НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ ОБ ОСПАРИВАНИИ ПРАВОВЫХ АКТОВ

В соответствии с ч. 2 ст. 46 Конституции Российской Федерации решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Решения и действия соответствующих органов и должностных лиц, как правило, оформляются в виде правовых актов, носящих нормативный либо ненормативный характер.

С требованиями об оспаривании правовых актов в суд могут обращаться граждане и организации, прокуроры, органы государственной власти и органы местного самоуправления. По общему правилу в судах общей юрисдикции рассматриваются все дела об оспаривании нормативных правовых актов, кроме тех, проверка законности которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.

К делам, подведомственным судам общей юрисдикции, в частности, относятся дела о признании противоречащими федеральным законам законов субъектов Российской Федерации, иных нормативных правовых актов представительных (законодательных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления, а также нормативных правовых актов федеральных министерств, государственных комитетов, служб и иных федеральных органов исполнительной власти.

Вместе с тем следует учитывать, что в отличие от общего правила федеральными законами может специально устанавливаться подведомственность арбитражным судам дел о проверке законности определенных нормативных актов, регулирующих деятельность неопределенного круга организаций.

Так, согласно ст. 138 части первой Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ) судебное обжалование организациями и индивидуальными предпринимателями актов (в том числе нормативных) налоговых органов производится путем подачи искового заявления в арбитражный суд.

В тех случаях, когда с заявлениями об оспаривании нормативных актов налоговых органов, регулирующих исключительно деятельность организаций и индивидуальных предпринимателей, обращаются прокуроры, такие дела также подлежат рассмотрению в арбитражных судах. Если же такие акты касаются и неопределенного круга граждан, не имеющих статуса предпринимателя, заявление прокурора подлежит рассмотрению в суде общей юрисдикции в порядке гражданского судопроизводства.

Дела об оспаривании правовых актов, носящих ненормативный характер, в зависимости от субъектного состава участников и характера правоотношений разрешаются судами общей юрисдикции или арбитражными судами.

В силу ст. 22 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам с участием организаций и граждан, имеющих статус индивидуального предпринимателя, о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов, не соответствующих законам и иным правовым актам и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан-предпринимателей.

При оспаривании организациями, гражданами-предпринимателями, а также прокурором ненормативных правовых актов, адресованных организациям и индивидуальным предпринимателям, но не в связи с осуществлением ими предпринимательской деятельности, жалобы должны подаваться в суд общей юрисдикции.

Подведомственные судам общей юрисдикции гражданские дела об оспаривании правовых актов разрешаются Верховным Судом Российской Федерации, Верховными судами республик, краевыми и им соответствующими судами, районными (городскими) судами. Родовая (предметная) подсудность этих дел зависит от уровня принятия оспариваемого правового акта (объекта оспаривания).

Чаще всего в Верховный Суд РФ обжалуются нормативные акты, принятые федеральными органами исполнительной власти, перечень которых устанавливается Президентом Российской Федерации. Так, например, Указом Президента Российской Федерации от 17 мая 2000 г. N 867 "О структуре федеральных органов исполнительной власти" была утверждена структура федеральных органов исполнительной власти, состоящая из 58 министерств, ведомств, служб, комиссий и иных федеральных органов исполнительной власти.

Таким образом, если гражданином оспаривается нормативный акт федерального органа исполнительной власти, входящего в данную структуру, на основании ст. 116 ГПК РСФСР, дело подсудно по первой инстанции Верховному Суду РФ.

Вместе с тем следует иметь в виду, что на основании ст. 116 ГПК Верховному Суду РФ подсудны также дела об оспаривании нормативных актов федерального уровня, принятых ведомствами, которые не относятся к федеральным органам исполнительной власти. Исходя из этого Верховный Суд РФ рассматривает в качестве суда первой инстанции дела об оспаривании нормативных актов, принятых Центральным банком Российской Федерации и Генеральным прокурором РФ, а также действующих до настоящего времени на территории Российской Федерации нормативных актов министерств и ведомств Союза ССР.

