НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ*

9. Удовлетворяя требования о взыскании недоимки по обязательному государственному страхованию и пени за просрочку платежей, суд неправильно применил Указ Президиума Верховного Совета СССР "О государственном обязательном страховании имущества, принадлежащего гражданам".

ОАО "Росгосстрах-Смоленск" обратилось в суд к гражданам о взыскании недоимки по обязательному государственному страхованию и пени за просрочку платежей. По его мнению, ответчики имеют на праве собственности дома и квартиры и поэтому в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1981 г. "О государственном обязательном страховании имущества, принадлежащего гражданам" обязаны вносить страховые платежи за эти строения.

Решением Велижского районного суда Смоленской области (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Смоленского областного суда) требования ОАО "Росгосстрах-Смоленск" удовлетворены и с ответчиков взыскана недоимка по страховым платежам и пени за просрочку их уплаты.

Президиум Смоленского областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора области об отмене судебных постановлений как вынесенных в связи с неправильным применением и толкованием норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ отменила судебные постановления и вынесла новое решение об отказе в иске, указав следующее.

Удовлетворяя исковые требования о взыскании недоимки по обязательному государственному страхованию и пени за просрочку платежей, все судебные инстанции исходили из того, что, поскольку не имеется законодательных актов Российской Федерации, определяющих виды, условия и порядок проведения обязательного страхования имущества граждан, по упомянутому вопросу продолжают действовать законодательные акты Союза ССР (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1981 г. и др.), ибо они не противоречат части второй Гражданского кодекса Российской Федерации (ст. 4 Федерального закона от 26 января 1996 г. "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации"). Имущество ответчиков было застраховано именно в таком порядке.

Однако с таким выводом согласиться нельзя.

Согласно п. 2 ст. 927 и п. 1 ст. 935 ГК РФ законом на указанных в нем лиц может возлагаться обязанность страховать в качестве страхователей жизнь, здоровье или имущество других, определенных в законе лиц, а также риск своей гражданской ответственности перед другими лицами, которая может наступить вследствие причинения вреда их жизни, здоровью, имуществу или нарушения договоров с этими лицами.

Пункт 3 ст. 935 ГК РФ допускает установление в законе обязанности по страхованию имущества самого страхователя, но только в случае, если в качестве страхователя выступает юридическое лицо, имеющее это имущество в хозяйственном ведении или оперативном управлении.

Нормы о возможности законодательного закрепления обязанности гражданина заключить со страховщиком договор о страховании его имущества Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит.

На основании приведенных выше норм Гражданского кодекса Российской Федерации непосредственно на гражданина законом может возлагаться лишь обязанность по страхованию своей гражданской ответственности.

Таким образом, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1981 г. "О государственном обязательном страховании имущества, принадлежащего гражданам", обязывающий граждан страховать находящиеся в их личной собственности строения, а также крупный рогатый скот, противоречит положениям гл. 48 Гражданского кодекса Российской Федерации и в силу ч. 1 ст. 4 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" применению на территории Российской Федерации не подлежит.

10. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Г. обратился в суд с иском к Солнцевскому отделению Сберегательного банка Российской Федерации о взыскании невыплаченных процентов по вкладу, ссылаясь на то, что 6 февраля 1995 г. заключил с ответчиком договор банковского вклада, по окончании срока которого получил свой вклад и проценты по заниженной банком ставке.

Решением Солнцевского районного суда г. Москвы (оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда) в иске отказано.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений в связи с неправильным применением норм материального права.

Президиум Московского городского суда протест удовлетворил, указав следующее.

Как установил суд, в период действия договора банк неоднократно снижал в одностороннем порядке процентную ставку.

Разрешая спор и отказывая в иске, суд сослался на ст. 28 Закона РСФСР от 2 декабря 1990 г. "О банках и банковской деятельности в РСФСР", предусматривающую, что банки самостоятельно определяют условия, на которых они осуществляют операции по приему вкладов населения, поэтому, как считал суд, с учетом того, что истец с условиями вклада был ознакомлен, ответчик вправе был в одностороннем порядке изменить процентные ставки по вкладу заявителя.

С таким выводом суда согласиться нельзя.

Согласно п. 1 ст. 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом, и иным правовым актам (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Действующее на время заключения договора (февраль 1995 г.) законодательство не предусматривало право какой-либо из сторон при заключении договора банковского вклада включать в договор условие о возможности последующего одностороннего его изменения или расторжения.

В соответствии со ст. 310 ГК РФ только законом могли быть предусмотрены случаи одностороннего отказа от исполнения обязательства, возникшего из договора, либо одностороннего изменения его условий.

Ссылаясь на упомянутый Закон о банках и банковской деятельности в подтверждение предоставления банку права в одностороннем порядке изменять процентные ставки по вкладам, суд не учел, что такого положения на время заключения договора в данном Законе не содержалось.

Соответствующие изменения в этот Закон (новая редакция названия и текста) были внесены Федеральным законом от 3 февраля 1996 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О банках и банковской деятельности в РСФСР", принятым Государственной Думой 7 июля 1995 г. и вступившим в силу со дня его официального опубликования - 10 февраля 1996 г.

Следовательно, теперь уже ст. 29 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", допустившая возможность для кредитной организации в одностороннем порядке изменять процентные ставки по вкладам (депозитам) в случаях, предусмотренных федеральным законом или договором с клиентом, не могла быть применена при разрешении данного спора, поскольку была принята после заключения договора между Г. и банком.

Кроме того, она противоречит п. 3 ст. 838 части второй ГК РФ, согласно которому определенный договором банковского вклада размер процентов на вклад, внесенный гражданином на условиях его выдачи по истечении определенного срока, не может быть односторонне уменьшен банком, если иное не предусмотрено законом.

11. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Паспортно-визовой службой Вахитовского района г. Казани С. отказано в регистрации по месту жительства ее мужа по тем мотивам, что квартира, в которой он проживает, находится в ветхом, непригодном для проживания доме, и что она уже имеет регистрацию в г. Казани.

Считая отказ в регистрации неправомерным, С. обратилась в суд с жалобой на действия паспортно-визовой службы Вахитовского района г. Казани.

Вахитовский районный суд г. Казани жалобу оставил без удовлетворения.

Президиум Верховного суда Республики Татарстан оставил без удовлетворения протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, а решение - без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений как вынесенных в результате неправильного применения норм материального права и с существенным нарушением норм процессуального права. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ протест удовлетворила по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении жалобы заявительницы, районный суд сослался на то, что жилой дом, в котором проживает ее муж, признан непригодным для проживания, заявительница же уже имеет регистрацию в г. Казани, а Временные правила регистрации граждан по месту пребывания в Республике Татарстан при наличии таких обстоятельств регистрацию запрещают.

Данный вывод суда ошибочен.

В силу ч. 1 ст. 27 Конституции Российской Федерации каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

Согласно ст. 55 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Принимая решения об отказе в удовлетворении жалобы, суд не учел также Закон Российской Федерации от 25 июня 1993 г. "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями), который таких ограничений прав и свобод гражданина не предусматривает. В соответствии со ст. 6 названного Закона гражданин Российской Федерации, изменивший место жительства, обязан не позднее семи дней со дня прибытия на новое место жительства обратиться к должностному лицу с заявлением о регистрации, а орган регистрационного учета обязан зарегистрировать гражданина по месту жительства.

Как пояснила С., она проживает в квартире мужа с момента регистрации в 1990 году брака, но в результате неправомерных действий регистрационного органа лишена возможности зарегистрироваться по месту жительства в этой квартире.

Не приняв во внимание требование ст. 4 Конституции Российской Федерации, согласно которой Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации, суд ошибочно применил нормативный акт, противоречащий закону, Конституции Российской Федерации и не подлежавший в связи с этим применению.

Приведенный судом довод о том, что на момент рассмотрения дела заявительница уже была зарегистрирована в г. Казани, не может служить основанием для отказа в удовлетворении законных требований С., поскольку, как видно из ее заявления в паспортную службу и жалобы в суд, регистрация по месту жительства мужа ей требуется в связи с выбытием с прежнего места жительства. Оформление снятия с регистрационного учета по прежнему месту жительства в соответствии со ст. 8 Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" не является условием разрешения регистрации по фактическому месту жительства. Более того, регистрация по новому месту жительства на основании ст. 6 этого Закона - обязанность гражданина, а согласно ст. 7 названного Закона снятие гражданина Российской Федерации с регистрационного учета по месту жительства производится органом регистрационного учета в случае изменения места жительства на основании заявления гражданина о регистрации по новому месту жительства.

Таким образом, снятие с регистрационного учета производится одновременно с получением разрешения паспортно-визовой службы на регистрацию по новому месту жительства. Подачи отдельного от заявления о регистрации по новому месту жительства заявления о снятии с регистрационного учета по прежнему месту жительства законом не предусмотрено. Отказ в регистрации по новому месту жительства в связи с этим не может рассматриваться иначе, как обстоятельство, препятствовавшее заявительнице оформить снятие с регистрации по прежнему месту жительства.

Вопросы применения законодательства о местном самоуправлении

12. К. обратился в суд с заявлением о признании недействительным решения Думы г. Уссурийска и Уссурийского района "Об изменении срока полномочий и назначении выборов депутатов Думы г. Уссурийска и Уссурийского района" и о назначении даты выборов в представительный орган местного самоуправления муниципального образования г. Уссурийска и Уссурийского района. Он сослался на то, что в декабре 1998 г. истек срок полномочий представительного органа местного самоуправления г. Уссурийска и Уссурийского района, избранного 22 декабря 1996 г. сроком на два года. Очередные выборы Дума прежнего созыва должна была назначить не позднее чем за 65 дней до истечения срока полномочий, но в установленный законом срок выборы не назначила. Не сделала этого и территориальная комиссия.

По мнению заявителя, в связи с неназначением очередных выборов депутатов Думы г. Уссурийска и Уссурийского района нарушены его права избирать и быть избранным в органы местного самоуправления, поэтому он просил назначить дату выборов представительного органа в судебном порядке на дату, соответствующую закону. Учитывая, что в период нахождения его заявления в суде Дума г. Уссурийска и Уссурийского района 28 октября 1999 г. приняла решение "Об изменении срока полномочий и назначении выборов депутатов Думы г. Уссурийска и Уссурийского района", которым продлила срок своих полномочий на девять месяцев и выборы депутатов Думы г. Уссурийска и Уссурийского района решила провести в день выборов Президента Российской Федерации (на момент вынесения этого решения дата выборов Президента Российской Федерации определена еще не была), заявитель просил признать это решение Думы незаконным, так как фактически срок полномочий Думы изменен больше, чем на девять месяцев, и дата выборов депутатов представительного органа муниципального образования г. Уссурийска и Уссурийского района осталась не определенной.

Приморский краевой суд заявление К. удовлетворил, признав упомянутое решение Думы г. Уссурийска и Уссурийского района от 28 октября 1999 г. незаконным, и назначил выборы депутатов представительного органа муниципального образования г. Уссурийска и Уссурийского района - Думы на 20 февраля 2000 г., определив ее численный состав в количестве 25 депутатов на срок полномочий - четыре года. Исполнение решения суда в части обеспечения проведения выборов и их финансирование суд возложил на администрацию муниципального образования г. Уссурийска и Уссурийского района.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, рассмотрев кассационную жалобу Думы г. Уссурийска и Уссурийского района, изменила решение в отношении определения даты выборов, в остальной части решения оставила без изменения, указав следующее.

В решении суд обоснованно сослался на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 32 Конституции Российской Федерации граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.

Гарантии избирательных прав граждан Российской Федерации, в том числе и на участие в выборах органов местного самоуправления, закреплены в Федеральном законе от 19 сентября 1997 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Согласно ст. 9 этого Закона выборы федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления являются обязательными и проводятся в сроки, установленные Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами, федеральными законами, конституциями, уставами, законами субъектов Российской Федерации, уставами муниципальных образований.

Выборы Думы г. Уссурийска и Уссурийского района были проведены в соответствии с Законом Приморского края от 26 декабря 1995 г. "О местном самоуправлении в Приморском крае", на основании которого срок полномочий депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления не может быть меньше двух лет. Установленный срок полномочий не подлежит изменению в течение текущего срока полномочий.

Учитывая, что срок полномочий выборного представительного органа местного самоуправления г. Уссурийска и Уссурийского района на момент его избрания 22 декабря 1996 г. был установлен в два года, суд обоснованно признал действия названной Думы по продлению срока полномочий ее депутатов незаконными и назначил выборы своим решением.

В то же время Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила ходатайства заявителя и Думы г. Уссурийска и Уссурийского района об изменении решения в части назначения даты выборов Думы нового созыва на 20 февраля 2000 г. и переносе этой даты на 26 марта 2000 г. с целью совмещения этих выборов с выборами Президента Российской Федерации. Это целесообразно с экономической и организационной точек зрения и предусмотрено Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Применение норм процессуального права

13. До принятия соответствующих законодательных актов Российской Федерации нормы бывшего Союза ССР и разъяснения по их применению, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Союза ССР, могут применяться судами в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств.

Т. обратился в суд с жалобой на действия должностных лиц Эльбрусского районного военкомата. При этом он сослался на то, что в период с июня 1943 г. по март 1944 г. служил в истребительном батальоне НКВД и в соответствии с Федеральным законом "О ветеранах" относится к ветеранам Великой Отечественной войны. Несмотря на подтверждение этого факта свидетельскими показаниями, в выдаче соответствующего удостоверения военкомат ему отказывает.

Эльбрусский районный суд Кабардино-Балкарской Республики жалобу Т. удовлетворил, на Эльбрусский военкомат возложил обязанность выдать ему удостоверение участника войны.

Президиум Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики решение суда первой инстанции отменил и вынес новое решение об отказе заявителю в удовлетворении жалобы.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума в части вынесения нового решения об отказе в удовлетворении жалобы и направила дело на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении жалобы, президиум Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики сослался, в частности, на постановление Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 г. "О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение", согласно которому в судебном порядке не могут рассматриваться заявления об установлении фактов прохождения действительной военной службы в Вооруженных Силах СССР, нахождения на фронте. Для установления данных фактов предусмотрен административный порядок. Сведений о том, что Т. проходил службу в составе истребительного батальона, в административном порядке не установлено.

Такой вывод суда надзорной инстанции ошибочен.

Как разъяснено в упомянутом постановлении Пленума Верховного Суда СССР, суду неподведомственны дела об установлении фактов прохождения военной службы, нахождения на фронте.

Однако президиум не должен был это учитывать, так как постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. "О применении судами Российской Федерации постановлений Пленума Верховного Суда Союза ССР" (с изменениями и дополнениями) разъяснено, что исходя из п. 2 постановления Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" до принятия соответствующих законодательных актов Российской Федерации нормы бывшего Союза ССР и разъяснения по их применению, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда Союза ССР, могут применяться судами в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации, законодательству Российской Федерации и Соглашению о создании Содружества Независимых Государств.

Конституцией Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, решения и действия должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст. 46).

Как видно из заявления Т., он обжаловал действия должностных лиц, отказавших в выдаче ему соответствующего удостоверения. Поэтому вывод президиума о том, что заявитель поставил вопрос об установлении юридического факта, и о том, что жалоба на действия должностных лиц, отказавших в выдаче удостоверения, неподведомственна суду, ошибочен.

Однако следует согласиться с постановлением президиума в той части, что судом первой инстанции не проверены обстоятельства, которые послужили основанием для отказа в выдаче удостоверения. В соответствии с подп. "е" п. 1 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1995 г. "О ветеранах" (с изменениями и дополнениями), на который ссылается Т., к ветеранам Великой Отечественной войны относятся бойцы истребительных батальонов, участвовавших в боевых операциях с 1 января 1944 г. по 9 мая 1945 г. Признавая обоснованными требования Т., суд не указал в решении, участвовал ли заявитель в боевых операциях, является ли это обязательным условием в случае установления факта прохождения службы в истребительном батальоне НКВД в названные годы.

Кроме того, судом первой инстанции были нарушены нормы процессуального права, обязывающие суд известить должностных лиц, действия которых обжалуются, о времени и месте судебного заседания, выяснить причины, по которым должностное лицо не явилось в суд (ст. 239 ГПК РСФСР). В определении судьи о назначении жалобы Т. к рассмотрению отсутствует указание о вызове в судебное заседание представителя военкомата, нет данных о его извещении и в других материалах дела. Как следует из жалобы военного комиссара Эльбрусского района, о рассмотрении судом жалобы Т. в военкомате не знали.

14. Истец вправе отказаться от иска. До принятия отказа от иска суд разъясняет истцу последствия этого процессуального действия.

М. обратился в суд с иском к администрации Белоомутского сельского округа Луховицкого района о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. В ходе рассмотрения этих требований истец представил суду заявление с просьбой прекратить производство по делу.

Луховицкий районный суд Московской области отказ от иска принял и производство по делу прекратил.

Президиум Московского областного суда по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ отменил это определение, указав следующее.

В соответствии со ст. 165 ГПК РСФСР истец вправе отказаться от иска. Однако до принятия отказа от иска суд, исходя из положений ч. 3 ст. 14, ч. 3 ст. 165 ГПК РСФСР, должен выяснить у стороны, отказавшейся от иска, добровольно ли совершает она это действие, понимает ли его содержание, значение и последствия. Суд должен задать стороне все эти вопросы, разъяснить ей значение и последствия совершаемого действия и отразить все это в протоколе судебного заседания.

По данному делу суд не выяснил у истца данные обстоятельства.

В заявлении и в протоколе судебного заседания отсутствуют объяснения истца по поводу мотивов его отказа от иска.

Как видно из последующих обращений М. в судебные инстанции, он отказался от иска при условии выполнения администрацией определенных обязательств. Но они выполнены не были (он не трудоустроен, не решен его жилищный вопрос).

Таким образом, ввиду существенного нарушения судом норм процессуального права в силу ст. 330 ГПК РСФСР определение суда о принятии отказа от иска и прекращении производства по делу незаконно.

 

Судебная коллегия по гражданским делам

Верховного Суда

Российской Федерации

____________

* Окончание. Начало см. в Бюллетене N 1 за 2001 г.