3. Оправдательный приговор суда присяжных отменен ввиду нарушения требований ст.ст. 465, 466 УПК РСФСР

(Извлечение)

Органами предварительного следствия Слюсаренко, Али-Заде, Поплавский, Батенин и Бабаяров обвинялись в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 17, пп. "а", "е", "н" ст. 102, ст. 15, пп."а","в", "е", "н","и","з" ст. 102 и другим статьям УК РСФСР.

Согласно обвинительному заключению Слюсаренко, заранее договорившись с Али-Заде, Поплавским, Батениным и Бабаяровым за денежное вознаграждение лишить жизни Грачева, 11 марта 1996 г. с применением насилия посадили Грачева в автомашину и доставили на квартиру, где удерживали. Затем они повезли его на кладбище, по пути избивали, сдавливали шею шнурком и шарфом, а по приезде задушили шарфом.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным, что преступления были, в связи с чем Слюсаренко, Али-Заде, Поплавский, Батенин и Бабаяров по приговору оправданы за отсутствием событий преступлений.

Кассационной палатой Верховного Суда РФ от 18 февраля 2000 г. приговор суда присяжных оставлен без изменения, а протест - без удовлетворения, поскольку в нем не ставился вопрос об отмене приговора по мотиву необоснованного исключения из разбирательства по делу доказательств - заявлений обвиняемых о явке с повинной.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене оправдательного приговора ввиду ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Президиум Верховного Суда РФ 4 июля 2000 г. протест удовлетворил, приговор суда присяжных отменил и дело направил на новое судебное рассмотрение, указав следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 465 и ст. 466 УПК РСФСР оправдательный приговор суда присяжных может быть отменен в связи с односторонностью или неполнотой судебного следствия, возникшими вследствие ошибочного исключения из судебного разбирательства допустимых доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Как на доказательство виновности всех обвиняемых в совершении упомянутых преступлений органы предварительного следствия в обвинительном заключении ссылались на собственноручно написанное заявление Слюсаренко о явке с повинной, в котором он сообщал о совершении им преступлений, к тому моменту еще не раскрытых.

Однако, как следует из протокола судебного заседания, в ходе предварительного слушания председательствующий судья удовлетворил ходатайство подсудимого Слюсаренко и исключил из числа доказательств его заявление о явке с повинной, мотивировав свое решение тем, что последнему не была разъяснена ст. 51 Конституции Российской Федерации.

Кроме того, аналогичные письменные заявления о явке с повинной обвиняемых по данному делу Поплавского, Али-Заде признаны допустимыми и исследовались в ходе судебного разбирательства, несмотря на отсутствие сведений о разъяснении этим лицам сущности ст. 51 Конституции Российской Федерации. Закон не возлагает на органы, принимающие такое письменное заявление от лица, явившегося с повинной, обязанности по разъяснению ему содержания указанной статьи Конституции Российской Федерации.

Таким образом, сам по себе факт неразъяснения сущности данной статьи лицу, обратившемуся к прокурору с письменным заявлением о своем участии в преступлениях до их раскрытия, не может служить основанием для исключения из материалов дела допустимых доказательств.

Иных оснований недопустимости заявления Слюсаренко о явке с повинной в качестве доказательства, подлежащего исследованию в судебном заседании, председательствующий судья не выяснял и не отразил в своем постановлении.

Следовательно, в протесте обоснованно указывается на ошибочное исключение из разбирательства допустимого доказательства, которое могло иметь существенное значение для исхода дела.

Дело направлено на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания.