2. Указание Банка России от 25 декабря 1997 г. N 101-У "О введении инструкции "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" и об учете при налогообложении величины резерва на возможные потери по ссудам" признано Верховным Судом Российской Федерации недействительным

(Извлечение из решения Верховного Суда РФ)

Открытое акционерное общество (ОАО) "Русский банк имущественной опеки" обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействительными инструкции Банка России от 30 июня 1997 г. N 62 "а" "О порядке формирования и использовании резерва на возможные потери по ссудам" и указания Банка России от 25 декабря 1997 г. N 101-У "О введении инструкции "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" и об учете при налогообложении величины резерва на возможные потери по ссудам".

При этом заявитель ссылался на то, что Инструкция принята неуполномоченным органом управления Банка России, т. е. не Советом директоров Банка России, не прошла государственной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации, хотя носит межведомственный характер, в связи с этим является не введенной в действие, поскольку Указание Банка России от 25 декабря 1997 г. N 101-У подписано неуполномоченным лицом - заместителем Председателя Центрального банка Российской Федерации.

По мнению заявителя, отдельные пункты Инструкции противоречат Конституции Российской Федерации и действующему законодательству. Указание же Банка России от 25 декабря 1997 г. N 101-У подписано неправомочным лицом, п. 5 упомянутого акта не соответствует требованиям пп. 3 и 5 ст. 3 Налогового кодекса Российской Федерации.

Более того, оспариваемые нормативные акты нарушают конституционные права граждан.

Представители Банка России возражали против удовлетворения заявленных требований, пояснив, что проект Инструкции Банка России был одобрен Советом директоров Банка России 29 ноября 1996 г. и представлен на подпись Председателю Центрального банка Российской Федерации. Указания Банка России от 25 декабря 1997 г. N 101-У подписаны Первым заместителем Председателя Банка России в соответствии с положением Банка России от 15 сентября 1997 г. N 519 "О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России". Данный нормативный акт согласован с Минфином России и Госналогслужбой России. Государственная регистрация в Минюсте России этого акта не требовалась. Упомянутые нормативные акты не нарушают конституционные права граждан.

Представители Министерства Российской Федерации по налогам и сборам возражали против удовлетворения заявления, сообщив, что названная Инструкция с МНС России не согласовывалась, так как Банк России согласно ст. 71 Федерального закона от 26 апреля 1995 г. "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (с изменениями и дополнениями) самостоятельно определяет порядок формирования и размер образуемых до налогообложения резервов кредитных организаций на возможные потери по ссудам. С МНС России согласовывалось Указание Банка России от 25 декабря 1997 г. N 101-У, поскольку в нем имеются положения об отмене телеграмм, изданных ранее Госналогслужбой России.

Представитель Минфина России возражал против удовлетворения заявления, по его мнению, оспариваемые нормативные акты не носят межведомственный характер, непосредственно не затрагивают права, свободы или обязанности граждан.

Министерство юстиции Российской Федерации просило рассмотреть дело без участия своего представителя. Как видно из письменного отзыва Минюста России, данные нормативные акты не содержат правовых норм, непосредственно затрагивающих права, свободы или обязанности граждан.

Верховный Суд РФ 2 декабря 1999 г. заявление удовлетворил частично: признал недействительным указание Банка России от 25 декабря 1997 г. N 101-У "О введении инструкции "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" и об учете при налогообложении величины резерва на возможные потери по ссудам", а заявление о признании недействительной инструкции Банка России от 30 июня 1997 г. N 62 "а" "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" оставил без удовлетворения, указав следующее.

Центральный банк Российской Федерации 25 декабря 1997 г. издал указание N 101-У "О введении инструкции "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам" и об учете при налогообложении величины резерва на возможные потери по ссудам". Данный нормативный акт подписан Первым заместителем Председателя Центрального банка Российской Федерации.

В соответствии с п. 3 ст. 18 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" Председатель Банка России подписывает нормативные акты Банка России, передача этих полномочий или их части другим должностным лицам Банка России не предусмотрена.

Довод представителя Банка России о том, что подписание Первым заместителем Председателя Банка России Указания от 25 декабря 1997 г. N 101-У является правомерным, суд считает необоснованным. Кроме того, не может быть принята во внимание ссылка заинтересованного лица на решение Верховного Суда РФ от 24 мая 1999 г. по делу ГКПИ 99-285, согласно которому положение Банка России от 15 сентября 1997 г. N 517 "О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России" признано соответствующим законодательству, так как этим судебным постановлением вопрос о полномочиях Председателя Банка России по делегированию своих прав по подписанию нормативных актов Первому заместителю Председателя Банка России не решался.

