу.