2. Приговор, по которому действия виновных квалифицированы как разбой, по протесту прокурора отменен ввиду необходимости применения закона о более тяжком преступлении - бандитизме, в чем они наряду с разбоем обвинялись на предварительном следствии

(Извлечение)

      Московским городским судом 9 сентября 1999 г. Мельничук И. и Мельничук О. осуждены к лишению свободы: по ч. 3 ст. 222, ч. 4 ст. 222 и по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

      По этому же делу осужден Сотников, приговор в отношении которого не обжалован и не опротестован.

      Братья Мельничуки О. и И. признаны виновными в разбойном нападении, совершенном организованной группой, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, неоднократно, с незаконным проникновением в жилище, незаконном хранении, ношении, передаче и перевозке огнестрельного оружия, совершенных неоднократно и организованной группой, а также в незаконном ношении газового оружия.

Преступления совершены в марте - апреле 1998 г. в г. Москве.

      Государственный обвинитель в кассационном протесте поставил вопрос об отмене приговора в отношении братьев Мельничуков и направлении дела на новое судебное рассмотрение в связи с необоснованным исключением из предъявленного им обвинения состава преступления - бандитизм.

      Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 10 ноября 1999 г. протест удовлетворила, указав следующее.

      Суд первой инстанции, исследовав показания осужденных, потерпевших, свидетелей, протоколы осмотров мест происшествий и опознания потерпевшими осужденных, пришел к выводу о виновности братьев Мельничуков в разбойных нападениях 6 марта 1998 г. на Г-на, 27 марта 1998 г. на Ш., 6 апреля 1998 г. на семью Г-вых, 13 апреля 1998 г. совместно с осужденным по этому же делу Сотниковым на семью И-ов, незаконном хранении, ношении, передаче и перевозке огнестрельного оружия - револьвера "Айсберг", а также в незаконном ношении газового оружия - газового пистолета "Рек-Перфекта" и квалифицировал их действия по ч. 3 ст. 222, ч. 4 ст. 222 и п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

      Между тем органы следствия наряду с разбоем предъявляли Мельничукам обвинение и в создании устойчивой вооруженной группы (банды), участии в совершаемых ею нападениях. При этом, как видно из обвинительного заключения, квалифицируя действия Мельничуков по ч. 1 ст. 209 УК РФ, органы следствия учли, что братья в процессе организации банды изготовили маски с прорезями для глаз, приобрели револьвер, являющийся ненарезным огнестрельным оружием, пистолет, представляющий собой стандартное газошумовое оружие, и складной нож "бабочку", которые затем применяли при совершении разбоев, вовлекли в банду других лиц, распределили между собой роли, обсуждали планы нападений на граждан и совершали эти нападения в течение длительного времени.

      Хотя суд в приговоре считал установленным применение осужденными при нападениях револьвера, пистолета и ножа, он, сославшись на то, что для признания группы бандой их вооруженность была недостаточной, принял решение об исключении из предъявленного им обвинения состава преступления - бандитизм за отсутствием в их действиях такового.

      Это решение необоснованно, поскольку суд не указал, на основании каких данных он пришел к такому выводу, а также почему перечисленные в обвинительном заключении револьвер, пистолет и нож, которые осужденные применили при нападениях, по количеству недостаточны для признания организованной Мельничуками группы вооруженной.

      При новом рассмотрении дела 23 декабря 1999 г. Московский городской суд осудил Мельничука О. и Мельничука И. по ч. 1 ст. 209 и по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ за бандитизм и разбой, совершенный организованной группой.

      Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 26 июля 2000 г. этот приговор оставила без изменения.