4. Суд обоснованно признал лицо виновным в приготовлении к преступлению

(Извлечение)

Ярославским областным судом 14 мая 1999 г. Косков осужден по ч. 1 ст. 30, пп. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ч. 2 ст. 66 УК РФ к лишению свободы сроком на шесть лет с конфискацией имущества.

Он признан виновным в том, что в конце декабря 1998 г. в г. Ярославле совершил приготовление к разбойному нападению на Широкову.

В июле 1998 г. Косков работал кладовщиком у частного предпринимателя Широковой. Имея денежные долги и узнав о наличии у нее крупных денежных сумм и банковского счета, он решил совершить разбойное нападение на Широкову с целью хищения ее имущества. Для участия в преступлении он намеревался привлечь К., работавшего сторожем в помещении детского комбината, где находился офис Широковой. В течение нескольких дней Косков склонял его к совершению планируемого преступления. 2 ноября 1998 г. Косков встретился с К. для окончательного согласования плана их действий во время нападения на Широкову. Как предлагал Косков, он совместно с К., вооружившись ножом либо пистолетом, имевшимся у К., 3 ноября 1998 г. около 8 час. должен был проникнуть в квартиру Широковой, которая доверяла К. и могла открыть ему дверь. Затем Косков, угрожая насилием и используя пистолет либо нож, хотел заставить ее выдать денежную сумму не менее 1500 долларов США и выписать банковский чек на предъявителя, после чего он собирался связать Широкову, закрыть ее в квартире, получить по чеку деньги и скрыться из города. Однако К. от участия в преступлении отказался и явился в милицию, в связи с чем Коскову не удалось совершить разбойное нападение по не зависящим от него причинам.

Адвокат в кассационной жалобе просил приговор отменить, считая, что суд без достаточных оснований признал Коскова виновным в приготовлении к разбойному нападению с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Разговор между Косковым и К., по мнению адвоката, был не о конкретном пистолете, а о пистолете вообще, действовать с ножом Косков не собирался. Таким образом, приготовление к разбойному нападению, по мнению адвоката, не состоялось: участников нет, Косков предусматривал совершить нападение один, оружия не только нет, но и быть не могло.

Адвокат также указал, что, если бы не было оснований оспаривать вину осужденного, необходимо было поставить вопрос о смягчении ему наказания, поскольку он признал свою вину, по делу отсутствуют отягчающие наказание обстоятельства, что не нашло отражения в приговоре.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 29 июля 1999 г. приговор изменила, наказание смягчила, указав следующее.

Вина Коскова в совершении преступлений, изложенных в приговоре, помимо показаний подсудимого подтверждена показаниями потерпевшей, свидетелей, заключением фоноскопической экспертизы и другими материалами дела.

Из показаний свидетеля К. видно, что в октябре 1998 г. Косков неоднократно приходил к нему и склонял к хищению имущества у Широковой. Всего между ними в октябре состоялось не менее восьми встреч.

Вначале он воспринимал предложение Коскова как фантазию, а потом убедился в серьезности его намерений. 28 октября 1998 г. Косков, вооружившись ножом, разбил оконное стекло, пытался проникнуть в помещение детского сада, который он, К., охранял, при этом Косков заявил, что хочет быстрее осуществить план нападения на Широкову. Ночью он, К., позвонил А. - менеджеру Широковой и сообщил о намерениях Коскова. 30 октября они обратились в милицию, где ему дали записывающее устройство.

Через несколько дней, 2 ноября, Косков снова стал ему предлагать совершить нападение на Широкову, и он весь этот разговор записал на пленку. Планируя преступление, Косков предложил 3 ноября пойти на ее квартиру около 8 час., вооружившись пистолетом или ножом. Поскольку Широкова знает К., она откроет ему дверь. Косков после этого ворвется в квартиру с угрозами и с применением физической силы заставит Широкову выдать ему деньги и выписать чек на предъявителя, указав его фамилию.

Суд обоснованно эти показания признал достоверными, поскольку они подтверждены другими доказательствами.

Косков как на предварительном следствии, так и в судебном заседании показывал, что в октябре 1998 г. он предложил К. ограбить Широкову в ее квартире, считал, что для ее устрашения ему будет нужен пистолет, и просил К. предоставить ему оружие. В ходе разбойного нападения Косков намеревался напугать Широкову оружием и получить не менее 1500 долларов США и банковский чек на предъявителя, получить по нему деньги в банке и уехать из города.

Свидетель В. подтвердил, что 2 ноября 1998 г. его знакомый Косков заранее договорился о встрече с К. Между последними состоялся разговор, в ходе которого обсуждался план совершения хищения у Широковой.

Кроме того, вина осужденного подтверждена показаниями свидетеля Б. о том, что к нему обратились Широкова и К. и сообщили, что Косков склоняет К. совершить нападение на Широкову.

Факт предложения Коскова совершить преступление подтвержден магнитной записью. По заключению фоноскопической экспертизы голос и речь одного из мужчин принадлежат Коскову.

Таким образом, доводы кассационной жалобы адвоката о том, что приготовления к разбойному нападению с применением оружия или предмета, используемого в качестве оружия, Косков не совершал, противоречат материалам уголовного дела.

Как видно из показаний Коскова и К., в предложенном плане оговаривались предварительный сговор и незаконное проникновение в жилище. О том, что оружие будет неисправным, речи не было.

Поэтому несостоятельны другие доводы кассационной жалобы адвоката, касающиеся якобы незаконного осуждения Коскова. Его преступные действия судом квалифицированы правильно.

Вместе с тем суд не в полной мере учел степень реализации преступных намерений Коскова, его положительную характеристику и то, что каких-либо тяжких последствий для потерпевшей не наступило.

Исходя из изложенного, данные обстоятельства следует считать исключительными, существенно уменьшающими степень общественной опасности содеянного Косковым, что позволяет смягчить осужденному наказание с применением требований ст. 64 УК РФ до трех лет и шести месяцев лишения свободы с конфискацией имущества.