8. Признано незаконным и не подлежащим применению последнее предложение п. 2.6 приказа Министерства Российской Федерации по связи и информатизации от 25 июля 2000 г. N 130 "О порядке внедрения системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и персонального радиовызова общего пользования"

(Извлечение из решения Верховного Суда РФ)

      Н. обратился в Верховный Суд РФ с жалобой, в которой просил признать незаконными п. 1.4 и последнее предложение п. 2.6 приказа Министерства Российской Федерации по связи и информатизации от 25 июля 2000 г. N 130 "О порядке внедрения системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и персонального радиовызова общего пользования" (далее - Приказ), сославшись на то, что они не соответствуют требованиям Конституции Российской Федерации, а также Федерального закона от 16 февраля 1995 г. "О связи" и Федерального закона от 12 августа 1995 г. "Об оперативно-розыскной деятельности", в связи с чем нарушаются его права на тайну телефонных переговоров.

      При этом, в частности, он указал на то, что согласно упомянутому Приказу ни оператор связи, ни контролирующие органы не имеют возможности проверить, кто был прослушан и в каком объеме. Оператор связи в нарушение требований ст. 32 Федерального закона "О связи" фактически раскрывает тайну телефонных переговоров без согласия абонента и без соответствующего на это судебного постановления.

      В судебном заседании Н. заявленное требование уточнил и просил признать незаконным п. 1.4 Приказа по тем мотивам, что в нем Министерство Российской Федерации по связи и информатизации сослалось на приказы о внедрении технических средств (СОРМ), которые не прошли государственную регистрацию и официально не опубликованы для всеобщего сведения, в связи с чем они не подлежат применению.

      Он считал, что последнее предложение п. 2.6 Приказа, по существу, исключает предусмотренную законом обязанность операторов связи соблюдать тайну телефонных переговоров.

      Представители Министерства Российской Федерации по связи и информатизации, Министерства юстиции Российской Федерации просили оставить жалобу без удовлетворения, сославшись на то, что указанные в пункте 1.4 приказы ряда ведомств носят технический характер и к нормативно-правовым не относятся.

      Содержащееся в п. 2.6 Приказа положение прав абонентов не нарушает, поскольку получение информации о телефонных переговорах соответствующими органами в порядке оперативно-розыскной деятельности предусмотрено законом.

      Верховный Суд РФ 25 сентября 2000 г. жалобу удовлетворил частично по следующим основаниям.

      В соответствии со ст. 32 Федерального закона "О связи" тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, охраняется Конституцией Российской Федерации.

Все операторы связи обязаны обеспечить соблюдение тайны связи.

      Прослушивание телефонных переговоров, ознакомление с сообщениями электросвязи, задержка, осмотр и выемка почтовых отправлений, а также иные ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения.

      Как установлено судом, во исполнение Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации" Министерством Российской Федерации по связи и информатизации Приказом от 25 июля 2000 г. N 130 предусмотрен ряд мер по внедрению системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и персонального радиовызова общего пользования. В частности, в п. 1.4 данного Приказа указывается на необходимость соблюдения при этом технических требований, утвержденных приказами Госкомсвязи России от 20 апреля 1999 г. N 70, Гостелекома России от 9 июля 1999 г. N 15, Минсвязи России от 29 ноября 1999 г. N 2.

      Как видно из содержания последнего предложения п. 2.6 этого же Приказа, информация об абонентах, в отношении которых проводятся оперативно-розыскные мероприятия, а также решения, на основании которых проводятся данные мероприятия, операторам связи не предоставляются.

      По утверждению представителей заинтересованных лиц (Минсвязи России и Минюста России), приведенные в п. 1.4 приказы по заключению Министерства юстиции Российской Федерации в государственной регистрации не нуждаются, так как носят ненормативный характер.

      Это утверждение представителей заинтересованных лиц материалами дела не опровергнуто. Не представлено каких-либо данных в его опровержение и заявителем Н.

      В связи с этим его довод о незаконности п. 1.4 оспариваемого Приказа по тем мотивам, что в нем содержится ссылка на не прошедшие государственную регистрацию и не опубликованные в установленном порядке приказы ряда ведомств, не может быть признан правомерным, поскольку упомянутые в данном пункте приказы содержат не правовые, а лишь технические нормы и в связи с этим не подлежат государственной регистрации. С учетом того, что данные приказы носят технический характер, они были опубликованы, как это предусмотрено соответствующими "Правилами", в ведомственных средствах информации.

      При таких обстоятельствах каких-либо правовых оснований для признания незаконным п. 1.4 Приказа не имеется.

      Последнее предложение п. 2.6 Приказа по содержанию нельзя признать правомерным.

      Согласно приведенной выше норме Федерального закона "О связи" на операторов связи возложена обязанность по соблюдению тайны связи.

      Содержащееся же в п. 2.6 Приказа указание о том, что информация об абонентах, в отношении которых проводятся оперативно-розыскные мероприятия, а также решения, на основании которых проводятся данные мероприятия, операторам связи не предоставляются, фактически освобождает их от возложенной на них законом обязанности по соблюдению тайны связи, что нельзя признать правильным.

      Довод представителей Министерства Российской Федерации по связи и информатизации о том, что ответственность за соблюдение законности при организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с Федеральным законом "Об оперативно-розыскной деятельности" несут руководители органов, осуществляющих такую деятельность, не может быть принят во внимание, поскольку предусмотренная законом ответственность указанных органов и их должностных лиц за законность проведения мероприятий не освобождает операторов связи (органы связи) от возложенной на них обязанности по обеспечению соблюдения тайны связи в любое время, независимо от того, за прошедшее время или на период проведения телефонных переговоров предоставляется информация об этих переговорах. Поэтому операторы связи должны давать информацию о телефонных переговорах абонентов лишь при предоставлении органами, осуществляющими оперативно-розыскные мероприятия, соответствующих, предусмотренных законом документов.

      Предоставление же операторами связи упомянутым органам, как это следует из смысла п. 2.6 Приказа, информации о телефонных переговорах без соответствующих на то документов противоречит как требованиям Конституции Российской Федерации, так и действующему законодательству Российской Федерации.

      Верховный Суд РФ жалобу Н. удовлетворил частично, признал последнее предложение п. 2.6 приказа Министерства Российской Федерации по связи и информатизации от 25 июля 2000 г. N 130 "О порядке внедрения системы технических средств по обеспечению оперативно-розыскных мероприятий на сетях телефонной, подвижной и беспроводной связи и персонального радиовызова общего пользования" незаконным и не подлежащим применению, требование Н. в части признания незаконным п. 1.4 этого же Приказа оставил без удовлетворения.

Это решение в кассационном порядке не обжаловано.