1. Надзорная инстанция признала как явку с повинной добровольное сообщение лица правоохранительным органам о совершенном им преступлении

(Извлечение)

Петрозаводским городским судом Республики Карелия 14 октября 1992 г. Хома осужден по ст. 103 УК РСФСР к лишению свободы на 10 лет.

Он признан виновным в умышленном убийстве Веселовой.

10 марта 1992 г. около 17 часов Хома в своей комнате общежития в г. Петрозаводске, имея умысел на убийство бывшей жены Веселовой из ревности и мести за то, что она ушла от него, нанес ей несколько ударов металлическим прутом по голове, а затем задушил веревкой. С целью сокрытия следов преступления Хома топором и ножом расчленил труп Веселовой и на машине своего брата вывез части тела и вещи потерпевшей за город, где облил бензином и сжег.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Карелия приговор оставлен без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора суда и определения судебной коллегии в части, касающейся размера наказания.

Президиум Верховного суда Республики Карелия 15 марта 2000 г. протест удовлетворил, указав следующее.

Суд не признал сообщение Хомы работнику милиции о совершенном убийстве как явку с повинной (которая признается обстоятельством, смягчающим наказание), считая, что Хома уже подозревался виновным в пропаже Веселовой, задерживался работниками милиции, однако, не дождавшись вызова в кабинет начальника отдела милиции, сбежал.

Данный вывод суда необоснован.

По смыслу закона под явкой с повинной понимается добровольное сообщение лица компетентным органам о совершенном им преступлении.

Как видно из материалов дела, 12 марта 1992 г. Хома выехал за пределы г. Петрозаводска. Два дня он находился в п. Шокша Прионежского района, а 15 марта 1992 г. явился к участковому инспектору милиции п. Рыбрека Прионежского района и добровольно сообщил о совершенном им убийстве Веселовой. При этом Хома подробно рассказал о мотивах и способе лишения жизни потерпевшей, о мерах, которые он предпринял для сокрытия следов преступления, указал местонахождение сожженных останков трупа.

Уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 103 УК РСФСР, было возбуждено 16 марта 1992 г. на основании явки с повинной Хомы.

На протяжении всего предварительного и судебного следствия Хома признавал свою вину, давал подробные показания о мотивах и обстоятельствах убийства, указал место, где скрыл останки трупа Веселовой и куда выбросил орудия преступления.

Таким образом, Хома добровольно сообщил о совершенном убийстве Веселовой, т.е. явился с повинной. Тот факт, что Хома 12 марта 1992 г., не дождавшись вызова в кабинет начальника, ушел из отделения милиции, куда он был приглашен в числе других граждан для дачи объяснений об обстоятельствах исчезновения Веселовой, не может являться основанием для непризнания последующей явки с повинной смягчающим наказание обстоятельством.

Вывод суда о том, что в это время Хома уже "подозревался виновным в пропаже потерпевшей и задерживался работниками милиции", противоречит материалам дела.

На тот момент уголовное дело по факту гибели Веселовой не было возбуждено. Следовательно, Хома задержанным либо подозреваемым не являлся. Сотрудникам милиции был известен лишь факт исчезновения Веселовой. Достоверных данных, подтверждающих совершение Хомой убийства, не имелось.

Следовательно, явка с повинной Хомы согласно п. "и" ч. 1 ст. 61 УК РФ является обстоятельством, смягчающим наказание.

Обстоятельств, отягчающих наказание осужденного, суд не установил.

В силу изложенного и в соответствии с требованиями ст.ст. 10, 62 УК РФ срок наказания Хомы не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного ст. 103 УК РСФСР, т. е. семи лет шести месяцев лишения свободы, а поэтому президиум Верховного суда Республики Карелия назначенное Хоме наказание смягчил и ввиду отбытия наказания его освободил.