1. Истечение срока исковой давности является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске

(Извлечение)

М. обратился в суд с иском к Я. о признании права собственности на 0,305 частей квартиры в ЖСК "Дельфин", о вселении и определении порядка пользования данной квартирой, сославшись на то, что часть пая за нее выплачена в период его брака с ответчицей, в связи с чем квартира является общей совместной собственностью сторон, и поэтому, по мнению истца, ему принадлежит часть квартиры, соответствующая половине суммы пая, выплаченной в браке.

Я. предъявила встречные требования о признании за ней права собственности на квартиру, о признании М. не приобретшим права на жилую площадь в этой квартире и снятии его с регистрационного учета, утверждая, что пай за квартиру она выплатила полностью с помощью своей сестры и из личных средств, ответчик деньги не вносил, в квартире не проживал.

Чертановский районный суд г. Москвы 7 мая 1999 г. первоначальный иск удовлетворил, во встречном иске отказал.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда решение районного суда изменила, долю М. в праве собственности на квартиру в ЖСК "Дельфин" снизила с 0,305 до 0,27.

Президиум Московского городского суда протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ оставил без удовлетворения, а судебные решения - без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений в части удовлетворения первоначального иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 19 мая 2000 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Как видно из материалов дела, М. и Я. состояли в браке с 1970 года по 1974 год. В 1971 году М. был принят в члены ЖСК "Дельфин" и ему на семью из трех человек (он, жена и дочь жены) была предоставлена двухкомнатная кооперативная квартира размером 29,8 кв. м. В период брака за эту квартиру выплачена часть пая - 3174 руб., оставшаяся часть пая в сумме 2552 руб. выплачена Я. после расторжения брака из личных средств.

Учитывая, что согласно ст.ст. 20, 21 КоБС РСФСР (ст. 34 СК РФ) имущество, нажитое супругами в период брака, является их общей совместной собственностью и доли супругов в этом имуществе равны, суды первой и кассационной инстанций определили доли сторон в праве собственности на квартиру, признав за М. право на 0,28 долей, так как ему принадлежит часть пая в сумме 1587 руб. (3174 руб. : 2), а за Я. - право на 0,72 доли, так как ей принадлежит часть пая в сумме 4139 руб. (3174 руб. : 2 + 2552 руб.).

С учетом того, что истец по первоначальному иску является сособственником квартиры, суд удовлетворил его требования о вселении и об определении порядка пользования кооперативной квартирой и М. выделил комнату размером 11,9 кв. м.

Между тем в силу ст. 78 ГК РСФСР (ст. 196 ГК РФ) общий срок исковой давности устанавливается в три года.

К требованиям супругов, брак которых расторгнут, о разделе общего имущества применяется трехлетний срок исковой давности, предусмотренный ст. 21 КоБС РСФСР (ст. 38 СК РФ).

Согласно ст. 10 КоБС РСФСР течение срока исковой давности начинается со времени, указанного в соответствующей статье настоящего Кодекса, а если это время не указано, то со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

После введения в действие Семейного кодекса Российской Федерации упомянутое правило продолжает действовать.

Я. просила суд применить срок исковой давности к требованиям бывшего мужа, но суд это заявление оставил без внимания и не установил, с какого времени в данном случае началось течение срока исковой давности, истек ли этот срок и если истек, то по каким причинам М. пропустил срок для обращения в суд. Это нельзя признать правильным, так как в силу ст. 87 ГК РСФСР (ст. 199 ГК РФ) истечение срока исковой давности является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Вывод президиума Московского городского суда о том, что, поскольку М. полностью выплатил пай за кооперативную квартиру, он в силу закона ее собственник, все остальные его требования производны от этого права, поэтому применение к ним исковой давности нарушит право собственности М. на квартиру, ошибочен.

Как видно из материалов дела и не оспаривалось истцом по первоначальному иску, с 1974 по 1986 год пай за кооперативную квартиру вносила только Я. В этот период М. не принимал участия в оплате пая.

Право собственности на кооперативную квартиру зависит от права на внесенный за нее пай. Выплаченные в период брака паевые взносы являются общим совместным имуществом супругов, требования М. связаны с разделом такого имущества, и для этих требований законом установлен трехгодичный срок исковой давности. Таким образом, суду следовало рассмотреть заявление ответчицы по первоначальному иску о применении срока исковой давности к требованиям бывшего мужа, что сделано не было.

Учитывая изложенное, решение суда в части удовлетворения иска М. нельзя признать законным, в этой части оно подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.