3. Пункт 7 Порядка проведения обследований организаций, осуществляющих деятельность по хранению нефти и продуктов ее переработки и эксплуатации автозаправочных станций, региональными госнефтеинспекциями и территориальными управлениями Госэнергонадзора Министерства топлива и энергетики Российской Федерации и выдачи заключений по результатам указанных обследований, утвержденного приказом Минтопэнерго России от 21 июля 1999 г. N 241, в приведенной в нормативном акте редакции признан Кассационной коллегией Верховного Суда Российской Федерации недействующим (незаконным)

(Извлечение)

Приказом Министерства топлива и энергетики Российской Федерации от 21 июля 1999 г. N 241 утвержден Порядок проведения обследований организаций, осуществляющих деятельность по хранению нефти и продуктов ее переработки и эксплуатации автозаправочных станций, региональными госнефтеинспекциями и территориальными управлениями Госэнергонадзора Министерства топлива и энергетики Российской Федерации и выдачи заключений по результатам указанных обследований (далее - Порядок).

ОАО "Лукойл" обратилось в Верховный Суд РФ с заявлением о признании незаконным п. 7 Порядка, предусматривающего, что обследование и выдача заключений государственными надзорными и контрольными органами Минтопэнерго России производится на основании договоров с организациями, заключаемых в установленном порядке, с учетом требований, определенных законодательством; расценки по конкретным видам проверок в зависимости от объема работы и оформления соответствующих документов предусматриваются методиками, утвержденными в установленном порядке.

По мнению заявителя, данное положение нормативного акта не соответствует федеральному закону и нарушает его права и законные интересы.

Верховный Суд РФ в удовлетворении заявленного требования отказал.

В кассационной жалобе представитель заявителя просил об отмене решения суда и вынесении нового решения об удовлетворении требования.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 16 мая 2000 г. решение суда отменила и вынесла новое решение о признании оспоренного положения нормативного акта незаконным по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 6 Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (с изменениями и дополнениями) на государственные органы, органы местного самоуправления, учреждения, предприятия и их объединения, общественные объединения, на должностных лиц, государственных служащих, действия (решения) которых обжалуются гражданином, возлагается процессуальная обязанность документально доказать законность обжалуемых действий (решений); гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (решений), но обязан доказать факт нарушения своих прав и свобод.

Учитывая требования ст. 50 ГПК РСФСР (каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений), а также то, что ОАО "Лукойл" по существу представляет собой организацию граждан, каждый из которых обладает соответствующими правами и свободами, Кассационная коллегия считала возможным применение приведенного положения Федерального закона и к этому делу.

Однако ни в суде первой инстанции, ни на заседании Кассационной коллегии Министерство топлива и энергетики Российской Федерации, издавшее упомянутый акт, не представило доказательств, которые бы свидетельствовали о соответствии п. 7 Порядка закону.

В частности, содержащееся в первом предложении п. 7 Порядка положение предписывает возможность производства обследования (являющегося согласно п. 4 Порядка средством осуществления контроля за рациональным и безопасным использованием организациями и индивидуальными предпринимателями нефти и нефтепродуктов и пр.) и выдачи заключений государственными надзорными и контрольными органами на основании договоров с организациями. Этим же пунктом Порядка предусмотрено, что расценки по конкретным видам проверок в зависимости от объема работы и оформления соответствующих документов устанавливаются методиками, утвержденными в установленном порядке.

Никаких исключений для каких-либо видов исследований и проверок, проводимых указанными государственными контрольными и надзорными органами, в п. 7 Порядка не содержится.

Между тем, как следует из содержания других положений оспоренного нормативного акта, а также из постановлений Правительства Российской Федерации от 6 сентября 1995 г. N 897 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по содержанию и эксплуатации нефтебаз (кроме входящих в топливно-энергетический комплекс Российской Федерации) и автозаправочных станций (в том числе передвижных)", от 3 апреля 1996 г. N 394 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по хранению нефти и продуктов ее переработки" и от 12 августа 1998 г. N 938 "О государственном энергетическом надзоре в Российской Федерации", государственные надзорные и контрольные органы вправе проводить обследования, в том числе и по просьбе (по заказам) соискателей лицензий, по заказам лицензиатов с выдачей соответствующих заключений заказчиком. Несомненно, что оплата проведения таких обследований и дачи заключений может быть возложена на организации, предпринимателей (как соискателей лицензий, так и лицензиатов), которые нуждаются в определенных услугах государственных органов энергетического надзора и заказывают такие услуги.

В отношении таких обследований и проверок вполне применимо предписание п. 7 Порядка о заключении соответствующих договоров и установлению расценок в зависимости от объема работы и оформления документов.

Вместе с тем другими (не оспоренными) положениями нормативного акта - Порядка и приведенными выше постановлениями Правительства Российской Федерации государственные надзорные и контрольные органы наделены полномочиями и обязаны осуществлять контроль с проведением соответствующих обследований в целях выявления нарушений лицензиатом лицензионных требований и условий, которые могут повлечь за собой нанесение ущерба правам, законным интересам, нравственности и здоровью граждан, а также обороне страны и безопасности государства, а также в целях осуществления энергетического надзора в области добычи, переработки, транспортировки, учета, хранения, реализации и потребления нефти и нефтепродуктов (например: п. 4 Порядка, п. 15 Положения о лицензировании деятельности по хранению нефти и продуктов ее переработки (в ред. постановления Правительства Российской Федерации от 12 августа 1998 г. N 938).

При этом упомянутые контрольные проверки с соответствующим обследованием указанные органы, естественно, проводят по своей инициативе во исполнение возложенных на них государством обязанностей и без какого-либо заказа на их проведение со стороны подконтрольных организаций и предпринимателей (лицензиатов).

Согласно п. 4.3 Порядка проверки соблюдения лицензиатом лицензионных требований и условий, а также осуществление энергетического надзора проводят не реже одного раза в год. При необходимости по решению государственных надзорных и контрольных органов могут быть проведены дополнительные проверки.

Таким образом, в изложенной Минтопэнерго России в п. 7 Порядка редакции предписания могут быть применены и при производстве проверок и обследований, не заказываемых подконтрольными организациями и предпринимателями (лицензиатами), а также и при осуществлении государственного энергетического надзора.

Между тем представители Минтопэнерго России не привели какие-либо нормы закона, которым соответствуют содержащиеся в п. 7 Порядка положения при применении этих положений в отношении производимых государственными надзорными и контрольными органами проверок и обследований (при отсутствии обращений лицензиатов за их проведением), а также и при осуществлении энергетического надзора, в связи с чем возложение на лицензиатов обязанности по заключению договоров на проведение государственными надзорными и контрольными органами любых обследований (проверок) с выдачей заключений, а также по оплате любых таких обследований (проверок) с выдачей заключений не может быть признано обоснованным.

Поскольку возложение оспоренным положением упомянутой обязанности на заявителя не основано на законе, применение п. 7 Порядка несомненно приводит либо может приводить к нарушению прав и законных интересов как самого ОАО "Лукойл", так и граждан - членов этого общества, размеры прибыли, дивиденды которых могут быть уменьшены в результате необоснованных затрат по оплате всех проводимых указанными органами мероприятий по контролю и надзору.

Как следует из судебного решения, отказывая в удовлетворении жалобы, Верховный Суд РФ согласился с утверждением представителей Министерства топлива и энергетики Российской Федерации, заявивших, что п. 7 Порядка не противоречит требованиям Гражданского кодекса Российской Федерации, так как не содержит положений, обязывающих организации к заключению договоров на проведение обследований.

Однако Кассационная коллегия считает, что приведенный выше текст п. 7 Порядка однозначно предписывает необходимость заключения договоров для обследований (проверок) и выдачи заключений (без какого-либо изъятия).

В противоречие своему выводу (об отсутствии в п. 7 Порядка положений, обязывающих организации к заключению договоров по проведению обследований, проверок) суд в решении сослался на то, что проведение ежегодных (оспоренный нормативный акт не исключает и более частых обследований, проверок) обследований органами Госэнергонадзора Минтопэнерго России является одной из форм упомянутого контроля и не может зависеть от желания и интереса лицензиата.

В решении суд указал, что приведенные выше утверждения представителей Минтопэнерго России ни материалами дела, ни заявителем не опровергнуты.

С этим Кассационная коллегия не может согласиться, поскольку в нарушение требований процессуального закона своим решением суд необоснованно фактически возложил бремя доказывания соответствия оспоренного акта закону на заявителя.

Вывод суда первой инстанции о том, что п. 7 Порядка якобы не содержит предписания о возложении на подконтрольные Госэнергонадзору организации обязанности по оплате проводимых проверок, также ошибочен, так как не соответствует содержанию второго предложения обжалованного пункта Порядка, которое в совокупности с первым предложением этого пункта предусматривает такую обязанность для подконтрольных организаций, предпринимателя, без указания каких-либо изъятий.

Отвергая довод заявителя о неправомерности возложения на организации, предпринимателей обязанности по оплате проводимых обследований, проверок, суд сослался на п. 3 постановления Правительства Российской Федерации от 12 августа 1998 г. N 938, который (по мнению суда) не исключает взимания платы за оказываемые услуги по проведению обследований.

Но этот вывод суда первой инстанции необоснован, поскольку приведенный пункт нормативного акта Правительства Российской Федерации не содержит указания на обязанность подконтрольных органам Госэнергонадзора организаций, предпринимателей оплачивать обследования и проверки, которые проводятся не по желанию (не по заявкам) этих субъектов.

Указание в п. 3 приведенного постановления Правительства Российской Федерации на то, что финансирование управлений Госэнергонадзора в субъектах Российской Федерации производится как за счет бюджетных средств, так и средств, получаемых из других источников, вовсе не означает, что в числе таких источников могут быть и не предусмотренные законом суммы, предлагаемые для оплаты проведения государственными надзорными и контрольными органами любых обследований и проверок (в том числе и не заказываемых организациями, предпринимателями).

При таких обстоятельствах судебное решение не может быть признано законным и подлежит отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся материалов, а выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, Кассационная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение, вынесла новое решение об удовлетворении жалобы заявителя.