1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

4. Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное следует квалифицировать как мошенничество (И з в л е ч е н и е) Раменским городским судом Московской области 10 апреля 2000 г. Конопатов осужден по пп. "в", "г" ч. 2 ст. 159, ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ. Конопатов признан виновным в том, что склонял Блинову к даче взятки судье, рассматривавшему дело ее сына, и прокурору, поддерживавшему обвинение по этому же делу, - каждому по 4 млн. неденоминированных рублей, одновременно он требовал передать ему в качестве оплаты за участие в процессе в качестве защитника Блинова А. 3 млн. неденоминированных рублей. Являясь адвокатом юридической консультации и осуществляя защиту Блинова А. по уголовному делу в суде, он 23 апреля 1997 г. около 10 час встретился в зале суда с матерью своего подзащитного Блиновой и, предлагая свои услуги в качестве посредника за смягчение наказания по приговору суда, стал склонять ее к даче взятки в размере 4 млн. рублей судье, рассматривавшему дело, и 4 млн. рублей прокурору, поддерживавшему обвинение, а также потребовал передать ему в качестве оплаты за участие в рассмотрении дела 3 млн. неденоминированных рублей, угрожая, что в противном случае Блинов А. получит по приговору максимальное наказание. Блинова согласилась с предложением Конопатова, но заявила, что не располагает требуемой суммой. Адвокат с умыслом на завладение денежными средствами Блиновой предложил, что он передаст судье и прокурору из своих личных средств 8 млн. рублей, а она напишет расписку о взятых у него взаймы 11 млн. рублей, при этом он не намеревался отдавать деньги указанным лицам. В период с 23 апреля 1997 г. по октябрь 1998 г. Блинова, полагавшая, что действительно должна оплатить труд адвоката, а также вернуть деньги, которые он, как считала Блинова, вместо нее отдал судье и прокурору, каждый месяц передавала Конопатову по 500 тыс. рублей, выплатив ему всего по расписке 6 млн. рублей. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об изменении приговора суда, считая, что уголовный закон применен неправильно и размер ущерба, причиненного в результате мошенничества, меньше, чем установил суд. Президиум Московского областного суда 18 января 2001 г. протест удовлетворил, указав следующее. Как видно из материалов дела, защиту Блинова А. в судебном заседании Конопатов осуществлял в порядке ст. 49 УПК РСФСР (предусматривающей обязательное обеспечение судом участие защитника в судебном разбирательстве в случае, когда он не приглашен самим обвиняемым). Вопрос же о размере оплаты его услуг как адвоката в случае согласия Блиновой оплатить их подлежал разрешению по согласованию с ней. Последняя согласилась оплатить юридические услуги Конопатова, причем в указанной им сумме - 3 млн. руб. В связи с этим данная сумма не может быть признана предметом мошенничества, а потому размер ущерба от мошеннических действии Конопатова подлежит уменьшению на 3 млн. рублей, т. е. до 8 млн. рублей. Кроме того, Конопатов, заставив Блинову написать долговую расписку за якобы переданные деньги (8 млн. рублей) в качестве взятки судье и прокурору, фактически (как указано в приговоре) совершил подстрекательство к даче взятки, а затем, обманным путем получая по этой расписке деньги, совершил мошенничество, не намереваясь отдавать кому-либо эту сумму. Согласно п. 21 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе", если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Таким образом, действия Конопатова, связанные с получением от Блиновой долговой расписки на 8 млн. рублей, должны быть расценены как часть его мошеннических действий по введению потерпевшей в заблуждение с целью последующего завладения ее деньгами. Принимая же во внимание, что позднее по расписке Конопатов фактически получил от Блиновой 6 млн. рублей, его действия в отношении потерпевшей следует квалифицировать как состав оконченного преступления - мошенничества - по пп. "в", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ. Осуждение же Конопатова по ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ подлежит исключению как излишне вмененное. С учетом изложенного приговор в части осуждения Конопатова по ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ отменен, размер ущерба, причиненного им в результате совершения преступления, предусмотренного пп. "в", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ, уменьшен до 8 млн. неденоминированных рублей. ____________
 

Поиск в номере