По сложившейся судебной практике Верховный Суд РФ принимает по первой инстанции дела об оспаривании лишь тех правовых актов, которые зарегистрированы в Министерстве юстиции Российской Федерации и подписаны руководителями федеральных органов исполнительной власти (или лицами, их замещающими). Это следует из Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" и постановления Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009, которым были утверждены Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации.

Так, в силу п. 10 названного Указа Президента Российской Федерации нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, кроме актов и отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу, и не могут служить основанием для регулирования соответствующих правоотношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний. На указанные акты нельзя ссылаться при разрешении споров.

В вышеназванном постановлении Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009 (в ред. от 11 февраля 1999 г.) предусмотрено, что нормативные правовые акты должны издаваться федеральными органами исполнительной власти в виде постановлений, приказов, распоряжений, правил, инструкций и положений. Издание нормативных правовых актов в виде писем и телеграмм не допускается. Нормативные правовые акты подписываются (утверждаются) руководителем федерального органа исполнительной власти или лицом, исполняющим его обязанности.

Нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций, имеющие межведомственный характер, независимо от срока их действия, в том числе акты, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, подлежат государственной регистрации.

Государственная регистрация нормативных правовых актов осуществляется Министерством юстиции Российской Федерации, которое ведет Государственный реестр нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти.

Федеральные органы исполнительной власти могут направлять для исполнения нормативные правовые акты, подлежащие государственной регистрации, только после их регистрации и официального опубликования.

При нарушении указанных требований нормативные правовые акты как не вступившие в силу применяться не могут.

С учетом вышеизложенного можно сделать вывод о том, что дела об оспаривании нормативных актов, принятых структурными подразделениями федеральных министерств, ведомств, Верховному Суду Российской Федерации по первой инстанции неподсудны.

С вступлением в силу Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 г. "О военных судах Российской Федерации" дела об оспаривании ненормативных актов Президента Российской Федерации, нормативных актов Правительства Российской Федерации, Министерства обороны Российской Федерации, иных федеральных органов исполнительной власти, в которых федеральным законом предусмотрена военная служба, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, подлежат рассмотрению в первой инстанции Военной коллегии Верховного Суда РФ (ст. 9 Закона).

Подсудность дел об оспаривании иных нормативных актов Правительства Российской Федерации (не касающихся военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы) непосредственно в федеральном законодательстве не определена. В связи с этим в судебной практике возник вопрос о том, в каком суде должны рассматриваться эти дела.

Ответ на этот вопрос дан в постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 7 июня 2000 г. N 69 пв-2000 о признании недействительным п. 2 постановления Правительства Российской Федерации от 30 мая 1997 г. N 654.

Президиум Верховного Суда РФ отменил определение судьи Верховного Суда РФ, которым заявителю было отказано в принятии жалобы о признании недействительным указанного нормативного акта Правительства Российской Федерации по мотивам неподсудности жалобы Верховному Суду РФ (п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР), по следующим основаниям.

Согласно ст. 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. "О Правительстве Российской Федерации" (в ред. от 31 декабря 1997 г.) акты Правительства Российской Федерации, как ненормативные (распоряжения), так и нормативные (постановления), могут быть обжалованы в суд. Этот Федеральный конституционный закон не определил подсудность дел об оспаривании нормативных актов Правительства Российской Федерации, в связи с чем возникла неопределенность в вопросе о подсудности дел данной категории. В соответствии с ч. 3 ст. 10 ГПК РСФСР в случае отсутствия закона, регулирующего спорное отношение, суд применяет закон, регулирующий сходные отношения, а при отсутствии такого закона суд исходит из общих начал и смысла законодательства.

Сходные отношения урегулированы Федеральным конституционным законом "О военных судах Российской Федерации", введенным в действие с 29 июня 1999 г., в котором прямо предусмотрено, что дела об оспаривании нормативных актов Правительства Российской Федерации, касающихся прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих, граждан, проходящих военные сборы, подсудны по первой инстанции Военной коллегии Верховного Суда РФ.

В названном Федеральном конституционном законе не решены и не могли быть решены вопросы подсудности других нормативных актов Правительства Российской Федерации (кроме нормативных актов, касающихся военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы), поскольку это бы выходило за пределы предмета его правового регулирования. Однако в нем совершенно определенно выражена воля законодателя об отнесении указанных дел к подсудности Верховного Суда РФ в качестве суда первой инстанции.

Поэтому рассмотрение районными судами дел об оспаривании нормативных актов Правительства Российской Федерации при сохранении в подсудности Верховного Суда РФ менее значимых дел об оспаривании ненормативных актов Правительства противоречит смыслу и целям названных федеральных конституционных законов, которые в силу ч. 3 ст. 76 Конституции Российской Федерации имеют большую юридическую силу, чем федеральные законы, в том числе и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР.

С учетом приоритетной конституционной цели правосудия - обеспечение эффективной защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов граждан и организаций (ст.ст. 2, 17, 18, 46 Конституции Российской Федерации), а также исходя из смысла и целей ст. 23 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации", ст. 9 Федерального конституционного закона "О военных судах Российской Федерации" и ст. 116 ГПК РСФСР по аналогии закона следует сделать вывод о том, что дела по жалобам на нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации как более значимые, чем прямо отнесенные ГПК РСФСР к подсудности Верховного Суда РФ дела об оспаривании нормативных актов федеральных министерств и ведомств, также подсудны по первой инстанции Верховному Суду РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 27 Федерального закона от 6 октября 1999 г. "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (в ред. от 29 июля 2000 г.) законы субъекта Российской Федерации, правовые акты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, правовые акты органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации и правовые акты их должностных лиц, нарушающие права и свободы человека и гражданина, права общественных объединений и органов местного самоуправления, могут быть обжалованы в судебном порядке. В то же время в названном Законе нет прямого указания на то, что дела об обжаловании законов и иных правовых актов законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации подсудны по первой инстанции судам субъектов Российской Федерации. В связи с этим в судебной практике возникали вопросы о подсудности названных дел.

Так, определением судьи Санкт-Петербургского городского суда Ш. и другим заявителям было отказано в принятии жалобы о признании недействительным распоряжения губернатора Санкт-Петербурга N 431-р "О проектировании и строительстве жилого дома по адресу: Петроградский административный район, набережная Мартынова, дом 4" по тем основаниям, что жалоба подлежит рассмотрению в районном суде.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила данное определение и направила жалобу на рассмотрение в тот же суд, указав следующее.

В силу п. 2 ст. 9 и п. 2 ст. 19 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" предусмотрено, что противоречия закона, иного нормативного правового акта либо иного ненормативного правового акта законодательного органа субъекта Российской Федерации, а также исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации устанавливаются соответствующим судом.

Под соответствующим судом понимается суд общей юрисдикции одного уровня с органом, издавшим обжалуемый правовой акт. В данном случае жалоба на распоряжение губернатора Санкт-Петербурга как главы исполнительной власти субъекта Российской Федерации подсудна Санкт-Петербургскому городскому суду.

В настоящее время вопрос о подсудности дел об оспаривании нормативных актов субъектов Российской Федерации урегулирован непосредственно процессуальным законом.

Согласно новой редакции п. 2 ст. 115 ГПК РСФСР, вступившей в силу 9 августа 2000 г., дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти и должностных лиц субъектов Российской Федерации подсудны по первой инстанции краевым, областным и соответствующим им судам.

Районным (городским) судам подсудны дела об оспаривании всех остальных индивидуальных и нормативных правовых актов, проверка законности которых не отнесена к компетенции судов субъектов Российской Федерации и Верховного Суда РФ.

В районных (городских) судах подлежат рассмотрению, в частности, дела об оспаривании правовых актов, принятых представительными органами и должностными лицами местного самоуправления.

Например, С. обратился в областной суд с жалобой, в которой просил признать незаконным и отменить решение городской Думы о назначении даты проведения выборов мэра города на 19 декабря 1999 г., утверждая, что оно принято с нарушением Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".

Определением судьи областного суда в принятии жалобы было отказано на основании п. 7 ст. 129 ГПК РСФСР в связи с неподсудностью спора областному суду и разъяснено, что заявитель вправе обратиться с данной жалобой в районный суд.

Это определение было оставлено без изменения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ, которая указала в своем определении следующее.

Отказывая в принятии заявления, судья правильно исходил из того, что жалоба С. не может быть принята к производству областного суда, поскольку в соответствии со ст. 113 ГПК РСФСР (приводится действовавшая на то время редакция процессуального закона) гражданские дела, подведомственные судам, по общему правилу рассматриваются районными (городскими) судами, исключения из этого правила установлены иными законодательными актами.

Так, в соответствии с п. 7 ст. 3 Федерального закона от 26 ноября 1996 г. "Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления" (в ред. от 22 июня 1998 г.) областные суды рассматривают в первой инстанции дела об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления. Исходя из содержания данного Закона, к подсудности областных судов отнесены дела по заявлениям и жалобам о назначении даты проведения выборов депутатов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления.

Заявитель просил признать незаконным оспариваемое решение городской Думы о назначении даты проведения выборов мэра города на 19 декабря 1999 г. как не соответствующее действующему законодательству, т. е. обжаловал решение органов местного самоуправления. Данное требование подлежит рассмотрению районным судом в порядке, установленном Законом Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан".

Существенная процессуальная особенность рассмотрения дел по проверке законности нормативных актов заключается в том, что по общему правилу здесь не требуется установления конкретных обстоятельств дела, собирания и исследования в этих целях доказательств. Задача суда сводится лишь к проверке соответствия правового акта закону. Понятие "закон" в данном случае следует понимать широко, поскольку суд обязан проверить соответствие акта не просто закону, а праву, т. е. всей совокупности нормативных актов, входящих в правовую систему страны и имеющих большую юридическую силу, чем оспариваемый правовой акт.

Так, например, решением Верховного Суда РФ была удовлетворена жалоба П. о признании недействительными (незаконными) абз. 2 п. 9.2.3 и абз. 1 п. 9.3.7 Правил пользования тепловой энергией, утвержденных приказом Министерства энергетики и электрификации СССР от 6 декабря 1981 г. N 310. При рассмотрении дела судом установлено, что оспариваемые положения Правил возлагали на потребителей обязанность по уплате неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств по договору электроснабжения (в размере 5-кратной стоимости тепловой энергии и сетевой воды, потребленных сверх договора). Между тем в силу ст.ст. 329, 330, 332 ГК РФ неустойка (штраф, пени) как один из способов обеспечения обязательств может быть установлена только законом или договором. При этом по смыслу п. 2 ст. 3 ГК РФ имеются в виду только федеральные законы. Оспариваемый заявителем правовой акт федеральным законом не являлся и, следовательно, не мог возлагать на потребителя обязанность по уплате неустойки за ненадлежащее исполнение обязательств по договору снабжения тепловой энергией.

Кроме того, в соответствии со ст.ст. 426, 539, 548 ГК РФ Правила снабжения тепловой энергией могут быть изданы только Правительством Российской Федерации, а не отраслевым федеральным органом исполнительной власти.

При рассмотрении дел об оспаривании правовых актов следует иметь в виду, что в силу ч. 2 ст. 6 Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (с изменениями и дополнениями) на орган (должностное лицо), издавший правовой акт, возлагается процессуальная обязанность документально доказать его законность. Граждане (организации) освобождаются от обязанности доказывать незаконность обжалуемых правовых актов, но обязаны доказать факт нарушения своих прав и свобод. При рассмотрении дела суд также должен проверить полномочия (компетенцию) органа или должностного лица на принятие оспариваемого правового акта.

Согласно ст. 5 названного Закона для обращения в суд с жалобой установлен срок три месяца со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его права. Пропущенный по уважительной причине срок подачи жалобы может быть восстановлен судом.

Уважительной причиной считаются любые обстоятельства, затруднившие получение информации об обжалованных действиях (решениях) и их последствиях, предусмотренных ст. 2 данного Закона.

Хотя в приведенных положениях Закона говорится о сроках обращения в суд с жалобой только граждан, представляется, что указанный трехмесячный срок должен учитываться и в тех случаях, когда в суд с жалобой об оспаривании ненормативного правового акта обращаются организации.

Данный вывод подтверждается и судебной практикой.

Так, решением Верховного Суда РФ нескольким организациям было отказано в удовлетворении жалобы о признании недействительными ряда распоряжений Правительства Российской Федерации о разрешении перевода лесных земель в нелесные в лесах первой группы, так как в судебном заседании было установлено, что заявители без уважительных причин пропустили трехмесячный срок на обращение в суд с жалобой.

При рассмотрении дела судом установлено, что все обжалуемые заявителями распоряжения Правительства Российской Федерации были опубликованы в установленном порядке в Собрании законодательства Российской Федерации, часть из них опубликована также в "Российской газете". Следовательно, указал суд, оспариваемые акты Правительства Российской Федерации были доведены до сведения неопределенного круга лиц и никаких обстоятельств, затрудняющих получение информации об этих актах, у заявителей не имелось.

В то же время обращение в суд с жалобой по истечении трехмесячного срока с момента вступления в силу нормативного правового акта не может служить основанием к отказу в удовлетворении жалобы о признании этого акта незаконным, поскольку нормативный правовой акт содержит правила поведения, обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение и действующие независимо от того, возникли или прекратились конкретные правоотношения, предусмотренные актом.

Согласно ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. Данная конституционная норма-принцип обязательна для исполнения всеми органами и должностными лицами, которые вправе принимать нормативные правовые акты, независимо от их ведомственной принадлежности.

Например, решением Верховного Суда РФ признано недействующим и не подлежащим применению Указание Генерального прокурора Российской Федерации от 30 марта 1999 г. N 55/15 "Об изменении порядка исчисления срока предварительного следствия при соединении нескольких уголовных дел", так как судом установлено, что данное Указание не было официально опубликовано для всеобщего сведения, а лишь направлено в органы предварительного следствия.

Суд сослался на то, что хотя Генеральная прокуратура Российской Федерации и не относится к федеральным органам исполнительной власти и не обязана регистрировать свои нормативные правовые акты в Министерстве юстиции Российской Федерации, однако в силу ч. 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации (обязанность всех органов и должностных лиц соблюдать Конституцию) она также обязана исполнять конституционное требование по опубликованию официально для всеобщего сведения принимаемых ею правовых актов, затрагивающих права и свободы граждан.

Нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации должны быть официально опубликованы для всеобщего сведения на территории данных субъектов Российской Федерации, а нормативные акты органов местного самоуправления - на территории соответствующих муниципальных образований.

Резолютивная часть решения по делу о признании правового акта противоречащим закону должна содержать вывод суда об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении жалобы заявителя или требования прокурора.

Принятие Конституционным Судом Российской Федерации постановления от 11 апреля 2000 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации" предопределяет наличие существенных особенностей при изложении резолютивной части решений по делам о признании противоречащими федеральным законам законов субъектов Российской Федерации.

В названном постановлении Конституционный Суд Российской Федерации указал, что "решение суда общей юрисдикции, которым закон субъекта Российской Федерации признан противоречащим федеральному закону, по своей природе не является подтверждением недействительности закона, его отмены самим судом, тем более лишения его юридической силы с момента издания, а означает лишь признание его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению, как любое судебное решение оно обязательно к исполнению всеми субъектами, которых оно касается".

С учетом приведенных выводов Конституционного Суда Российской Федерации в случае признания противоречащим федеральному закону закона субъекта Российской Федерации суд в резолютивной части решения должен указать об этом, а также о том, что этот закон признается недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу.

При удовлетворении жалобы (заявления) о признании противоречащим федеральному закону иного правового акта (не являющегося законом субъекта Российской Федерации) суд должен отразить в резолютивной части решения, что этот акт признается недействительным и не порождающим правовых последствий со дня его издания. Это означает, что последствия признания акта недействительным распространяются на права и обязанности заинтересованных лиц, которые возникли до вступления решения в законную силу.

В силу ч. 3 ст. 239 ГПК РСФСР до вступления решения суда в законную силу правовой акт или отдельная его часть не могут считаться незаконными и недействующими. Однако как только решение суда вступило в законную силу, акт юридически становится недействующим и недействительным, т. е. не порождающим правовых последствий со дня его издания. Подтверждением этому служит ч. 2 ст. 13 ГК РФ, предусматривающая, что в случае признания судом акта недействительным, нарушенное право подлежит восстановлению либо защите.

С учетом изложенного недопустимо указание в решении об отмене правового акта, а не о признании его недействительным, поскольку отменяемый акт юридически считается действующим (действительным) до его отмены. В том случае, если федеральный закон, которому противоречит правовой акт, вступил в силу (введен в действие) после издания оспариваемого правового акта, суд должен признать этот акт недействительным и не порождающим правовых последствий со дня вступления в силу (введения в действие) федерального закона.

Так, решением Верховного Суда РФ была удовлетворена жалоба гражданина К. о признании незаконными (недействительными) с момента вступления в силу Федерального закона от 21 июля 1997 г. "Об исполнительном производстве" нескольких положений Правил безналичных расчетов в народном хозяйстве от 30 сентября 1987 г. N 2. В решении суда отмечено, что названный Федеральный закон вступил в силу через три месяца со дня его официального опубликования и в течение этого времени Банк России обязан был привести свои правовые акты в соответствие с требованиями закона.

Иногда заявители оспаривают не весь правовой акт, а только его отдельные положения, предложение и слова, находящиеся в соответствующих разделах, статьях (пунктах и т. п.) акта. В тех случаях, когда ставится вопрос о признании недействительными отдельных слов, содержащихся в правовом акте, суд может удовлетворить такие требования, если оставшаяся часть предложения сохраняет смысл и содержит предписания, не противоречащие закону и иным правовым актам.

Например, во втором предложении абз. 2 подп. "у" п. 12 инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации от 11 октября 1995 г. N 39 "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость" было указано, что "ветеринарные и санитарно-эпидемиологические услуги от налога на добавленную стоимость не освобождаются". Рассмотрев дело по жалобе гражданина М., Верховный Суд РФ признал недействительным (незаконным) указанное предложение Инструкции в части слов: "и санитарно-эпидемиологические", поскольку пришел к выводу, что оставшаяся часть предложения, а именно "ветеринарные услуги от налога на добавленную стоимость не освобождаются закону не противоречит.

Если признание недействительными отдельных слов правового акта влечет утрату смысла предложения (положения), где они находятся, недействительным должно признаваться все это предложение (положение) правового акта.

Решение по делу о признании нормативного правового акта противоречащим закону или сообщение о таком решении должно быть опубликовано в средстве массовой информации, в котором был опубликован данный нормативный правовой акт, о чем следует указать в резолютивной части решения (ст. 35 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. "О средствах массовой информации" (в ред. от 2 марта 1998 г.). В необходимых случаях суд в резолютивной части решения вправе обязать редакцию средства массовой информации опубликовать сообщение о признании недействительным правового акта ненормативного характера, если он был опубликован данным средством массовой информации.

Следует учитывать, что исполнение решений по делам о признании правовых актов противоречащими закону возложено на суды. Согласно ст. 8 Закона Российской Федерации "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" решение суда о признании правового акта противоречащим закону должно быть направлено соответствующему органу, должностному лицу не позднее десяти дней после вступления решения в законную силу.

Суды должны контролировать исполнение данных решений, поскольку соответствующий орган или должностное лицо обязаны сообщить суду и гражданину об исполнении решения не позднее чем в месячный срок со дня получения решения. В случае неисполнения решения суд принимает меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации В.Ю.ЗАЙЦЕВ