1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

4. Частное постановление суда о нарушении норм уголовно-процессуального закона при расследовании дела признано законным и обоснованным (И з в л е ч е н и е) Следственными органами Айнутдинов обвинялся в том, что 1 марта 1999 г. в г. Ульяновске совершил разбойное нападение на Кузнецова и убил его (п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ). Судом присяжных Ульяновского областного суда 14 июля 2000 г. Айнутдинов оправдан за недоказанностью участия в совершении преступлений. Одновременно по делу было вынесено частное постановление, в котором суд присяжных обратил внимание следователя отдела по расследованию особо важных дел прокуратуры Ульяновской области на допущенное им нарушение уголовно-процессуального закона при расследовании дела. Об этом же доведено до сведения прокурора Ульяновской области. Прокурор в частном протесте просил отменить постановление суда присяжных, считая вывод суда о нарушении уголовно-процессуального закона основанным на односторонних доказательствах, пояснениях адвоката, подсудимого Айнутдинова и его законного представителя. По мнению прокурора, показания следователя, проводившего допрос Айнутдинова, имели существенное значение для выяснения вопроса о допустимости этого доказательства, нарушения требований ст. 47 УПК РСФСР об участии защитника в уголовном судопроизводстве не допущено. Кассационная палата Верховного Суда РФ 24 октября 2000 г. частное постановление суда присяжных оставила без изменения, а частный протест - без удовлетворения, указав следующее. В соответствии с ч. 3 ст. 435 УПК РСФСР председательствующий судья обязан решить вопрос об исключении из разбирательства дела в суде присяжных всякого доказательства, полученного с нарушением закона, а в случае, если состоялось исследование доказательств, признать такое доказательство не имеющим юридической силы, а состоявшееся его исследование - недействительным. При исследовании во время разбирательства дела протокола допроса Айнутдинова в качестве подозреваемого от 3 марта 1999 г. требования названного закона председательствующим судьей выполнены в полном объеме. Как видно из материалов дела и протокола судебного заседания, адвокат Г., с которым родственники Айнутдинова заключили соглашение на его защиту, заявил ходатайство о признании протокола допроса Айнутдинова в качестве подозреваемого недопустимым доказательством, поскольку, по мнению адвоката, допрос произведен с нарушением закона, а именно в ночное время и без его (адвоката) извещения. Данное ходатайство председательствующим судьей обоснованно удовлетворено. Согласно материалам дела 2 марта 1999 г. при допросе свидетель Б. указал на несовершеннолетнего Айнутдинова как на лицо, совершившее убийство Кузнецова. В связи с этим 3 марта утром в квартире Айнутдинова был произведен обыск с целью изъятия вещей и орудия преступления, имеющих отношение к делу. В то же время у него изъяли его одежду и обувь, а сам он в течение всего дня находился в помещении РУВД, где с ним проводились следственные мероприятия - допросы, в том числе и очные ставки со свидетелями, т. е. фактически Айнутдинов был задержан и являлся подозреваемым по делу. Однако, несмотря на эти обстоятельства, следователь производил допросы несовершеннолетнего Айнутдинова в качестве свидетеля, не разъяснил ему права подозреваемого, не допустил к участию в проведении следственных действий адвоката Г. В последующем, уже в ночное время (в 22 час. 20 мин.), 3 марта 1999 г. Айнутдинов был задержан в качестве подозреваемого официально и допрошен с участием дежурного адвоката, а не приглашенного родственниками Айнутдинова адвоката Г., хотя данный допрос не вызывался необходимостью, поскольку несовершеннолетний, фактически являясь подозреваемым, до этого допроса более 12 часов находился в помещении РУВД. Факт допроса Айнутдинова в качестве подозреваемого в частном протесте не оспаривается. Поэтому вызов следователя в суд для дачи показаний по данным обстоятельствам не вызывался необходимостью. Таким образом, судом установлено, что Айнутдинов действительно являлся подозреваемым по делу не со времени составления протокола о задержании в порядке ст. 122 УПК РСФСР, а с утра 3 марта - момента его реального задержания, когда в отношении него были проведены действия, направленные на выявление уличающих фактов и обстоятельств: обыск, изъятие его одежды и обуви, удерживание его в течение всего дня в помещении РУВД, где с ним проводились следственные мероприятия - допросы, в том числе и очные ставки со свидетелями. При таких обстоятельствах Айнутдинову необходимо было безотлагательно предоставить помощь адвоката Г., с которым родственники заключили соглашение, однако органы предварительного следствия этого не сделали. Айнутдинов допрошен в качестве подозреваемого без участия упомянутого адвоката, чем нарушено его право на защиту. ____________
 

Поиск в номере