2. Действия пособника преступления ошибочно квалифицированы судом как соисполнительство. За эксцесс исполнителя пособник ответственности не подлежит

(Извлечение)

 

Останкинским районным судом г. Москвы 15 декабря 1997 г. Жуков осужден по пп. "а", "в" ч. 2 ст. 126 УК РФ и по ст. 200 УК РСФСР. По данному делу осужден также Замула.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда 7 мая 1998 г. приговор в отношении Жукова изменила: в части осуждения его по ст. 200 УК РСФСР (самоуправство) приговор отменила и дело в этой части прекратила за истечением сроков давности, в части осуждения по пп. "а", "в" ч. 2 ст. 126 УК РФ приговор оставила без изменения.

С учетом изменений, внесенных в приговор, Жуков признан виновным в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья.

Являясь юристом фирмы "Пур-Трейтинг", он попросил Замулу помочь возвратить его фирме долг фирмы "Евразия-Трейтинг" в сумме 500 тыс. долларов США от ее генерального директора Князева. После этого 13 октября 1995 г. он обманным путем на своей машине привез Князева к гаражу, на который указал Замула, и оставил его там с Зеленовым и Замулой. Последние, лишив Князева свободы передвижения, перевозили его в разные места, требовали возврата денег, при этом неоднократно угрожали убийством, подвергали избиению, причинив ему легкие телесные повреждения, повлекшие за собой кратковременное расстройство здоровья.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении судебных решений: переквалификации действий Жукова с пп. "а", "в" ч. 2 ст. 126 на ч. 5 ст. 33, п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Президиум Московского городского суда 11 ноября 1999 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Суд установил, что содеянное Жуковым выразилось в предоставлении информации о Князеве и доставке его (при этом потерпевший добровольно сел в машину и сам вышел из нее) к месту (гаражу), где Замула и Зеленев в отсутствие Жукова стали удерживать Князева, лишив свободы передвижения, т. е. похитили его.

Эти действия Жукова в соответствии со ст. 33 УК РФ признаются пособничеством, а не соисполнительством в преступлении.

Как указано в ч. 3 ст. 34 УК РФ, уголовная ответственность пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ.

В материалах дела нет данных об осведомленности Жукова о применении к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, и о его умысле на применение такого насилия в момент совершения им пособнических действий. Не установлено это и в судебном заседании.

Жуков отрицал наличие договоренности с Замулой о применении к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, и показал, что не знал, где находился Князев после похищения, какие действия в отношении него совершались.

В соответствии со ст. 36 УК РФ совершение исполнителем преступления, не охватывавшегося умыслом других соучастников, признается эксцессом исполнителя. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат.

Поэтому действия Жукова переквалифицированы на ч. 5 ст. 33, п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ как пособничество в похищении человека, совершенном группой лиц по предварительному сговору. В остальном приговор оставлен без изменения.