2. Верховный Суд Российской Федерации признал недействительным п. 1.4 приказа Российского агентства по патентам и товарным знакам от 8 июля 1999 г. N 133 "О внесении изменений и дополнений в Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение и изменении приказа от 17 апреля 1998 г. N 82"

(Извлечение из решения Верховного Суда РФ)

 

Е. обратился в суд с заявлением о признании незаконным п. 1.4 приказа Российского агентства по патентам и товарным знакам от 8 июля 1999 г. N 133 "О внесении изменений и дополнений в Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение и изменении приказа от 17 апреля 1998 г. N 82", а также с требованием обязать Роспатент внести изменения в приказ N 133. По его мнению, данным пунктом нормативного правового акта Роспатента изменена ранее действовавшая норма п. 3.2.3 приказа Роспатента от 17 апреля 1998 г. N 82. В результате этого изменения автор изобретения лишился права включить в название изобретения свое имя.

Такое изменение, по утверждению заявителя, является нарушением конституционных прав изобретателей, в частности права частной собственности, гарантий свободы технического и других видов творчества, а также конституционного положения, согласно которому интеллектуальная собственность охраняется законом.

Заявитель считал, что созданные им изобретения - его личная собственность и он вправе применить в их названиях собственное имя и соответствующую аббревиатуру. По его мнению, это не затрудняет информационный поиск и способствует раскрытию сущности изобретения.

Представители Российского агентства по патентам и товарным знакам и Министерства юстиции Российской Федерации заявленные Е. требования не признали и просили оставить их без удовлетворения, пояснив, что внесение в Правила составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение изменений никак не затрагивает свободы технического и других видов творчества и гарантий охраны интеллектуальной собственности. Изобретение не является объектом права частной собственности, как ошибочно полагал истец, ссылаясь при этом на ст. 35 Конституции Российской Федерации. Согласно ст. 8 ГК РФ создание результатов интеллектуальной деятельности, к каковым отнесены изобретения, является основанием возникновения гражданских прав. Статьей 138 ГК РФ предусмотрено, что в случаях и в порядке, установленных законом, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина на результаты интеллектуальной деятельности, что находится в соответствии с ч. 1 ст. 44 Конституции Российской Федерации.

Более того, представители Роспатента и Министерства юстиции Российской Федерации ссылались также на то, что Правила разработаны Роспатентом согласно полномочиям, предоставленным ему Патентным законом Российской Федерации, соответствуют международному стандарту ВОИС ST. 15 "Руководство по составлению названий изобретений в патентных документах" и способствуют повышению информативности названий изобретений. Наличие же в нем личных имен, аббревиатур и некоторых других элементов не служит целям идентификации изобретения и не должны упоминаться в его названии.

Верховный Суд РФ 26 июня 2000 г. заявленные Е. требования частично удовлетворил по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 44 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом.

В соответствии со ст. 475 ГК РСФСР авторское право распространяется на произведения науки, литературы или искусства независимо от формы, назначения и достоинства произведения, а также от способа его воспроизведения. Предметом авторского права могут быть, в том числе, планы, эскизы и пластические произведения, относящиеся к науке и технике.

Как предусмотрено ст. 520 ГК РСФСР, автор изобретения может по своему выбору требовать либо признания своего авторства с передачей государству исключительного права на изобретение, либо признания своего авторства с закреплением за ним исключительного права на изобретение. В первом случае на изобретение выдается авторское свидетельство, во втором случае - патент.

Правоотношения, возникающие по поводу авторства на изобретение, по своему существу являются сходными с авторскими правоотношениями, в связи с чем право автора изобретения присвоить ему свое имя, прямо не предусмотренное в разделе VI ГК РСФСР, может быть обосновано в соответствии со ст. 10 ГПК РСФСР ссылкой на аналогию со ст. 479 ГК РСФСР и с ч. 3 ст. 6 Закона Российской Федерации от 9 июля 1993 г. N 5351-I "Об авторских и смежных правах" (с изменениями и дополнениями), согласно которым автор имеет право на название произведения.

Ссылка представителей Российского агентства по патентам и товарным знакам и Министерства юстиции Российской Федерации как достаточное основание для отказа автору в праве присвоить изобретению свое имя на то, что Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 г. N 3517-I (специально регулирующий порядок выдачи патента на изобретение) не предусматривает право изобретателя по своему усмотрению присвоить изобретению название, в которое может быть включено имя собственное, ошибочна. Отсутствие в названном Законе ограничений, связанных с присвоением изобретению имени автора, не может пониматься иначе, как возможность присвоения изобретению названия, в котором указывается имя автора.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации).

Право патентного ведомства принимать подзаконный нормативный акт, регулирующий порядок подачи заявки на изобретение и порядок оформления патента, не включает в себя право на уровне подзаконного акта устанавливать ограничения прав автора изобретения, не предусмотренные самим Законом.

Право на присвоение названия изобретению является объектом гражданского права и ограничено может быть только федеральным законом.

Существовавшая ранее практика, предусматривавшая присвоение названия изобретению с именем автора, основывалась на нормах Гражданского кодекса РСФСР об авторском праве и праве на изобретения, действующих до настоящего времени. В соответствии с этими нормами были приняты Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях и Закон СССР "Об изобретениях в СССР", прямо предусматривавшие право автора на присвоение изобретению своего имени или специального названия. С принятием Патентного закона Российской Федерации никаких дополнительных ограничений по этому вопросу установлено не было, в связи с чем пункт 3.2.3 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на выдачу патента на изобретение в ранее действовавшей редакции предусматривал возможность присвоения изобретению имени автора.

Оспариваемая заявителем норма приказа N 133 от 8 июля 1999 г. обоснована Роспатентом одной лишь ссылкой на необходимость приведения действующего в Российской Федерации порядка оформления патентов в соответствие с международным стандартом Всемирной организации интеллектуальной собственности N ST.15.

Однако эта ссылка необоснованна, поскольку ограничение прав автора изобретения на присвоение ему своего имени может быть введено только законом, а не подзаконным нормативным правовым актом. Стандарт Всемирной организации интеллектуальной собственности N ST.15 "Руководство по составлению названий изобретений в патентных документах" носит для России лишь рекомендательный характер и официально опубликован и доведен до всеобщего сведения в Российской Федерации не был. В силу ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации этот акт на территории Российской Федерации в качестве нормативного применяться не может.

Таким образом, требование заявителя о признании п. 1.4 приказа Роспатента от 8 июля 1999 г. N 133 недействительным подлежит удовлетворению.

При признании нормы этого пункта приказа Роспатента от 8 июля 1999 г. N 133 недействительной восстанавливается прежняя редакция пункта 3.2.3 приказа Роспатента от 17 апреля 1998 г. N 82, поэтому нет необходимости в том, чтобы Роспатент внес соответствующие изменения в данный приказ.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.