4. Положение об аудиторской деятельности в банковской системе Российской Федерации от 10 сентября 1997 г. N 64 и письмо Центрального банка Российской Федерации N 412 от 19 февраля 1997 г. "О порядке составления и представления в Банк России аудиторского заключения по результатам проверки деятельности кредитной организации за 1996 год" признаны Верховным Судом Российской Федерации недействительными, не влекущими правовых последствий с момента их издания

(Извлечение)

А. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой о признании недействительным Положения об аудиторской деятельности в банковской системе Российской Федерации от 10 сентября 1997 г. N 64, ссылаясь на нарушение Банком России порядка принятия данного нормативного правового акта и отсутствие его государственной регистрации, а также о признании недействительным п. 3.3 "б" письма Банка России от 19 февраля 1997 г. N 412 "О порядке составления и представления в Банк России аудиторского заключения по результатам проверки деятельности кредитной организации за 1996 год", изданного с превышением полномочий, как не соответствующий Порядку составления аудиторского заключения о бухгалтерской отчетности, одобренному 9 февраля 1996 г. Комиссией по аудиторской деятельности при Президенте Российской Федерации.

Верховный Суд РФ 30 августа 2000 г. данную жалобу удовлетворил, указав следующее.

Из представленных заявителем копий письма Банка России, определений Арбитражного суда г. Москвы видно, что заявителю стало известно о нарушении его права в октябре 1999 г. в связи с возникновением спора с Банком России о выдаче лицензии на осуществление банковского аудита, по поводу разрешения которого в декабре того же года он обратился в арбитражный суд. В связи с изменением им предмета иска и заявлением требований о признании недействительным Положения Банка России от 10 сентября 1997 г. N 64 определением от 4 апреля 2000 г. производство по делу прекращено за его неподведомственностью арбитражному суду. После этого 25 апреля 2000 г. А. с тем же требованием обратился в Верховный Суд РФ.

Учитывая, что доводы заявителя о начале течения срока на обращение в суд подтверждены материалами дела и заинтересованным лицом не опровергнуты, принимая во внимание перерыв данного срока предъявлением заявителем иска в арбитражный суд, суд пришел к выводу об отсутствии пропуска срока исковой давности и считает право А. подлежащим защите.

В соответствии с п. 10 Указа Президента Российской Федерации "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" от 23 мая 1996 г. N 763, пп. 10, 19 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009, нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, подлежат государственной регистрации. При нарушении указанного требования нормативные правовые акты, как не вступившие в силу, не влекут правовых последствий и применяться не могут.

Аналогичное правило установлено и ст. 6 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" N 394-1 от 2 декабря 1990 г., в соответствии с которым нормативные акты Банка России, непосредственно затрагивающие права, свободы или обязанности граждан, должны быть зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации в порядке, установленном для регистрации актов федеральных министерств и ведомств. То, что оспариваемое заявителем Положение от 10 сентября 1997 г. N 64 об аудиторской деятельности в банковской системе Российской Федерации является нормативным правовым актом, видно из его содержания и Банком России не оспаривается.

Анализ норм данного Положения, содержащихся в пп. 9-13, 20, 25, 26, 28 и др., определяющих круг претендентов (физических лиц) на квалификационный аттестат аудитора, предъявляемые к ним требования, устанавливающих их права и обязанности и т. д., позволяет суду сделать вывод о том, что принятый Банком России нормативный правовой акт непосредственно затрагивает права, свободы и обязанности граждан, включая заявителя, в связи с чем подлежал обязательной государственной регистрации.

Следовательно, из-за отсутствия последней обжалуемое заявителем Положение не может расцениваться как вступивший в силу нормативный правовой акт и влечь правовые последствия.

Доводы представителей банка о том, что А. обратился в суд как предприниматель-аудитор и оспариваемое им Положение не нарушает его прав предпринимателя, не имеют правового значения, поскольку наличия непосредственной связи Положения с правами, свободами и обязанностями граждан, включая гражданские права и свободы заявителя, данные доводы не опровергают и обязательной в связи с этим государственной регистрации Положения не отменяют.

Кроме того, суд считает Положение N 64 принятым Банком России с превышением полномочий, предоставленных ему законом.

В соответствии с п. 2 упомянутых Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации нормативные акты издаются последними в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений.

Издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается.

Не названы такие формы и в числе нормативных актов Банка России, приведенных в п. 1 Порядка оформления нормативных документов Центрального банка Российской Федерации, утвержденного распоряжением от 14 января 1993 г. N 5, а также в пп. 1.5, 1.6 принятого 15 сентября 1997 г. Положения Банка России N 519 "О порядке подготовки и вступления в силу нормативных актов Банка России", согласно которым нормативные акты Банка России издаются в формах указания, положения и инструкции и подписываются Председателем Банка России.

Изданное Банком России письмо от 19 февраля 1997 г. N 412 ни одной из указанных выше форм нормативных актов не соответствует, подписано Первым заместителем Председателя Банка России, получившим такие полномочия лишь с внесением соответствующих изменений в Положение N 519 Указанием Банка России N 262-У от 24 июня 1998 г., в силу чего оно не может быть признано действительным, влекущим правовые последствия.

При наличии таких обстоятельств суд не находит возможным входить в обсуждение доводов заявителя о незаконности отдельных пунктов обжалуемого им акта.

Ссылки представителей банка на то, что данное письмо по своему характеру и содержанию не является нормативным актом, носило временный характер и в настоящее время не действует, являются необоснованными.

Содержание письма представляет собой систематизированную совокупность предписаний, устанавливающих порядок составления и представления в Банк России аудиторских заключений, обязательных для аудиторских фирм, аудиторов, кредитных организаций и рассчитанных на неоднократное применение на территории Российской Федерации, что полностью соответствует признакам нормативного акта Банка России, определенным в п. 1.2 Положения N 519.

Кроме того, из п. 3 Порядка оформления нормативных документов Центрального банка Российской Федераций следует, что указаниям информационного (ненормативного) характера присваивается краткосрочный номер (содержащий календарный год издания документа либо литер краткосрочности "К").

Долгосрочный номер присваивается документу, который имеет положения нормативного характера и действует до его отмены.

Как видно из материалов дела, оспариваемому письму присвоен долгосрочный номер. В заключительной части письма имеется указание на то, что с его изданием утрачивает силу ранее действовавшее письмо от 16 февраля 1996 г. N 239.

Представители банка в судебном заседании не отрицали, что такого акта, который содержал бы подобное указание в отношении письма N 412 от 19 февраля 1997 г., нет.

Верховный Суд РФ заявление А. удовлетворил, признал Положение об аудиторской деятельности в банковской системе Российской Федерации от 10 сентября 1997 г. N 64 и п. 3.3 "б" письма Центрального банка Российской Федерации от 19 февраля 1997 г. N 412 "О порядке составления и представления в Банк России аудиторского заключения по результатам проверки деятельности кредитной организации за 1996 год" недействительными, не влекущими правовых последствий с момента их издания.

Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 2 ноября 2000 г. решение Верховного Суда РФ оставила без изменения, но исключила из мотивировочной части решения указание суда первой инстанции о незаконности оспоренного Положения и ввиду превышения Банком России возложенных на него полномочий.