Учитывая, что Указание от 25 декабря 1997 г. N 101-У подписано не Председателем Банка России, который в силу Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" наделен правом подписания нормативных актов, оспариваемый нормативный акт недействителен.

Согласно п. 1 Указания N 101-У с 1 января 1998 г. вступила в силу инструкция Банка России от 30 июня 1997 г. N 62 "а" "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам".

Признание Указания N 101-У недействительным не является основанием для признания Инструкции от 30 июня 1997 г. N 62 "а" недействительной. Инструкция подписана Председателем Центрального банка Российской Федерации. Ее проект одобрен Советом директоров Банка России 29 ноября 1996 г., что подтверждается выпиской из протокола, и у суда не имеется оснований сомневаться в достоверности данного документа.

При таких обстоятельствах суд считает, что порядок подготовки нормативного акта соблюден, отсутствие в тексте Инструкции указания на номер протокола заседания Совета директоров Банка России и дату принятия решения не лишает оспариваемый акт юридической силы.

Как предусмотрено в ст. 6 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", нормативные акты Банка России вступают в силу со дня их опубликования в официальном издании Банка России ("Вестник Банка России"). Инструкция N 62 "а" опубликована 31 декабря 1997 г. в Вестнике Банка России N 91-92.

Инструкция N 62 "а" от 30 июня 1997 г. издана на основании упомянутого Федерального закона. Согласно ст. 71 этого Закона Банк России определяет порядок формирования и размер образуемых до налогообложения резервов (фондов) кредитных организаций на возможные потери по ссудам, для покрытия валютных, процентных и иных финансовых рисков, страхования вкладов граждан в соответствии с федеральными законами.

Обязанность кредитной организации осуществлять классификацию активов, выделяя сомнительные и безнадежные долги, и создавать резервы (фонды) на покрытие возможных убытков в порядке, устанавливаемом Банком России, предусмотрена ст. 24 Федерального закона от 3 февраля 1996 г. "О банках и банковской деятельности" (с изменениями и дополнениями).

Оспариваемый заявителем нормативный акт не содержит правовых норм, непосредственно затрагивающих права, свободы или обязанности граждан. В соответствии с Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. "Об акционерных обществах" (с изменениями и дополнениями) собственностью акционера является не имущество акционерного общества, а акции, которыми он владеет.

Выполнение кредитной организацией требований Банка России о создании резерва на возможные потери по ссудам способствует избежать колебаний величины прибыли банков в связи со списанием потерь по ссудам, защитить интересы как акционеров кредитной организации, так и ее кредиторов (вкладчиков).

Становясь учредителем или приобретая акцию кредитной организации, гражданин не может не знать о том, что в отношении кредитных организаций наряду с Федеральным законом "Об акционерных обществах" действуют положение Федерального закона "О банках и банковской деятельности", нормативные акты Банка России. Довод представителя ОАО "Русского банка имущественной опеки" о том, что норма, изложенная в п. 2.5 Инструкции, ограничивает гражданские права граждан и юридических лиц свободно заключать договоры и определять по своему усмотрению их условия, как это закреплено в п. 2 ст. 1 и п. 4 ст. 421 ГК РФ, не обоснован.

Как видно из объяснений представителя Банка России, данное в п. 2.5 Инструкции понятие обеспеченности ссуд залогом уже, чем это предусмотрено Гражданским кодексом Российской Федерации. Однако Инструкция не препятствует банкам использовать другие способы обеспечения.

Инструкция от 30 июня 1997 г. N 62 "а" устанавливает виды ссуд по качеству обеспечения, но Банк России не ограничивает банки в свободе заключения договоров. Ссуды могут выдаваться не только под поручительство Правительства Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или под гарантию Банка России, но и под поручительство местного регионального банка.

Абзац 2 п. 2.8 Инструкции предоставляет банку самому классифицировать ссуды, а Банк России осуществляет надзорные функции. Центральный банк Российской Федерации, издавая Инструкцию, не вмешивается в отношения банка с вкладчиками, предусматривая в п. 2.6.1 Инструкции порядок оформления юридической документации в отношении залоговых прав банка с тем, чтобы банк принимал в залог ликвидное имущество.

Учитывая, что Инструкция от 30 июня 1997 г. N 62 "а" принята Центральным банком Российской Федерации в пределах его полномочий, с соблюдением установленного порядка, подписана Председателем Банка России, оспариваемые положения соответствуют действующему законодательству, права или свободы заявителя не были нарушены, заявление "Русского банка имущественной опеки" не подлежит удовлетворению.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 3 февраля 2000 г. это решение оставила без изменения.