1. Отказ Центральной избирательной комиссии Российской Федерации в регистрации кандидата на должность Президента Российской Федерации признан незаконным

(Извлечение)

Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 17 февраля 2000 г. N 83/999-3 Ж., выдвинутому кандидатом на должность Президента Российской Федерации избирательным объединением "Либерально-демократическая партия (ЛДПР)", отказано в регистрации.

Не согласившись с таким решением, Ж. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой на упомянутое постановление и просил обязать Центризбирком РФ зарегистрировать его кандидатом на должность Президента Российской Федерации, сославшись на необоснованное ограничение в праве быть избранным Президентом Российской Федерации.

Верховный Суд РФ жалобу заявителя оставил без удовлетворения.

В кассационной жалобе Ж. просил отменить судебное решение и обязать Центризбирком РФ зарегистрировать его кандидатом на эту должность. При этом он сослался на отсутствие его вины в сообщении недостоверных сведений об имуществе и на нарушение его пассивного избирательного права.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 6 марта 2000 г. судебное решение отменила и вынесла новое - об удовлетворении жалобы заявителя по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, отказывая Ж. в регистрации кандидатом на должность Президента Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации считала, что он представил недостоверные сведения об имуществе и эта недостоверность носит существенный характер, а именно - не указал наличие в собственности его сына квартиры в г. Москве и данное обстоятельство (по мнению Центризбиркома РФ) достаточно для отказа в регистрации заявителя кандидатом на должность Президента Российской Федерации.

С таким доводом избирательной комиссии согласилась и Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, полагая, что принятое в отношении Ж. постановление соответствует подп. "г" п. 3 ст. 39 Федерального закона от 31 декабря 1999 г. "О выборах Президента Российской Федерации", согласно которому основанием отказа в регистрации кандидата может быть, в частности, недостоверность сведений, представляемых кандидатом в соответствии с настоящим Федеральным законом, если недостоверность этих сведений носит существенный характер, в том числе неуказание находящейся в собственности квартиры.

С учетом содержащихся в п. 12 ст. 34 упомянутого Закона и в Приложении N 3 к нему положений, обязывающих кандидата сообщать сведения об имуществе (в том числе и о квартирах), принадлежащем кандидату, его супругу и детям на праве собственности, суд первой инстанции исходил из того, что неуказание кандидатом Ж. в избирательном документе "Сведения об имуществе и обязательствах имущественного характера" одной квартиры, принадлежащей на праве собственности сыну заявителя - Л., является основанием для отказа в регистрации Ж. кандидатом на должность Президента Российской Федерации, поскольку данное обстоятельство (неуказание заявителем квартиры, принадлежащей его сыну на праве собственности) было достоверно установлено Центральной избирательной комиссией Российской Федерацией. Суд первой инстанции пришел к выводу о правомерности отказа в регистрации кандидата Ж.

Однако такой вывод суда первой инстанции сделан без учета основополагающих положений норм международного права и общего правила оснований ответственности при исполнении обязанности.

Согласно ст.ст. 2 и 18 Конституции Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью; признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства; права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими; они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

В соответствии со ст. 32 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме; не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда.

В силу ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы; если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Статьей 25 Международного пакта о гражданских и политических правах (принятого резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.) за каждым гражданином предусмотрены право и возможность голосовать и быть избранным на подлинных периодических выборах, производимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей без необоснованных ограничений.

Применяя при разрешении спора нормы Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации", содержащие требование о представлении кандидатом сведений об имуществе, принадлежащем кандидату, его супруге и детям кандидата на праве собственности, и возможность отказа в регистрации кандидата на должность Президента Российской Федерации, суд первой инстанции обоснованно сослался на положение, закрепленное ч. 4 ст. 81 Конституции Российской Федерации, согласно которому порядок выборов Президента Российской Федерации определяется федеральным законом.

Вместе с тем, применяя при разрешении спора положение подп. "г" п. 3 ст. 39 упомянутого Закона, Верховный Суд РФ исходил из того, что в этой норме законодатель установил критерий оценки, согласно которому само неуказание кандидатом находящихся в его собственности, а также собственности его супруга и детей квартиры и других объектов недвижимости уже делает существенным характер недостоверности сведений, представляемых кандидатом, а субъективный фактор и мотивы такого неуказания необходимых сведений юридического значения не имеют.

Таким образом, как полагал суд первой инстанции, при установлении лишь факта, что кандидат не указал имущество в виде квартиры, находящейся в собственности его, жены и детей, Центризбирком РФ обязан был отказать в регистрации кандидата на должность Президента Российской Федерации независимо от других обстоятельств, в частности, от наличия либо отсутствия вины кандидата в непредставлении этих сведений.

