1996 год

1997 год

1998 год

1999 год

2000 год

2001 год

2002 год

2003 год

2004 год

2005 год

2006 год

Поиск по БВС

1. Пункт 4 постановления Правительства Российской Федерации от 11 мая 2001 г. N 368 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов" признан недействительным (И з в л е ч е н и е) В связи с изданием Федерального закона от 29 декабря 2000 г. N 169-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления" и Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" Правительством Российской Федерации 11 мая 2001 г. было принято постановление N 368 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов", в п. 4 которого, в частности, предусмотрено, что лицензии на заготовку, переработку и реализацию лома цветных и черных металлов в части, относящейся к лому черных металлов, выданные в установленном порядке до принятия настоящего постановления, действительны в течение трех месяцев после его официального опубликования. Национальная ассоциация "Операторы рынка цветных и черных металлов" обратилась в Верховный Суд РФ с заявлением о признании недействительным приведенного выше п. 4 постановления Правительства, сославшись на то, что он противоречит требованиям Конституции Российской Федерации, а также ст.ст. 8 и 13 Федерального закона от 25 сентября 1998 г. N 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (в ред. от 29 декабря 2000 г.) и нарушает права членов ассоциации по осуществлению лицензируемой деятельности, связанной с заготовкой, переработкой и реализацией лома черных металлов. Верховный Суд РФ 10 августа 2001 г. в удовлетворении заявленного требования отказал. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ 25 сентября 2001 г. кассационный протест прокурора Генеральной прокуратуры РФ и кассационную жалобу заявителя, в которых ставился вопрос об отмене решения, считая выводы суда о соответствии закону оспоренного акта ошибочными, удовлетворила по следующим основаниям. Верховный Суд РФ, принимая решение, исходил из того, что действие ранее выданных (в том числе и заявителю) лицензий на занятие деятельностью, связанной с заготовкой, переработкой и реализацией лома цветных и черных металлов, прекращается в связи с тем, что Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления" и Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" такой вид деятельности (лицензируемой деятельности) прекращен и вместо него введены два новых вида: заготовка, переработка и реализация лома цветных металлов и заготовка, переработка и реализация лома черных металлов, на занятие каждым из которых требуется получение соответствующей лицензии. С таким выводом суда первой инстанции согласиться нельзя. Во-первых, упомянутый Федеральный закон не исключил из подлежащих лицензированию ни деятельность по заготовке, переработке и реализации лома цветных металлов, ни деятельность по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов, а лишь сделал их самостоятельными, требующими получения соискателями лицензии двух лицензий: отдельно по операциям, связанным с ломом цветных металлов и ломом черных металлов, а не одну общую лицензию для операций, связанных с двумя видами вторичного сырья, как это было предусмотрено Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности" до внесения в него названным Законом изменений. Во-вторых, после внесения указанных изменений, естественно, что соискатель лицензии в силу ст. 2 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" обязан обращаться в лицензирующий орган с заявлением о выдаче лицензии отдельно на каждый вид деятельности (как требует ст. 7 этого же Федерального закона). Вопрос о действительности ранее выданных лицензий (единых лицензий) лицам на право осуществления деятельности по заготовке, переработке и реализации лома цветных металлов и лома черных металлов должен был разрешить сам законодатель либо по его прямому поручению Президент Российской Федерации, либо Правительство Российской Федерации, полномочные согласно ст. 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", в частности, определять порядок осуществления лицензирования и утверждать положения о лицензировании конкретных видов деятельности. Указаний Президенту Российской Федерации и Правительству Российской Федерации по решению данного вопроса Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления" и Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" не содержит, а требование ст. 3 названного Закона о приведении нормативных правовых актов в двухмесячный срок в соответствие с настоящим Федеральным законом нельзя считать таким поручением. Во исполнение требования упомянутой статьи Правительство правомерно признало утратившими силу свое постановление от 15 июля 1999 г. N 822 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома цветных и черных металлов" и акты о внесении изменений и дополнений в это постановление. Взамен него 11 мая 2001 г. утверждены Положение о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов и Положение о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома цветных металлов. Признание оспоренным постановлением недействительными по истечении трех месяцев после официального его опубликования лицензий на заготовку, переработку и реализацию лома цветных и черных металлов, но до истечения предусмотренного в момент выдачи этих лицензий срока их действия, аналогично по существу аннулированию лицензий, что приводит к лишению их юридической силы, а это в свою очередь влечет прекращение права лицензиата на осуществление лицензируемого (лицензируемых) вида (видов) деятельности. Поэтому вывод суда первой инстанции о том, что вопрос об аннулировании ранее выданных на прекращенный вид деятельности лицензий Правительством Российской Федерации в оспариваемом постановлении не решался, является несостоятельным. Перечень оснований аннулирования лицензий изложен в п. 3 ст. 10 и в ст. 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" и является исчерпывающим. Федеральным законом изменения в эти нормы внесены не были, дополнительных оснований для аннулирования (прекращения действия) лицензий не появилось. Следовательно, Правительство неправомерно вмешалось в конкретные взаимоотношения лицензирующего органа и лицензиатов, связанные с прекращением действия выданных ранее лицензий, срок действия которых не истек. С учетом изложенных обстоятельств Кассационная коллегия Верховного Суда РФ не может согласиться с выводом суда первой инстанции о том, что Правительство Российской Федерации, издав оспоренную норму, не превысило свои полномочия. Ошибочным в силу приведенных выше мотивов является и вывод Верховного Суда РФ о том, что п. 4 постановления Правительства принят в полном соответствии с полномочиями, которыми оно наделено в ст. 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" (имеется в виду полномочие по утверждению положений о лицензировании конкретных видов деятельности). При разрешении возникшего спора суд первой инстанции необоснованно сослался на ст. 7 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", согласно которой лицензия выдается отдельно на каждый вид деятельности. Действие этой нормы (исходя из ее смысла) применимо для соискателя лицензии, который получает ее либо впервые, либо при аннулировании ранее выданной лицензии, произведенном в порядке и по основаниям, предусмотренным в законе. В рассматриваемом случае обязанность получить отдельные лицензии на право осуществления деятельности по заготовке, переработке и реализации лома как цветных, так и черных металлов у лиц, имеющих одну лицензию на право осуществления этих двух видов деятельности, может возникнуть либо при аннулировании лицензии в установленном законом порядке, либо по истечении срока действия этой лицензии. Отказывая в удовлетворении заявленного требования, Верховный Суд РФ руководствовался также абз. 2 п. 3 ст. 49 ГК РФ, в силу которого право юридического лица осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента получения такой лицензии или в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. На основании данной нормы суд посчитал, что принятие Правительством Российской Федерации нормативного правового акта о прекращении действия лицензии до истечения срока ее действия правомерно. Однако Кассационная коллегия считает такой вывод суда ошибочным, сделанным без учета положений п. 3 ст. 10 и ст. 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", а также того обстоятельства, что в Федеральном законе от 29 декабря 2000 г. N 169-ФЗ законодатель не наделил Правительство полномочиями по определению (тем более по сокращению) срока действия ранее выданных лицензий. Не учтен судом и тот факт, что Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" введен в действие после Гражданского кодекса Российской Федерации, а в случае имеющихся противоречий в положениях федеральных законов действует закон, принятый позднее. Кроме того, как указано выше, абз. 2 п. 3 ст. 49 ГК РФ не наделяет Правительство Российской Федерации правом вмешиваться в конкретные правоотношения лицензиата и лицензирующего органа, сокращая сроки выданных в законном порядке лицензий. Определяя сферу действия Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", законодатель в ст. 1 указал, что этот Закон регулирует отношения, возникающие в связи с осуществлением лицензирования отдельных видов деятельности, и направлен на обеспечение единой государственной политики при осуществлении лицензирования, при регулировании и защите прав граждан, защите их законных интересов, а также на установление правовых основ единого рынка. По мнению суда первой инстанции, положения ст.ст. 8 и 13 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" не имеют отношения к рассматриваемому случаю. Однако этот вывод суда ошибочен. Согласно ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Предусмотренные ст. 34 Конституции Российской Федерации право каждого на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности и право заниматься отдельными видами деятельности на основании специального разрешения (лицензии) (ч. 3 п. 1 ст. 49 ГК РФ) могут быть ограничены лишь федеральным законом. Оспоренное положение нормативного правового акта Правительства Российской Федерации незаконно ограничивает право лицензиатов осуществлять лицензируемую деятельность в пределах установленного на основании закона срока действия лицензии, что несомненно приводит к нарушению законных прав и интересов заявителя. На заседании Кассационной коллегии представители Правительства Российской Федерации утверждали, что в связи с признанием утратившим силу постановления Правительства Российской Федерации от 15 июля 1999 г. N 822 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома цветных и черных металлов" отсутствует правовая основа для осуществления лицензирующим органом контроля по исполнению организациями, получившими "единые" лицензии на заготовку, переработку и реализацию лома цветных и черных металлов, лицензионных требований. Данное утверждение не может быть признано состоятельным, поскольку, как пояснили представители национальной ассоциации "Операторы рынка цветных и черных металлов", утвержденные Правительством Положение о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов и Положение о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома цветных металлов вполне применимы для регулирования деятельности лицензиатов, получивших лицензии до внесения указанных изменений в федеральное законодательство, и эти требования заявитель неуклонно соблюдает. В соответствии со ст. 13 ГК РФ нормативные акты, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными. Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся материалов, а в отношении возникшего спора суд применил закон, не подлежащий применению, и не применил подлежащий применению закон, Кассационная коллегия находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение об удовлетворении жалобы заявителя. Кассационная коллегия Верховного Суда РФ решение Верховного Суда РФ от 10 августа 2001 г. отменила и вынесла новое решение, которым заявление национальной ассоциации "Операторы рынка цветных и черных металлов" удовлетворила: признала недействительным п. 4 постановления Правительства Российской Федерации от 11 мая 2001 г. N 368 "Об утверждении Положения о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома черных металлов". ____________