1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

2. Кассационное определение отменено как не соответствующее требованиям уголовно-процессуального закона (И з в л е ч е н и е) Калужским областным судом 11 января 2001 г. Щеглов осужден по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, по ч. 1 ст. 285 УК РФ оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления. Он признан виновным в получении взятки. Щеглов, являясь должностным лицом (работал в должности оперуполномоченного ОЭП ОВД Дзержинского района Калужской области), в июне 1996 г. проводил проверку сведений о злоупотреблении своими полномочиями главного бухгалтера филиала АО "Калугаоблгаз" - "Кондровомежрайгаз" Ефимовой и обнаружил ряд противоправных действий, допущенных проверяемой и иными лицами. Во второй половине июня 1996 г. бухгалтер "Кондровомежрайгаз" Григорьева, действуя в интересах главного бухгалтера этого филиала Ефимовой, а также постороннего филиалу лица Бобрышева, предложила Щеглову за прекращение проверки взятку в виде однокомнатной квартиры стоимостью 30 млн. неденоминированных рублей, которую продавали ее соседи Самодуровы, с чем тот согласился. 2 июля 1996 г. Самодурова и Щеглов заключили письменный договор купли-продажи однокомнатной квартиры, в котором стоимость квартиры по оценке бюро технической инвентаризации указана 13 684 тыс. неденоминированных рублей. Щеглов денег за квартиру Самодуровым не платил, а вместо него Григорьева отдала Самодуровым 30 млн. рублей. В августе 1996 г. Щеглов за прекращение проверки потребовал от Григорьевой еще и гараж. Она согласилась. Постановлением городской управы от 12 сентября 1996 г. земельный участок, расположенный под гаражом, был закреплен в бессрочное пользование за Щегловым. Купленный для него Григорьевой гараж Щеглов зарегистрировал как свою собственность. После получения взятки в виде однокомнатной квартиры и гаража Щеглов проведение проверки в филиале АО "Калугаоблгаз" - "Кондровомежрайгаз" незаконно прекратил, о чем 22 января 1997 г. вынес постановление о прекращении оперативного дела, при этом скрыв и не приобщив к материалам часть официальных документов, полученных им в ходе проверки, которые свидетельствовали о фактах противоправной деятельности главного бухгалтера филиала Ефимовой и Бобрышева. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 апреля 2001 г. приговор в части осуждения Щеглова по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение, в остальной части приговор оставила без изменения. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение. Президиум Верховного Суда РФ 18 июля 2001 г. удовлетворил протест, указав следующее. Суд квалифицировал действия Щеглова по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ - как получение должностным лицом через посредника взятки в виде имущества в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателей, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица. Отменяя приговор в части осуждения Щеглова по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ, кассационная инстанция указала в определении, что в изложенных в приговоре выводах суда имеются существенные противоречия, которые могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного, на правильность применения уголовного закона или на определение меры наказания, что в соответствии со ст. 344 УПК РСФСР является основанием к отмене приговора. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ сослалась на такие обстоятельства. Органы следствия в постановлении о привлечении Щеглова в качестве обвиняемого и обвинительном заключении при изложении фактических обстоятельств получения им взятки указали, что Григорьева, действуя в интересах Ефимовой и иных лиц: Бобрышева, Тупицина, Иванова, Багумяна, Кузнецова и Печникова, предложила Щеглову взятку в сумме 30 млн. неденоминированных рублей, чтобы он прекратил производство проверки, а впоследствии он получил в виде взятки: 2 июня 1996 г. - квартиру, в сентябре 1996 г. - гараж, и квалифицировали действия Щеглова по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ как получение должностным лицом лично взятки в виде денег и имущества в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица. В описательной части приговора обстоятельства совершенного Щегловым преступления изложены аналогично, за исключением списка лиц, который был ограничен судом лишь Ефимовой и Бобрышевым. Таким образом, исходя из содержания описательной части приговора, взяткодателем по делу являлась Григорьева. Однако, давая правовую оценку совершенному осужденным деянию, суд в мотивировочной части приговора признал взяткодателями не Григорьеву, а Ефимову и Бобрышева, которые согласно выводу суда давали Григорьевой деньги для дачи взятки работникам милиции, и квалифицировал действия Щеглова по п. "г" ч. 4 ст. 290 УК РФ как получение должностным лицом через посредника взятки в виде имущества в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателей, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица. Приведенные противоречия в выводах суда относительно конкретизации взяткодателей, по мнению кассационной инстанции, являются существенными, поскольку, исходя из диспозиций уголовных законов, предусматривающих ответственность за получение взятки и действовавших на момент совершения преступления и рассмотрения дела судом, эти противоречия могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного и на правильность применения к Щеглову уголовного закона. С оценкой же кассационной инстанции, изложенной в определении, согласиться нельзя. В соответствии со ст. 345 УПК РСФСР существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются такие нарушения требований статей УПК РСФСР, которые путем лишения или стеснения гарантированных законом прав участников процесса при рассмотрении дела или иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора. В кассационном определении не указано на нарушение судом прав участников процесса, которые помешали бы суду всесторонне разобрать дело. Более того, кассационная инстанция сослалась на то, что фактические обстоятельства приобретения Щегловым квартиры и гаража в постановлении о привлечении его в качестве обвиняемого в обвинительном заключении и в описательной части приговора изложены аналогично, т. е. отмечено, что Григорьева действовала в интересах Ефимовой и Бобрышева. В соответствии со ст. 290 УК РФ, как и со ст. 173 УК РСФСР, действовавшей во время совершения инкриминируемых Щеглову деяний, предусмотрена уголовная ответственность за получение взятки должностным лицом лично или через посредника. В возбуждении уголовного дела в отношении Григорьевой, Ефимовой и Бобрышева по факту дачи взяток Щеглову отказано в связи с их добровольным сообщением о даче взяток. Оценки этому постановлению в кассационном определении не дано. При таких обстоятельствах кассационное определение отменено, а дело передано на новое кассационное рассмотрение. ____________