Кассационная коллегия считает, что такое толкование подп. "г" п. 3 ст. 39 Федерального закона может привести к необоснованному ограничению права и возможности кандидата на должность Президента Российской Федерации быть избранным, так как будет противоречить приведенным выше положениям ст. 25 Пакта о гражданских и политических правах.

Суд первой инстанции оставил без внимания и то обстоятельство, что согласно общему правилу какая-либо ответственность может возникать при наличии вины лица, не исполнившего обязанность либо исполнившего ее ненадлежащим образом (отступления от этого правила допускаются лишь в случаях, специально установленных законом).

Отказ в регистрации кандидата на должность Президента Российской Федерации по существу является санкцией (ответственностью) за неисполнение возложенных на кандидата законом обязанностей по представлению достоверных сведений (в частности, о наличии в собственности имущества).

В Федеральном законе "О выборах Президента Российской Федерации" (и других законах по избирательным правоотношениям) отсутствует специальное указание на возможность применения санкций к кандидату за неисполнение или ненадлежащее исполнение им возложенных на него законом обязанностей по представлению достоверных сведений об имуществе без наличия вины в какой-либо форме.

Как следует из стенограммы заседания Центризбиркома РФ от 17 февраля 2000 г., отказывая заявителю в регистрации кандидатом на должность Президента Российской Федерации, комиссия не установила вины самого Ж. в том, что он не указал одну квартиру, находившуюся в собственности его сына - Л., полагая (как и суд первой инстанции), что это обстоятельство не имеет правового значения.

Центризбирком РФ не представил ни суду первой инстанции, ни Кассационной коллегии доказательства наличия вины Ж. в форме умысла либо неосторожности в невыполнении возложенной на него законом обязанности.

Как утверждал заявитель, он принял все возможные и зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязанности по представлению достоверных сведений о наличии в своей собственности, собственности супруги и сына Л. объектов недвижимости, в том числе квартир. Эти сведения он запрашивал от сына, сверил их с данными, которые Л. представлял в Центризбирком РФ при выборах депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, однако о наличии в собственности квартиры по ул. Коштоянца в избирательном документе Л. не указал, сославшись впоследствии на невнимательность при выяснении этого вопроса, и Ж. также не сообщил.

Будучи допрошенным в качестве свидетеля, Л. показал, что он приобрел квартиру по ул. Коштоянца в 1997 году, но затем забыл об этом обстоятельстве, поскольку на регистрации договора купли-продажи этого жилого помещения в комитете муниципального жилья г. Москвы не присутствовал, выдав соответствующую доверенность для выполнения названного поручения другому лицу, и не интересовался об исполнении этого поручения.

По словам Л., в данной квартире он никогда не был, не регистрировался в ней и в его собственности имеется несколько других квартир не только в г. Москве, в связи с чем он забыл о ее наличии и, следовательно, не мог сообщить такие сведения отцу.

Как видно из материалов дела, сын Ж. - Л. проживает отдельно от заявителя, имеет свою семью, детей, что, по мнению Кассационной коллегии, также подтверждает отсутствие вины Ж. в неуказании принадлежащей сыну квартиры.

Эти обстоятельства не опровергнуты представителями Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и подтверждаются материалами дела.

Ссылка представителей Центризбиркома РФ на то, что разрешение Ж. вопроса о поступившем предложении от бывшего собственника квартиры по ул. Коштоянца передать ее в собственность ЛДПР Ж. переадресовал сыну - Л. и, следовательно, обязан был проверить выполнение поручения, не свидетельствует о наличии вины заявителя в неуказании такой квартиры, так как доказательств, которые бы подтверждали наделение Л. официальным поручением совершить сделку по приобретению данной квартиры в собственность Л., не представлены.

Как заявил Ж., в документах учета имущества, принадлежащего ЛДПР, упомянутая квартира не значится, и это не опровергнуто.

Согласно пояснениям представителей Центризбиркома РФ, МВД России, Министерство Российской Федерации по налогам и сборам и другие ведомства проводили проверку достоверности сведений о принадлежности Л. квартиры, когда он баллотировался депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, данных, что квартира - его собственность, в тот период не имелось. В связи с этим довод о том, что Ж. располагал возможностью установить принадлежность сыну квартиры (о наличии которой Л. забыл), необоснован и не свидетельствует о вине заявителя в неисполнении обязанности, предусмотренной законом.

Как считает Кассационная коллегия, при таком положении у Центризбиркома РФ не было достаточных оснований для отказа в регистрации Ж. кандидатом на должность Президента Российской Федерации с учетом того, что все другие возложенные законом на него как кандидата обязанности по представлению определенного количества подписей избирателей в свою поддержку, документов и сведений он полностью и надлежащим образом исполнил (это обстоятельство не оспаривалось представителями Центризбиркома РФ и подтверждается материалами дела).

