1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

1. В соответствии с ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы. Это требование закона применимо и в случае назначения наказания по совокупности приговоров (И з в л е ч е н и е) Судом Чукотского автономного округа 1 октября 1999 г. Буртовой (ранее судимый 30 ноября 1998 г. по ч. 1 ст. 166, п. "а" ч. 2 ст. 213, пп. "б", "д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к трем годам шести месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком три года) осужден по ч. 3 ст. 213 УК РФ к четырем годам шести месяцам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 74 УК РФ ему отменено условное осуждение, назначенное по приговору от 30 ноября 1998 г., и в соответствии с требованиями ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения неотбытой части наказания окончательно назначено пять лет шесть месяцев лишения свободы. Срок отбывания наказания Буртовому исчислен с 24 сентября 1999 г., ему зачтено время содержания под стражей по настоящему делу с 24 по 26 февраля 1999 г. Согласно приговору Буртовой, ранее судимый за хулиганство, признан виновным в совершении хулиганских действий группой лиц по предварительному сговору, с угрозой и применением насилия к гражданам, с применением предметов, используемых в качестве оружия. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 24 февраля 2000 г. приговор суда оставила без изменения. Постановлением судьи суда Чукотского автономного округа 5 июля 2000 г. жалоба Буртового, в которой он просил о зачете в срок наказания содержания его под стражей в качестве меры пресечения с 21 февраля по 30 ноября 1998 г. по первому приговору и до постановления данного приговора, оставлена без удовлетворения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о зачете в срок наказания, назначенного Буртовому по совокупности преступлений, дополнительного срока содержания под стражей с 21 февраля по 30 ноября 1998 г., т. е. девять месяцев и девять дней. Президиум Верховного Суда РФ 28 февраля 2001 г. протест удовлетворил по следующим основаниям. Как видно из материалов дела, Буртовой в период отбывания наказания по приговору от 30 ноября 1998 г. 23 февраля 1999 г. совершил другое преступление, за что по ч. 3 ст. 213 УК РФ по настоящему приговору осужден к четырем годам шести месяцам лишения свободы. Отменив условное осуждение по предыдущему приговору и назначая наказание на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения неотбытой части наказания, суд ошибочно сделал вывод о том, что время содержания Буртового под стражей в качестве меры пресечения по делу, рассмотренному 30 ноября 1998 г., не подлежит зачету, и окончательно назначил осужденному пять лет шесть месяцев лишения свободы. В силу ст. 70 УК РФ неотбытой частью наказания по предыдущему приговору считается при условном осуждении весь срок наказания, в том числе и с учетом нахождения лица под стражей в порядке меры пресечения. На основании требований ч. 3 ст. 72 УК РФ время содержания под стражей до судебного разбирательства засчитывается в срок лишения свободы. Поскольку до вынесения первого приговора, постановленного судом 30 ноября 1998 г., Буртовой содержался под стражей с 21 февраля по 30 ноября 1998 г., т. е. девять месяцев и девять дней, этот срок подлежит зачету из расчета один день за один в счет назначенного Буртовому окончательного наказания по совокупности приговоров. ____________
 

Поиск в номере