8. Обязанность по доказыванию обоснованности своего требования возлагается на истца

(Извлечение)

 

М. обратился в суд с исковым требованием обязать Акционерный коммерческий банк (АКБ) "Электробанк" исполнить обязательства по договору частного вклада от 10 октября 1993 г., зачислить на его лицевой счет денежные средства (331 437 771 634 неденоминированных руб.), недополученные в связи со снижением процентных ставок на вклад, взыскании за просрочку в порядке ст. 395 ГК РФ, а также взыскании денежной компенсации морального вреда.

При этом он сослался на то, что ответчик по договору без номера от 10 октября 1993 г. принял от него частный вклад в размере 20 млрд. неденоминированных рублей и обязался ежемесячно начислять проценты в размере 360 процентов годовых с последующей их капитализацией на его счете. Поскольку банк в одностороннем порядке стал снижать названную процентную ставку, он вынужден был обратиться в суд.

Представитель АКБ "Электробанк" иск не признал, суду пояснил, что с истцом на указанных им условиях (процентная ставка 360 процентов) договор не заключался.

Пресненский межмуниципальный (районный) суд Центрального административного округа г. Москвы 3 февраля 1998 г. в удовлетворении иска М. отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда решение суда отменила и дело направила на новое рассмотрение.

Президиум Московского городского суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ определение кассационной инстанции отменил и дело направил в судебную коллегию на новое рассмотрение.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда 20 июля 1999 г. решение суда первой инстанции вновь отменила и дело направила на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе. Президиум Московского городского суда оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене определения кассационной инстанции от 20 июля 1999 г.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене постановлений кассационной и надзорной инстанций и оставлении в силе решения межмуниципального (районного) суда от 3 февраля 1998 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 15 февраля 2000 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Отмену решения районного суда судебная коллегия Московского городского суда мотивировала тем, что положенный в его основу вывод об открытии истцом счета у ответчика как "обычным вкладчиком" не соответствует материалам дела. Как считала кассационная инстанция, суд не выяснил условия заключения договора банковского вклада, в том числе размер процентной ставки.

Не соглашаясь с доводом суда о том, что М. не представил в судебном заседании подлинник договора от 10 октября 1993 г., содержащий указание на процентную ставку вклада 360 процентов, кассационная инстанция отметила, что суд "без достаточных на то оснований ограничил круг доказательств по делу" и, более того, лишил истца возможности их представления.

Этот вывод судебной коллегии не соответствуют действительным обстоятельствам дела.

В качестве доказательства обоснованности своего требования М. представил в судебное заседание договор на частный вклад от 10 октября 1993 г., подписанный заместителем председателя правления АКБ "Электробанк" П. и скрепленный печатью банка.

Допрошенная в качестве свидетеля П. показала, что не подписывала договор с истцом на условиях начисления ежемесячно процентов на его вклад из расчета до 360 процентов годовых с последующей капитализацией.

Как установлено экспертами, проводившими почерковедческую и судебно-техническую экспертизы, договор от 10 октября 1993 г. является результатом монтажа фрагментов других документов с подписью П. и оттиском печати АКБ "Электробанк" с применением метода сканирования и технического редактирования.

Суд в соответствии со ст. 78 ГПК РСФСР упомянутые заключения экспертов надлежаще оценил. В судебном заседании они дали подробное объяснение своим выводам и ответили на вопросы сторон.

Поэтому вывод суда об отсутствии у истца доказательства, подтверждающего его требование о взыскании с ответчика выплат, обусловленных условием договора, поскольку им не представлен подлинник этого договора, обоснован.

В силу ст. 50 ГПК РСФСР обязанность по доказыванию обоснованности своего требования в полной мере возлагается на истца.

Суд первой инстанции правильно сослался в решении, что такие условия договора частного вклада, как его сумма, процентная ставка по вкладу, срок действия, могут быть установлены на основании подлинника договора.

Выводы кассационной инстанции в части отсутствия у истца возможности для сбора доказательств также несостоятельны, потому что ни М., ни его представитель не обращались к суду с ходатайством о содействии в собирании доказательств. Необоснованно и утверждение о том, что суд не дал оценки документам, на которые ссылался истец как на подтверждение начисления ему процентов по вкладу в повышенном размере.

Как правильно указал суд, истцу, как всем вкладчикам, начислялась процентная ставка по распоряжению руководства банка, но не на основании договора, предусматривавшего ее в размере 360 процентов.

Данный факт подтвержден сведениями, содержащимися в копии лицевого счета истца.

Из определения кассационной инстанции не видно, какие именно доказательства вновь представил истец и почему они не могли быть предметом исследования судом первой инстанции.

В целом же вывод кассационной инстанции о необходимости районному суду вновь выяснять обстоятельства спора, давая особую оценку доказательствам истца, не основан на законе.

Оставляя без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и полагая обоснованным определение кассационной инстанции, президиум Московского городского суда указал, что суду следовало проверить условия принятия вклада истца в соответствии с уставом банка и Правилами ведения счетов и начисления процентов и установить, чему соответствовало начисление процентов: названным документам либо условиям, определенным соглашением банка с истцом.

Между тем именно эти обстоятельства судом первой инстанции были достоверно установлены и им дана надлежащая правовая оценка, в связи с чем обоснованно сделан вывод об отказе истцу в удовлетворении заявленных требований.

Поэтому определение судебной коллегии по гражданским делам и постановление президиума Московского городского суда подлежат отмене, а решение межмуниципального (районного) суда - оставлению в силе.