Следовательно, и у суда первой инстанции отсутствовали основания считать обжалованное заявителем постановление Центризбиркома РФ законным и отказывать Ж. в удовлетворении жалобы.

Довод представителей Центризбиркома РФ о том, что содержание подп. "г" п. 3 ст. 39 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации" не допускало принятие иного решения, кроме отказа в регистрации Ж. кандидатом на должность Президента Российской Федерации в связи с неуказанием им принадлежащей сыну квартиры, необоснован, так как законодатель в п. 3 этой статьи Закона предусмотрел возможность (а не обязанность) отказа в регистрации кандидата при наличии любого из приведенных в нем оснований, в том числе и перечисленных в подп. "г" п. 3 упомянутой статьи, содержащем в качестве таковых и неуказание находящейся в собственности квартиры.

Возражая против удовлетворения кассационной жалобы и ошибочно полагая, что подп. "г" п. 3 ст. 39 названного Закона обязывает комиссию при любых обстоятельствах отказать в регистрации кандидата, если он не указал находящуюся в его собственности либо в собственности супруга или детей квартиру, представители Центризбиркома РФ ссылались на то, что введенное этой нормой федерального закона условие для осуществления конституционного права гражданина быть избранным (а по существу - ограничение этого права) преследует цель защиты прав и законных интересов избирателей, которые должны знать об имуществе, принадлежащем кандидату и его ближайшим родственникам, что, по мнению представителей Центризбиркома РФ, соответствует ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации.

Кассационная коллегия считает данный довод несостоятельным, поскольку, без наличия вины кандидата в непредставлении сведений о наличии в собственности объектов недвижимости права избирателей на получение такой информации не могут быть защищены за счет необоснованного ограничения права и возможности кандидата быть избранным на должность Президента Российской Федерации, каковым является отказ в регистрации кандидата.

Обнаружив в процессе проверки, проведенной компетентными органами, что кандидат не представил достоверные сведения о принадлежности на праве собственности объектов недвижимости (без наличия его вины), Центризбирком РФ, преследуя цель предоставления такой информации избирателям, располагает необходимой возможностью для информирования об этом последних в средствах массовой информации (в печати, на радио, на телевидении).

Отказывая Ж. в удовлетворении жалобы, суд первой инстанции также исходил из того, что неуказание находящейся в собственности квартиры безусловно придает недостоверности представляемых кандидатом сведений существенный характер, поскольку в качестве такового (по мнению суда) это основание предусмотрено подп. "г" п. 3 ст. 39 Федерального закона.

Однако и с этим выводом Кассационная коллегия не может согласиться.

Содержащиеся в подп. "г" п. 3 ст. 39 Закона конкретные примеры недостоверности сведений, представляемых кандидатом в соответствии с упомянутым Федеральным законом, которые могут быть основаниями отказа в регистрации кандидата, оговорены законодателем условием - "если недостоверность этих сведений носит существенный характер".

Как видно из материалов дела (и это не оспаривается представителями Центризбиркома РФ), в собственности Ж., его жены и сына находятся квартиры общей площадью свыше 4 тыс. кв. м и все данные квартиры указаны в избирательном документе. Не указанная заявителем квартира, принадлежащая сыну, представляет собой 38,4 кв. м общей площади, что составляет менее 1% от площади квартир, сообщенных Ж.

Учитывая изложенные положения Федерального закона и оценивая приведенные конкретные обстоятельства в соответствии со ст. 56 ГПК РСФСР по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности, Кассационная коллегия пришла к выводу о том, что неуказание Ж. такой квартиры нельзя расценивать как представление недостоверных сведений, имеющих существенный характер.

Судебное решение подлежит отмене, поскольку (обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся материалов) суд неправильно истолковал нормы материального закона при применении их к возникшему спору. Кассационная коллегия находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение об удовлетворении жалобы заявителя.

При этом суд учитывает то обстоятельство, что неуказание находящейся в собственности сына Ж. квартиры послужило единственным основанием для отказа в регистрации кандидата и это основание применено неправомерно, в связи с чем в соответствии с п. 6 ст. 39 и п. 4 ст. 79 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации" обжалованное постановление Центризбиркома РФ подлежит отмене с восстановлением в соответствии со ст. 7 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" и ст. 293 7 ГПК РСФСР нарушенного пассивного избирательного права заявителя путем возложения на Центральную избирательную комиссию Российской Федерации обязанности зарегистрировать Ж. кандидатом на должность Президента Российской Федерации.