3. Достаточным основанием для возложения ответственности по возмещению третьему лицу вреда на владельцев двух источников повышенной опасности является сам факт причинения вреда в результате взаимодействия этих источников повышенной опасности

(Извлечение)

Супруги Г. обратились в суд с иском к ОАО "Сергиевскавтотранс" и Л. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что 9 декабря 1996 г. в результате столкновения автомашины КамАЗ, принадлежащей ОАО "Сергиевскавтотранс" и управляемой Ю., и автомашины ВАЗ-2108, управляемой Л., погиб их сын А., ехавший в данной легковой автомашине. Истцы просили взыскать материальный ущерб в сумме 2170 руб. 52 коп., затраченных на погребение, и компенсировать моральный вред по 25 тыс. рублей в пользу каждого из них.

Сергиевский районный суд Самарской области 10 июня 1999 г. иск о возмещении материального ущерба удовлетворил полностью, а требование о компенсации морального вреда - частично: с ОАО "Сергиевскавтотранс" и Л. солидарно взыскал в пользу Г. 2170 руб. 52 коп. в счет возмещения материального ущерба, в счет компенсации морального вреда - по 15 тыс. рублей в пользу каждого истца.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 21 июля 1999 г. был снижен размер компенсации морального вреда и уточнена резолютивная часть решения с ОАО "Сергиевскавтотранс" и Л. в пользу Г. взыскано в возмещение материального ущерба по 1085 руб. 26 коп. с каждого, в качестве компенсации морального вреда - с каждого ответчика каждому истцу по 5 тыс. рублей.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 4 ноября 1999 г. отклонен протест прокурора области.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 апреля 2000 г. оставила без удовлетворения протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене судебных постановлений.

Президиум Верховного Суда РФ 1 ноября 2000 г. аналогичный протест заместителя Генерального прокурора РФ оставил без удовлетворения, указав следующее.

Как установлено по делу, 9 декабря 1996 г. в 18 час. 20 мин. в п. Сургут на улице в результате столкновения автомобиля КамАЗ, управляемого Ю., и автомобиля ВАЗ-2108, управляемого Л., погиб пассажир автомобиля ВАЗ-2108 А., водителю Л. и другому пассажиру Б. причинены соответственно тяжкие телесные повреждения и телесные повреждения средней тяжести.

Причиной столкновения стало то, что около автобусной остановки с правой стороны по ходу движения автомобиля КамАЗ в нарушение Правил дорожного движения на проезжую часть выбежала пешеход К., создав помеху для движения КамАЗа. Водитель Ю. во избежание наезда на пешехода К. выехал на полосу встречного движения, где и произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-2108.

Ю. не располагал технической возможностью избежать наезда на пешехода К. путем экстренного торможения. Состав преступления в действиях Ю. отсутствует. В отношении К. уголовное дело прекращено вследствие акта амнистии, хотя она нарушила требования пп. 4.3, 4.5 Правил дорожного движения и в ее действиях установлен состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 268 УК РФ.

В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Такая ответственность владельцев источников повышенной опасности предусмотрена ст. 1079 ГК РФ.

Согласно п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств и т. д.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Пункт 3 названной статьи предусматривает, что владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновение транспортных средств и т. п.) третьим лицам, по основаниям, предусмотренным пунктом 1 данной статьи.

Несмотря на то, что действия водителей Л. и Ю. в момент столкновения автомобилей не были противоправными и они к уголовной или административной ответственности не привлекались, поскольку не нарушали ни норм уголовного, ни норм административного закона, владельцы автомобилей несут ответственность за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия источников повышенной опасности, в данном случае - смерть А.

Изложенный в протесте довод о том, что причинная связь между действиями Л. и Ю. и наступлением вреда отсутствует, не соответствует материалам дела, которыми факт гибели сына истцов в результате столкновения двух автомобилей подтвержден с достоверностью.

Как разъяснено в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. "О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья", при причинении вреда другим лицам владельцы источников повышенной опасности, совместно причинившие вред, несут перед потерпевшими солидарную ответственность. Исходя из этого разъяснения, суд сделал правильный вывод о том, что достаточным основанием для возложения ответственности по возмещению вреда на владельцев двух источников повышенной опасности является сам факт причинения вреда в результате взаимодействия этих источников повышенной опасности. Л., как и ОАО "Сергиевскавтотранс", является причинителем вреда, а то, что он сам пострадал от столкновения, не может быть признано юридически значимым обстоятельством по данному делу.

Не основан на нормах гражданского законодательства и довод протеста о том, что для Л. - водителя автомобиля ВАЗ-2108 выезд на встречную полосу движения автомобиля КамАЗ, вызванный неправомерным поведением пешехода К., может быть расценен как непреодолимая сила. Действия пешехода и действия водителя транспортного средства не являются непреодолимой силой, понятие которой дано в подп. 1 п. 1 ст. 202 и в п. 3 ст. 401 ПС РФ.

Судебные постановления соответствуют нормам материального права, оснований для их отмены не имеется.