10. За эксцесс исполнителя другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат. Действия подстрекателя к совершению грабежа ошибочно квалифицированы как подстрекательство к разбою

(Извлечение)

Савеловским районным судом г. Москвы 29 апреля 1998 г. Полшков осужден по ч. 4 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

По делу также осуждены Атяшкин С., Атяшкин В. и Готфрид, протест в отношении которых не вносился.

Полшков признан виновным в том, что предложил Атяшкину В. и Готфриду ограбить квартиру К., в которой, как он сообщил, находилось много ценных вещей. Вступив в преступный сговор между собой с целью совершения преступления, 21 февраля 1997 г. примерно в 14 час. Полшков совместно с Готфридом и братьями Атяшкиными приехали к дому, где проживал К. Полшков показал Атяшкину С. и Готфриду квартиру потерпевшего и зашел туда, используя свое знакомство с хозяином. В квартире кроме хозяина находились Кураков и Аникеев. Через некоторое время братья Атяшкины и Готфрид также появились там. Они избили хозяина К. и его гостей Куракова и Аникеева, при этом Атяшкин С. демонстрировал имевшуюся у него заранее приготовленную "заточку" и угрожал ею. После этого Атяшкины и Готфрид связали потерпевших и завладели имуществом К. на общую сумму 46 374 800 руб. (в ценах 1997 г.).

Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда приговор в отношении Полшкова изменила: исключила указание о признании обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и указание о признании опасным рецидива преступлений, совершенных Полшковым, в остальной части приговор оставила без изменения.

Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Полшкова с ч. 4 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 162 на ч. 4 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ.

Президиум Московского городского суда 14 сентября 2000 г. протест удовлетворил, указав следующее.

В обоснование своего вывода о виновности Полшкова в подстрекательстве к разбойному нападению суд сослался на показания осужденных по этому же делу Атяшкина В. и Готфрида, потерпевших Аникеева, Куракова, свидетелей Полшковой, Ушкина и на другие доказательства.

Однако из показаний Атяшкина В. и Готфрида видно, что Полшков предложил им совершить ограбление квартиры К. и сказал, где она находится. Во время разговора они ничего конкретно не обсуждали, договорились о том, что Полшков, находясь в квартире потерпевшего, откроет им дверь, а дальше они будут действовать по обстановке.

Потерпевшие Аникеев и Кураков подтвердили лишь факт совершения осужденными разбойного нападения на них.

Как показал свидетель Ушкин, осужденные планировали ограбление квартиры К.

Таким образом, ни органами следствия, ни судом не установлено данных о том, что умысел Полшкова был направлен на завладение имуществом потерпевшего именно в ходе разбойного нападения.

Кроме того, как видно из материалов дела, в то время когда Атяшкин С. угрожал потерпевшим "заточкой", Полшков был на кухне. После этого Полшкова завели в комнату, где находились связанные потерпевшие, и также связали и положили лицом на пол.

Следовательно, очевидцем всех действий нападавших Полшков не являлся.

Поскольку из материалов дела усматривается, что Полшков, предложивший другим соучастникам завладеть имуществом К. противоправным путем, не знал о способе завладения этим имуществом, но понимал, что соучастники завладеют имуществом в присутствии потерпевших, его действия надлежит квалифицировать по ч. 4 ст. 33, п. "б" ч. 3 ст. 161 УК РФ как подстрекательство к совершению группой лиц по предварительному сговору грабежа чужого имущества в крупном размере с незаконным проникновением в жилище.