1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

6. Вывод суда о взыскании в пользу истца недополученной пенсии лишь за 12 месяцев, предшествующих обращению за перерасчетом, признан неправильным (И з в л е ч е н и е) П. обратился в суд с иском к управлению внутренних дел (УВД) Брянской области, учреждению ИЗ-27/1 Управления исполнения наказаний Минюста России о перерасчете пенсии и других выплат, ссылаясь на то, что 1 декабря 1996 г. он был уволен из органов внутренних дел с должности старшего оперуполномоченного указанного учреждения по причине ограниченного состояния здоровья; при выплате ему выходного пособия не было учтено увеличение должностного оклада на 25%. Поэтому заявитель просил взыскать с ответчика недоплаченную сумму с учетом индексации и проценты за пользование чужими денежными средствами. В последующем истец уточнил свои требования, пояснив, что в результате действий ответчика ему не только недоплачено выходное пособие, но и неправильно начислены пенсия, компенсационные выплаты за вред, причиненный здоровью, страховые суммы по обязательному страхованию. Кроме того, он просил обязать ответчика внести изменения в запись денежного аттестата с учетом увеличения оклада на 25% с момента увольнения его на пенсию, а также взыскать недополученную им сумму и пени. Решением Советского районного суда г. Брянска от 3 апреля 2000 г. иск удовлетворен частично: с УВД Брянской области в пользу истца взыскано 257 руб. 48 коп. (недополученная пенсия), в удовлетворении остальной части требований отказано. В кассационном порядке дело не рассматривалось. Постановлением президиума Брянского областного суда от 6 сентября 2000 г. протест прокурора области об отмене решения суда первой инстанции оставлен без удовлетворения. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 29 июня 2001 г. протест заместителя Генерального прокурора РФ, в котором ставился вопрос об отмене судебных постановлений, удовлетворила, указав следующее. Как видно из материалов дела, на момент увольнения истца из органов внутренних дел должностные оклады сотрудников органов внутренних дел уже включали надбавку в 25% за службу в органах внутренних дел. Данная надбавка установлена приказом начальника УВД области во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 7 декабря 1994 г. N 1349 "О дополнительных мерах по усилению социальной защиты личного состава Вооруженных Сил Российской Федерации, внутренних войск и органов внутренних дел" и приказа министра внутренних дел Российской Федерации от 31 декабря 1994 г. N 450, предоставляющих такое право начальникам органов внутренних дел. Руководствуясь ст. 43 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. N 4468-I "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" (в ред. от 6 декабря 2000 г.), согласно которой пенсии уволенным со службы работникам органов внутренних дел начисляются из их денежного довольствия, включающего оклады по должности, воинскому и специальному званию и процентную надбавку за выслугу лет, учитывая, что пенсия истцу начислена без учета надбавки, суд пришел к правильному выводу, что исчисление пенсии должно производиться из фактического размера оклада по должности, установленного на момент увольнения. Отказ в перерасчете пенсии за весь период получения ее истцом в меньшем размере суд обосновал требованием ст. 55 этого же Закона, в соответствии с которой при наступлении обстоятельств, влекущих изменение размеров пенсии, перерасчет пенсии производится с первого числа месяца, следующего за тем месяцем, в котором наступили указанные обстоятельства. В случае если пенсионер приобрел право на повышение пенсии, разница между новым и прежним размерами пенсии при несвоевременном его обращении может быть выплачена ему за прошлое время, но не более чем за 12 месяцев, предшествующих дню обращения за перерасчетом. Установив, что истец подал заявление о перерасчете пенсии 30 декабря 1998 г., суд пришел к выводу о необходимости взыскания неполученной пенсии только за период с 1 декабря 1997 г. по 30 декабря 1998 г. Однако с таким выводом суда и правомерностью применения данной нормы Закона согласиться нельзя, как и с доводом президиума областного суда о том, что оснований для применения ст. 58 названного Закона (в силу которой сумма пенсии, не полученная пенсионером своевременно по вине органа, назначающего или выплачивающего пенсию, выплачивается за прошлое время без ограничения каким-либо сроком) не имеется. По смыслу ст. 55 во взаимосвязи со ст.ст. 53 и 54 указанного Закона ограничение срока выплаты пенсии в повышенном размере 12 месяцами законодатель связывает с поведением заявителя, который несвоевременно обратился по вопросу ее увеличения, т. е. не воспользовался своим правом потребовать перерасчет пенсии с момента возникновения новых обстоятельств. При этом резюмируется добросовестное выполнение своих обязанностей органом, начисляющим пенсию. В ст. 58 Закона речь идет об ответственности органа, назначающего или выплачивающего пенсию, когда по его вине пенсионер был лишен своего права на получение определенной суммы пенсии. В данном случае истец своевременно обратился за начислением пенсии, которая должна быть начислена ему в полном объеме, однако пенсия неправильно назначена П. по вине пенсионной службы, которая при определении размера выплаты не учитывала надбавку в 25% к должностному окладу. Поскольку размер пенсии определен неправильно по вине ответчиков, вследствие чего истец лишился права на пенсионное обеспечение в установленном законом размере, суду при рассмотрении спора следовало руководствоваться ст. 58 Закона. При таких обстоятельствах судебные постановления нельзя признать законными и обоснованными, они подлежат отмене. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Советского районного суда г. Брянска, постановление президиума Брянского областного суда отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции. ____________