1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

1. Ошибочная оценка судом фактических обстоятельств дела повлекла переквалификацию действий осужденной с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ст. 107 УК РФ (И з в л е ч е н и е) Тужинским районным судом Кировской области Ахпайдерова осуждена по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Она признана виновной в убийстве своего мужа Ахпайдерова В. Как указано в приговоре, 29 сентября 1999 г. между супругами Ахпайдеровыми произошла ссора из-за систематического злоупотребления спиртными напитками мужа и его возвращения с работы в нетрезвом состоянии. Во время ссоры пьяный Ахпайдеров В. с перерывами во времени несколько раз избивал Ахпайдерову, затем схватил ее за плечо со сломанной ключицей, причинив ей сильную боль. Она убежала на кухню, однако словесная ссора между ними с обоюдными оскорблениями продолжалась. Тогда Ахпайдерова взяла с плиты печки нож и умышленно нанесла мужу удар ножом в грудь, в область сердца. От полученного повреждения Ахпайдеров В. скончался через несколько минут на месте происшествия. Заместитель Председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации действий Ахпайдеровой с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ст. 107 УК РФ. Президиум Кировского областного суда 27 июня 2001 г. протест удовлетворил, указав следующее. Вывод суда о виновности Ахпайдеровой в убийстве мужа, ответственность за которое предусмотрена ст. 105 УК РФ, основан на неполной оценке собранных по делу доказательств и сделан без учета мотивов ее действий. Как видно из показаний осужденной, скандалы с мужем происходили с 1983 года. После рождения сына муж успокоился и они жили нормально. С 1994 года муж снова стал ей изменять, злоупотреблять спиртными напитками, приходил поздно, скандалил, дрался, доводил до слез. В 1997 году он сломал ей руку, она решила покончить с собой и пошла к реке топиться, но ее вытащили из воды. 8 марта 1999 г. муж ее снова избил. Она неоднократно просила его уйти из семьи. 29 сентября 1999 г. Ахпайдеров В. пришел домой пьяный, между ними снова возникла ссора, он несколько раз толкнул ее на диван, хлестал фуфайкой. В квартиру зашел Мурсатов Н., стал успокаивать мужа, но он продолжал ее оскорблять, пнул в живот, ударил в грудь. Она побежала от него. Он догнал ее, схватил и сильно дернул за кольца, фиксирующие ее сломанную ключицу. Она закричала от боли, а он угрожал сломать ей вторую ключицу. Как пояснила Ахпайдерова в тот момент она была сильно взволнована от оскорблений, боли и обиды. В глазах у нее потемнело, что делала дальше, как ударила мужа, не помнит. Помнит, что нож лежал на печке. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта от 1 октября 1999 г. у Ахпайдеровой обнаружены три кровоподтека на левой грудной железе, на передней поверхности правого плечевого сустава и в области лобка. Эти повреждения были причинены твердыми тупыми предметами, имеют давность 2-3 дня до осмотра. Кровоподтек в области плечевого сустава мог образоваться от надавливания пальцем, при этом Ахпайдерова испытывала сильную боль из-за сломанной ключицы. Кровоподтеки в области грудной железы и живота могли быть причинены ударами кулака в грудь и ногой в живот. Как указано в акте амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы, Ахпайдерова находилась в состоянии эмоционального возбуждения, но глубина его не достигала степени выраженности аффекта. Несовершеннолетний свидетель - сын Ахпайдеровых Алексей в суде пояснял, что родители часто ссорились, когда отец приходил с работы пьяный. Летом 1997 года отец ударил маму по руке, она убежала топиться, но ее вытащили из воды. Им с мамой часто приходилось уходить из дома во время скандалов. Как видно из материалов дела, свидетели Мурсатова З.Н., Мурсатова И.С., Мурсатов Н.В., Соколова, Мурсатова Г.А., Щеглов подтвердили, что между супругами Ахпайдеровыми часто бывали ссоры, они видели у Ахпайдеровой синяки, она говорила, что ее избивает муж. Таким образом, из материалов дела видно, что Ахпайдерова совершила убийство мужа в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным и аморальным поведением потерпевшего, поскольку насилие и издевательства со стороны последнего были как накануне, так и в день убийства, когда Ахпайдеров В. пришел домой в состоянии алкогольного опьянения, стал оскорблять ее, избил, причинив ей телесные повреждения. Как пояснила Ахпайдерова в своих первоначальных показаниях, она была сильно взволнована от оскорблений, боли и обиды, от волнения она не помнила своих действий, помнила только, что нож лежал на печке, видела падение мужа, его рану и кровь и поняла, что ударила ножом. Указание экспертов на то, что Ахпайдерова не находилась в состоянии физиологического аффекта, не может в конкретном случае быть решающим, так как правовую оценку душевного состояния осужденной в момент преступления дает суд. Президиум областного суда считает, что при таких обстоятельствах незначительный разрыв во времени между противозаконными действиями потерпевшего Ахпайдерова В. и убийством не исключает возможности квалифицировать действия Ахпайдеровой по ст. 107 УК РФ как убийство, совершенное в состоянии аффекта. ____________