1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Раздел дома означает прекращение общей долевой собственности, поэтому положения ст. 250 ГК РФ о праве преимущественной покупки не применяются (И з в л е ч е н и е) Собственниками жилого дома в г. Казани в равных долях являлись Г. и К. (умерший 3 июля 1993 г.). 22 октября 1998 г. наследникам К-вым (мать, сын и дочь) были выданы свидетельства о праве на наследство по закону. 22 сентября 1998 г. Г. по договору дарения произвела отчуждение принадлежащей ей 1/2 доли жилого дома З-вым. К-вы, а также Ф. обратились в суд к Г. и З-вым с иском о признании договора дарения половины жилого дома недействительным и переводе на них прав покупателей. Заявители утверждали, что договор дарения прикрывает договор купли-продажи, так как Г. с 1997 года предпринимала действия по продаже половины дома, оформила ее отчуждение путем оформления договора дарения, потому что не желала продавать свою часть им. Г., возражая против иска, обращала внимание суда на то, что жилой дом был разделен в семидесятые годы между прежними сособственниками и каждый из них пользовался принадлежащей ему частью дома. Она произвела отчуждение половины дома, передав ее безвозмездно по договору дарения З-вым. З-вы иск также не признали и пояснили, что половина дома передана им безвозмездно. Решением Авиастроительного районного суда г. Казани от 15 марта 1999 г. иск удовлетворен договор дарения от 22 сентября 1998 г., заключенный между Г. и З-ми, признан недействительным, права и обязанности покупателей переведены на К-вых с оплатой 52 808 руб. по инвентарной стоимости половины дома. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 30 апреля 1999 г. решение оставлено без изменения. Определением того же районного суда от 29 июня 1999 г. решение суда разъяснено указанием о переводе прав и обязанностей покупателей на К-вых с оплатой 52 808 руб. Г. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 3 августа 1999 г. определение суда оставлено без изменения. Президиум Верховного суда Республики Татарстан 26 октября 2000 г. протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ об отмене всех вынесенных решений и направлении данного дела для рассмотрения в суд первой инстанции удовлетворил по следующим основаниям. Суд пришел к выводу о том, что договором дарения прикрыт договор купли-продажи половины дома, поэтому признал договор дарения недействительным. Он считал, что К-вы, являясь участниками долевой собственности, имели преимущественное право покупки дома и перевода прав и обязанностей покупателя на себя в соответствии со ст. 250 ГК РФ. Суд также в нарушение положений ст. 197 ГПК РСФСР не привел в мотивировочной части решения доказательства, на основании которых он сделал вывод о том, что сособственники дома являются участниками общей долевой собственности, хотя данное обстоятельство имеет юридическое значение для дела. Согласно ч. 1 ст. 250 ГК РФ преимущественное право покупки имеют лишь участники общей долевой собственности. Пленум Верховного Суда РФ в подп. "а" п. 6 постановления N 4 от 10 июня 1980 г. "О некоторых вопросах, возникших в практике рассмотрения судами споров о выделе доли собственнику и определении порядка пользования домом, принадлежащим гражданам на праве общей собственности" (с последующими изменениями и дополнениями) разъяснил, что выдел (раздел) участнику общей собственности принадлежащей ему доли означает передачу в собственность истцу определенной изолированной части жилого дома и построек хозяйственного назначения, соответствующих его доле, а также означает утрату им права на эту долю в общем имуществе (ст. 252 ГК РФ). Таким образом, раздел дома влечет прекращение общей долевой собственности, поэтому в этих случаях положения ст. 250 ГК РФ о праве преимущественной покупки не применяются. Ответчица Г. в своих возражениях против иска ссылалась на то, что раздел жилого дома был произведен в 1973 году супругами М. Данное обстоятельство подтверждено решением Ленинского районного суда г. Казани от 12 апреля 1989 г., однако суд не дал оценки этому факту. Поскольку при вынесении решения и определения судом допущено неправильное применение и толкование норм материального права и существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, решение подлежит отмене. Президиум Верховного суда Республики Татарстан решение и определение Авиастроительного районного суда г. Казани и определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан отменил и дело направил для рассмотрения в суд первой инстанции. ____________
 

Поиск в номере