3. Приговор отменен и дело производством прекращено за отсутствием в действиях осужденной состава преступления (уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды)

(Извлечение)

Гагаринским районным судом г. Москвы 27 мая 1999 г. Жукова осуждена по ч. 2 ст. 198 УК РФ к штрафу в сумме 83 490 руб.

Она признана виновной в том, что, являясь плательщиком подоходного налога с физических лиц, в нарушение ст.ст. 1, 2, 10, 18 Закона Российской Федерации от 7 декабря 1991 г. "О подоходном налоге с физических лиц" (в ред. Федерального закона от 10 января 1997 г.) умышленно, с целью оставления в своем распоряжении сумм, подлежащих уплате в бюджет в виде подоходного налога, не представила в Государственную налоговую инспекцию N 28 г. Москвы декларацию о полученном доходе в 1997 году в натуральной форме в виде трехкомнатной квартиры в г. Москве стоимостью 306 441 руб. (в масштабе цен на 1 января 1998 г.), уклонившись от уплаты в бюджет подоходного налога в сумме 103 767 руб., т. е. в особо крупном размере.

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор в отношении Жуковой оставила без изменения, на основании ст. 6 постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 18 июня 1999 г. "Об объявлении амнистии" от наказания ее освободила.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела в отношении Жуковой за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Президиум Московского городского суда 13 января 2000 г. протест удовлетворил, указав следующее.

В обоснование своего вывода о виновности Жуковой в уклонении от уплаты налога в особо крупном размере путем непредставления декларации о доходах в случаях, когда подача декларации является обязательной, суд сослался на показания свидетелей, а также на вещественные доказательства, приобщенные к делу.

Однако Жукова в ходе предварительного следствия и в судебном заседании вину в уклонении от уплаты налога не признала и последовательно давала показания о том, что для решения жилищного вопроса она заключила договор с ТОО "Поликварт" о совместной деятельности. У нее было своих 100 тыс. долларов США. Внесением денег в фирму занимались ее отец и брат. До окончания строительства она должна была собрать 5 тыс. долларов США, остальную сумму она попросила у брата и родителей. В ноябре 1996 г. она получила ключи от квартиры и в декабре 1996 г. переехала туда с семьей, примерно в это же время она заняла у Егоровой 5 тыс. долларов США для окончательного расчета за квартиру.

С учетом показаний Жуковой суд допросил свидетелей Зубаревых и Егорову, которые подтвердили факт участия Жуковой и ее семьи в долевом строительстве жилого дома, а также то, что Егорова передала в долг Жуковой 5 тыс. долларов США.

По показаниям свидетеля Бойцовой в суде, фирма "Поликварт" от инвесторов получала деньги только в безналичной форме.

При таких обстоятельствах доводы Жуковой о том, что деньги для покупки квартиры она брала в долг и помещала в сторонние организации, которые затем перечисляли их в фирму "Поликварт" в счет выплат за квартиру, не опровергнуты.

Не соглашаясь с доводами Жуковой, суд в приговоре указал, что на момент рассмотрения дела сторонние фирмы, в которые вносились деньги, прекратили свое существование и подтвердить показания Жуковой в этой части не представилось возможным. Объективно показания Жуковой материалами дела не подтверждаются, в связи с чем суд посчитал доказанным факт получения Жуковой доходов от ООО "Метмашсервис", ООО "Связьстрой", ООО "Характроп", ООО "Конти Трейдинг Компани", ООО "Радиосвязь", ООО "Яхонт" и неуплаты ею подоходного налога в бюджет.

Однако данный вывод суда нельзя признать обоснованным, поскольку в силу ст. 309 УПК РСФСР все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимой.

Показания свидетеля Загорулько о том, что она на основании представленных ей документов сделала вывод о заключении Жуковой договора с ТОО "Поликварт" на строительство квартиры с получением ею безвозмездного дохода, являются предположительными и не могут служить доказательством вины осужденной.

В силу ст. 309 УПК РСФСР обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимой в совершении преступления доказана.

Из материалов дела усматривается, что квартира не принадлежала ни одному из производивших перечисления денег юридическому лицу, не находилась в их владении и ими Жуковой не передавалась, в связи с чем они не могли быть источниками дохода.

Поскольку имущество, полученное по возмездной сделке, так же как и заемные средства, к доходам не относится, приговор нельзя признать законным и обоснованным и он подлежит отмене, а уголовное дело - прекращению по п. 2 ч. 1 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием в деянии состава преступления.