2. Судебные постановления по иску к управлению внутренних дел о восстановлении на службе отменены как вынесенные с нарушением требований закона

(Извлечение)

Ф. - начальник изолятора временного содержания (ИВС) Олюторского районного отдела внутренних дел УВД Корякского автономного округа приказом от 5 октября 1998 г. был уволен со службы по п. "е" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденного постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23 декабря 1992 г., в связи с сокращением штата.

27 октября 1998 г. Ф. обратился в суд с иском к УВД Корякского автономного округа о восстановлении на службе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда в размере 50 тыс. рублей. По его мнению, при увольнении руководством УВД был нарушен порядок перемещения по службе сотрудника ОВД при сокращении штата, установленный п. "в" ст. 16 и п. "е" ст. 58 указанного Положения. Кроме того, начальник УВД не имеет полномочий на сокращение должности начальника ИВС.

Как пояснил в судебном заседании истец, ему не были предложены вакантные должности, имеющиеся на момент увольнения в ОВД (помимо участкового инспектора и старшего участкового инспектора, от которых он отказался), в частности начальника штаба, оперативного дежурного и инспектора по лицензионно-разрешительной работе и работа в другой местности, в то время как он готов был принять такое предложение. Ф. также сослался на то, что до представления к увольнению он не был направлен для освидетельствования на военно-врачебную комиссию, что, по его мнению, является нарушением порядка увольнения.

Олюторский районный суд Корякского автономного округа 22 апреля 1999 г. восстановил Ф. на службе, с УВД Корякского автономного округа в его пользу взыскал заработную плату за время вынужденного прогула в сумме 11 485 руб. и компенсацию морального вреда - 5 тыс. рублей, в остальной части иска отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Корякского автономного округа решение суда отменила и вынесла новое решение об отказе Ф. в удовлетворении заявленных требований.

В президиум суда Корякского автономного округа протест в порядке надзора не вносился в связи с отсутствием в его составе кворума.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 4 февраля 2000 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Удовлетворяя иск Ф., суд первой инстанции исходил из того, что в Олюторовском РОВД имелась вакантная должность - инспектор по лицензионно-разрешительной работе, на которой мог быть использован Ф. Кроме того, в нарушение п. 16.5 Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденной приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 300 (действовавшей на момент увольнения истца, но признанной утратившей силу приказом МВД России от 14 декабря 1999 г.), Ф. не предоставлена возможность перемещения на службу в другую местность и в нарушение п. 16.20 упомянутой Инструкции он не был направлен для освидетельствования военно-врачебной комиссией с целью установления степени годности к военной службе. В то время как согласно положению, содержащемуся в этом же пункте, заключения комиссий учитываются при определении основания увольнения, т. е. увольнение произведено с нарушением установленного порядка.

Отменяя решение суда и вынося новое решение об отказе Ф. в иске, кассационная инстанция сослалась на то, что требование истца о предоставлении ему вакантной должности инспектора по лицензионно-разрешительной работе не могло быть удовлетворено, поскольку согласно приказу МВД России от 30 апреля 1994 г. N 259 на указанную должность не может быть принято лицо, не имеющее специального профессионального образования; истец такого образования не имеет.

Как считала судебная коллегия суда Корякского автономного округа, вывод районного суда о незаконности увольнения Ф. в связи с отсутствием ему предложения службы в другой местности является неправильным, поскольку ст. 402 КЗоТ РФ не предусматривает обязательного трудоустройства увольняемого в другой местности.

Судебная коллегия не согласилась и с выводом суда о том, что непринятие ответчиком мер по медицинскому освидетельствованию Ф. перед увольнением подтверждает незаконность увольнения работника ОВД, так как действующим КЗоТ РФ не предусмотрено обязательное медицинское освидетельствование увольняемых с работы лиц.

Суд кассационной инстанции обоснованно признал, что должность инспектора по лицензионно-разрешительной работе не могла быть предложена истцу ввиду отсутствия у него специального профессионального образования, требуемого согласно приказу МВД России от 30 апреля 1994 г.

Вместе с тем нельзя согласиться с выводом судебной коллегии о том, что в отношении Ф. подлежат применению положения КЗоТ РФ, касающиеся порядка освобождения его от занимаемой должности (ст. 402 КЗоТ РФ) и вопроса его медицинского освидетельствования.

Служба сотрудников органов внутренних дел регулируется специальными правовыми актами:

Законом Российский Федерации от 18 апреля 1991 г. "О милиции" и Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (утвержденным постановлением Верховного Совета Российской Федерации 23 декабря 1992 г.).

Нормы КЗоТ РФ применяются к правоотношениям, возникающим при прохождении службы в органах внутренних дел, в случаях, предусмотренных специальными правовыми актами, или тогда, когда возникшие правоотношения не урегулированы специальными нормативными актами и требуется применение норм трудового законодательства по аналогии.

Возникшие правоотношения по поводу порядка увольнения сотрудников ОВД со службы урегулированы указанными выше Положением и Инструкцией.

В соответствии с п. "е" ст. 58 названного Положения сотрудник органов внутренних дел подлежит увольнению по сокращению штата, при ликвидации или реорганизации органа внутренних дел, если невозможно использовать его на службе.

Согласно п. 16.5 указанной выше Инструкции увольнение по сокращению штата (п. "е" ст. 58 Положения) может производиться в случае невозможности в результате организационно-штатных изменений дальнейшего использования высвободившихся сотрудников при их отказе от перемещения по службе либо перемещения на службу в другую местность.

В силу п. 16.20 этой же Инструкции до представления к увольнению сотрудники направляются для освидетельствования на военно-врачебную комиссию с целью установления степени годности к военной службе. Заключения комиссии учитываются при определении основания увольнения.

С учетом изложенного Ф. должна была быть предоставлена возможность перемещения на службу в другую местность, на что правильно обращено внимание в решении районного суда.

В то же время нельзя согласиться и с решением суда первой инстанции.

Как видно из материалов дела, действительно представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что в другой местности работа истцу не предлагалась.

Однако вопрос о том, могло ли руководство УВД Корякского автономного округа предложить Ф. соответствующие его образованию должности в другой местности, имелись ли такие вакантные должности, если имелись, то согласен ли был занять их истец (учитывая необходимость изменения им места жительства в таком случае), в нарушение требований ст. 50 ГПК РСФСР судом не обсуждался, в то время как данные обстоятельства являются юридически значимыми.

Вопреки требованиям ст. ст. 192, 197 ГПК РСФСР районный суд в решении не указал причины, по которым отверг доводы ответчика о том, что Ф. предлагалось пройти медицинское освидетельствование в госпитале УВД Камчатской области либо в Олюторской районной больнице, но он от этого отказался, и таким образом в связи с отсутствием заключения военно-врачебной комиссии были реально нарушены права Ф.

Судебная коллегия, не соглашаясь с выводом районного суда о незаконности увольнения Ф., поскольку ответчиком не приняты меры по медицинскому освидетельствованию истца перед увольнением, исходила из положений КЗоТ РФ, а не упомянутой выше Инструкции, что также является ошибочным. Кроме того, в решении суда не указано, что в РОВД действительно сокращена должность начальника ИВС и какие доказательства это подтверждают.

Допущенные при рассмотрении данного дела нарушения следует отнести к существенным нарушениям норм процессуального и материального права и поэтому судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение.