1. Предусмотренная ст. 235 КЗоТ РФ гарантия в виде двухгодичного запрета на увольнение по инициативе администрации распространяется на лиц, избиравшихся в состав профсоюзных органов, независимо от того, по каким основаниям и фактическим причинам окончены их полномочия (вследствие их истечения, т. е. достижения их временного предела, либо досрочного прекращения полномочий вследствие их переизбрания)

(Извлечение)

Б. обратился в суд с иском к государственному унитарному предприятию (ГУП) завод Сорго "Зерноградский" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что он был незаконно, в нарушение ст. 235 КЗоТ РФ, уволен с работы по п. 1 ч. 1 ст. 33 КЗоТ РФ.

Дело неоднократно рассматривалось судом.

Решением Зерноградского районного суда Ростовской области 1 октября 1999 г. в удовлетворении требований Б. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда решение оставила без изменения.

Президиум Ростовского областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора Ростовской области.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений по делу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 4 сентября 2000 г. судебные постановления отменила как постановленные с нарушением норм материального права, указав следующее.

Б. состоял в трудовых отношениях с ГУП завод Сорго "Зерноградский", занимал должность инженера по ремонту оборудования и автотранспорта. 14 ноября 1997 г. он был избран председателем профсоюзного комитета предприятия. Решением профсоюзного собрания от 29 сентября 1998 г. работа профсоюзного комитета и его председателя признана неудовлетворительной и их полномочия досрочно прекращены в связи с избранием нового состава профсоюзного комитета.

Приказом администрации предприятия от 8 декабря 1998 г. Б. уволен с работы по п. 1 ч. 1 ст. 33 КЗоТ РФ в связи с сокращением штата.

Отказывая Б. в удовлетворении требований о восстановлении на работе, суд указал, что нарушений норм трудового законодательства при его увольнении администрацией предприятия не допущено.

С данным выводом согласиться нельзя.

Статьей 235 КЗоТ РФ установлена дополнительная гарантия, согласно которой увольнение по инициативе администрации лиц, избиравшихся в состав профсоюзных органов, не допускается в течение двух лет после окончания срока их полномочий, кроме случаев ликвидации организации или совершения работником виновных действий, за которые федеральным законом предусмотрена возможность увольнения.

Как видно из смысла этой нормы, гарантия в виде двухгодичного запрета на увольнение по инициативе администрации распространяется на лиц, избиравшихся в состав профсоюзных органов, независимо от того, по каким основаниям и фактическим причинам окончены их полномочия (вследствие их истечения, т.е. достижения их временного предела, либо досрочного прекращения полномочий вследствие их переизбрания). Ссылка суда на синоним понятий "истечение" и "окончание" не следует из текстов законов. В ст. 235 КЗоТ РФ и ст. 27 Федерального закона от 12 января 1996 г. "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" не указано на то, что прекращение полномочий имеет различные формы (основания) и, следовательно, это понятие шире по содержанию, чем понятие "окончание (истечение) полномочий". В данном споре установлено, что полномочия Б. как председателя профсоюзного комитета окончены (прекращены) досрочно, это никем не оспаривалось. Поскольку закон не содержит каких-либо ограничений в применении указанной гарантии, она должна быть применена и к истцу.

Согласно ч. 5 ст. 40 КЗоТ РФ одновременно с предупреждением об увольнении в связи с сокращением численности или штата администрация предлагает работнику другую работу на том же предприятии, в учреждении, организации.

Однако в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о соблюдении администрацией ГУП завод Сорго "Зерноградский" данной нормы закона при увольнении Б.

Как пояснил истец в судебном заседании, 6 октября 1999 г. ему была предложена лишь одна должность мастера-наладчика оборудования и техники, но объем и круг должностных обязанностей не разъяснялись. Поэтому он отказался от перевода на эту должность.

Материалы дела не позволяют сделать вывод о наличии либо отсутствии других вакантных должностей на предприятии на момент увольнения Б., а также о том, были ли они в установленном законом порядке предложены истцу.

При таких обстоятельствах решение об отказе в удовлетворении требований истца постановлено судом с нарушением норм материального права, а также процессуального права, ввиду того, что оно не соответствует требованиям ч. 2 ст. 192, ч. 4 ст. 197 ГПК РСФСР.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ судебные решения отменила, а дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.